История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
Главная / Авторы / Кузнецов Сергей Ильич / Редактирование профиля / Статьи
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

Кузнецов Сергей Ильич

Кузнецов Сергей Ильич, доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета. Род. 4 марта 1956 г. в г. Иркутске. Окончил исторический факультет Иркутского государственного университета (1978 г.), аспирантуру ИГУ (1982). Автор 150 книг, брошюр, статей, сообщений, рецензий по истории Японии и русско-японским отношениям. В 1994 г. защитил докторскую диссертацию «Японские военнопленные в СССР (1945-1956 гг.)». Автор нескольких монографий и ряда статей о положении иностранных военнопленных в советских лагерях (1945-1956 гг.). Член редколлегии сборника «Сибирская ссылка», издаваемого в ИГУ. Член Совета по изучению пенитенциарной политики в Сибири в XVIII-XXI веках.




Кузнецов Сергей Ильич: Статьи

11.08.2014

Репрессии в Ленинградском военном округе (1937–1938 гг.)
Статья посвящена анализу книги А.М. Григоряна, В.С. Мильбаха и А.Н. Чернавского, исследующих причины и масштаб политических репрессий среди командного состава Ленинградского военного округа в 1937–1938 гг., изданной в Санкт-Петербурге в 2012 г.


11.08.2014

Высший командный состав Квантунской армии в советском плену (1945–1956 гг.)
В статье рассматриваются вопросы пленения военнослужащих Квантунской армии и союзников Японии в ходе Второй мировой войны. Определяется общая численность военнопленных и интернированных. Раскрывается судьба военнопленных генералов.


15.03.2012

Политика советского государства в отношении японских военнопленных советско-японской войны 1945 г.
Статья посвящена исследованию политики советского государства в отношении японских военнопленных. Автор раскрывает внутри- и внешнеполитические мотивы интернирования японских военнопленных периода советско-японской войны в СССР.


25.02.2010

Репрессированные востоковеды Иркутского университета: Н.П. Мацокин и Е.С. Нельгин
Восточное отделение историко-филологического факультета Иркутского университета (позже – Восточное отделение внешних сношений) возникло вскоре после открытия  в Иркутске первого вуза  Восточной Сибири[1].  Объем изучения восточных предметов в нем определялся «сообразно научному долгу и культуре, задачам университета, в настоящем составе призванного  исследовать Восточную Сибирь, Дальний Восток и сопредельные с ним страны с точки зрения обществоведения и филологии», - говорилось в программе отделения[2]. Сложность учебной программы требовала привлечения высококвалифицированных преподавателей, знающих восточные языки. Среди других востоковедов-преподавателей ИГУ были заметны два япониста – лектор японского языка Николай Петрович Мацокин (принят в ИГУ на должность лектора 30 мая 1919 г.)[3] и  лектор японского языка Евгений Степанович Нельгин (принят на должность лектора 1 мая 1921 г.)[4] Н.П. Мацокин и Е.С. Нельгин были довольно заметными фигурами отечественного японоведения 1920-30-х годов. Их судьба, жизнь и деятельность, которые оборвались в годы сталинских репрессий 1937-1938 гг. были достаточно типичными для  того времени.  Обстановка искусственно нагнетаемой шпиономании на фоне тогдашних сложных отношений между СССР и Японией привели к тому, что почти любой человек, знавший японский язык, и тем более бывавший в Японии, автоматически рассматривался как потенциальный «японский шпион». Не избежали этой участи и Н.П. Мацокин (он к этому времени уже ...


16.03.2009

Интернирование японцев в СССР (1945-1956 гг.) в советской и российской историографии.
Тема японского интернирования в СССР сравнительно новая в российской историографии. Это  объясняется тем, что во  времена Советского Союза она относилась к «закрытым». В обширной советской военно-исторической литературе по истории второй мировой войны советско-японской войне 1945 г. уделено пристальное внимание. В ней подробно описываются ход подготовки и ведения боевых действий в Маньчжурии, другие вопросы. Однако все советские исследователи  сосредоточивались на освещении успешного наступления Красной армии в Маньчжурии. Обратная сторона войны – потери, пленные была скрыта. Даже в многотомных изданиях по истории второй мировой войны, выходивших в СССР в 60-70-х гг. читатель в лучшем случае найдет лишь упоминание о количестве японцев, взятых в плен. Упоминаются они исключительно как иллюстрация успехов Красной армии. О дальнейшей их судьбе военнопленных – ни слова.  В литературе по истории советско-японских отношений, международных отношений на Дальнем Востоке  после второй мировой войны проблема военнопленных упоминается лишь вскользь. Недоступными для исследователей были и архивные материалы о военнопленных в СССР, системе лагерей военнопленных. Лишь во второй половине 80-х годов в СССР были  открыты прежде засекреченные  архивные материалы по военнопленным и интернированным.  Тема интернирования и плена стала обсуждаться в  средствах массовой информации – появилось большое количество газетных и журнальных публикаций, авторами которых были журналисты  центральных и региональных изданий (В.Дунаев, В.Цветов, Н.Цветков, ...


03.03.2009

Лагеря ГУЛАГа и ГУПВИ на территории Иркутской области.
Важнейшим атрибутом существования тоталитарного режима в СССР являлась репрессивная политика, оказывавшая влияние практически на все сферы жизнедеятельности советского общества. Неотъемлемой частью советских репрессий стали лагеря ГУЛАГа и ГУПВИ[i], которые  раскинулись по всей территории страны и поглотили миллионы безвинных человеческих жертв. Сибирь, ставшая местом каторги и ссылки еще в царские времена, стала в советское время огромным концентрационным лагерем и для граждан СССР и для иностранцев. Почему именно Сибирь? Тому есть несколько объяснений:  крайне суровый климат  региона, который вместе с тяжелым трудом должен был «перевоспитать» заблудших; огромные безлюдные пространства, которые необходимо было осваивать; крупные стройки, например, БАМ, на  которых  очень выгодно использовать рабский, практически бесплатный труд заключенных или военнопленных  В Иркутской области можно было наблюдать все типичные процессы развития советской лагерной системы: в регионе располагалось множество мест заключений,  через  которые прошли сотни тысяч заключенных и военнопленных многие из которых, не выдержав суровых климатических условий, нечеловеческого  обращения со стороны охраны, тяжелого физического труда, навечно остались в Иркутской земле. Японские военнопленные в Иркутской области После окончания советско-японской войны, осенью 1945 г. в Иркутскую область в соответствие с  Постановлением Государственного Комитета Обороны от 23 августа 1945 г. было направлено более 70 тыс. из почти 540 тыс. бывших солдат и офицеров японской ...


  Rambler's Top100