История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

14-03-2012

Развитие пенитенциарных учреждений в Иркутской губернии во второй половине XIX века

Автор: Шайдурова Галина Александровна

УДК: 94(57)+343

Свобода человека, как часть естественных прав личности, не исключает сохранения государственных карательных институтов. Тюрьма является зеркалом, отражающим социально-политическую и экономическую действительность. До XIX столетия в России отсутствовало единое для всей страны законодательство, регулирующее назначение и исполнение наказания в виде лишения свободы. Тюрьмы, устройство которых предписывалось в каждом губернском городе, были разными, это зависело от того, в каком регионе страны они находились.

Первая половина XIX в. характеризуется существенными изменениями в системе управления государственными делами. Создание министерств (1802), Государственного Совета (1810), усиление законодательного начала в регулировании различных сфер общественной жизни, подтверждением чему является издание Свода законов Российской империи (1832). Тем не менее, управление тюрьмами в России в первой половине XIX в. было чересчур сложным, разновластным и непрактичным. Центральное управление тюремной частью находилось в заведывании Министерства внутренних дел и Министерства юстиции, но компетенции министров четко не были определены. Фактически тюремной частью заведовало Министерство внутренних дел, при нем в 1802 г. был создан Департамент исполнительной полиции. В департаменте полиции существовало тюремное отделение, именно оно осуществляло контроль над тюрьмами страны. В губерниях тюремная часть была подчинена губернаторам, которые действовали через губернские правления, полицмейстеров, исправников, отделения обществ Попечительства о тюрьмах. Общество Попечительное о тюрьмах, созданное в России в 1819 г., было принято под непосредственное покровительство Александра I.

Местные комитеты попечительства о тюрьмах начали функционировать с 1822 г. Их задачами было содействие облечению участи заключенных, забота о нравственном исправлении, восполнение пожертвованиями недостатка казенных средств. Обществам на местах были даны широкие возможности участия в тюремном деле. По мысли создателей, именно Попечительское общество должно было со временем получить исключительное право заведывания тюрьмами. Данная идея не осуществилась: заведывание тюрьмами получило двойственный характер деления власти между обществом и административными властями.

Тем не менее, в России сложилась следующая схема управления. Попечение обо всех исправительных местах лишения свободы было предоставлено Обществу попечительному о тюрьмах; заведывание местами заключения в порядке государственного управления принадлежало министрам внутренних дел и юстиции; заведывание местами содержания политических арестантов – Третьему отделению его императорского величества канцелярии. Кроме этого в губерниях заведывание тюрьмами принадлежало прокурорам, начальникам губерний, губернским правлениям, городским полициям. Круг деятельности властей судебных, административных и благотворительных не был разграничен друг от друга1.

В первой половине XIX столетия надзор за арестантами осуществлялся военными караулами и тюремными надзирателями. По выражению А.П. Саломона, надзиратель являл жалкое зрелище, ничем не отличавшийся от арестантской массы, имевший жалование 8 рублей в месяц при собственной пищи и одежде2. Практически нигде в местах заключения не применялся арестантский труд, т. к. законодательство о применении труда арестантов было непоследовательным.

Переломным моментом в истории тюремного дела в России является тюремная реформа 1879 г. Упорядочение управления тюремной частью было сделано созданием в 1879 г. Главного тюремного управления. Осуществлению тюремной реформы предшествовала организация в 1872 г. Комиссии для подготовки тюремной реформы. В 1877 г. председателем комиссии тюремной реформы был назначен К.К. Грот. Грот был убежденным поклонником западноевропейской культуры, изучение им тюремного дела происходило на западе. Главный принцип, которого он придерживался при реформировании пенитенциарной системы – постепенность. Комиссия дала реалистическую оценку существовавшему положению дел в местах лишения свободы, проанализировала причины крайне неудовлетворительного их состояния. Акцент был сделан на несовершенстве законодательства, регулирующего институт наказания в виде лишения свободы. Отмечалось жалкое положение карательных учреждений, поэтому главной задачей комиссия ставила подготовку нормативных документов, на основе которых тюремная администрация могла бы приступить к переустройству существующих и возведению новых тюремных зданий3.

Основным организационным началом тюремной реформы стало учреждение Главного тюремного управления. В отличие от других руководителей Департамента полиции, начальник ГТУ обладал распорядительной властью, имея большую самостоятельность. В ведении ГТУ находились все места заключения, каторжные работы, ссылка арестантов. ГТУ решало наиболее важные вопросы, касающиеся прохождения службы чинов тюремной администрации, сооружения и ремонт тюремных зданий, снабжения арестантов всеми видами довольствия. С первых дней учреждения ГТУ руководящий состав управления разъехался по губерниям, областям империи с целью инспектирования и изучения мест заключения. В 1880 г. Тюремное управление было расширено учреждением в его составе статистического отдела. Только в 1882 г. ГТУ ввело подробную отчетность о числе арестантов по всем местам заключения, поэтому вполне объяснимо отсутствие сведений о численности арестантов в местах заключения за определенные годы середины XIX столетия. Был учрежден новый коллегиальный орган, входивший в систему МВД – Совет по тюремным делам. К моменту проведения тюремной реформы в России насчитывалось 84 губернских тюремных замка, 510 уездных тюремных замков, 33 исправительные тюрьмы, 11 смирительных домов, 12 пересыльных тюрем, 12 каторжных тюрем. К началу XX столетия общее число тюремных заведений достигает 895, из них 718 – это тюремные помещения общего устройства, куда относились и тюремные замки4.

Примером использования опыта западноевропейской пенитенциарной системы в России служила тюрьма в Петербурге. Это была «образцовая» тюрьма, единственная в России, построенная по плану бельгийских тюрем. Санкт-Петербургские места заключения находились в непосредственном ведении Главного тюремного управления. Это делало их положение исключительным и давало право испытывать на практике различные административные и хозяйственные мероприятия, которые со временем могли быть применимы в других местностях. Пенитенциарная система Иркутской губернии в этот период включала 111 мест постоянного и временного лишения свободы. Это: Иркутская губернская тюрьма, каторжные тюрьмы – 2, уездные тюрьмы – 4, пересыльные тюрьмы – 3, волостные тюрьмы – 79, этапы – 4, приюты для несовершеннолетних5. В системе мест заключения преимущественно были тюрьмы. Наиболее крупными тюрьмами в губернии были Иркутская губернская тюрьма и Александровская каторжная. Александровский централ был рассчитан на 1000 человек арестантов и находился в непосредственном подчинении ГТУ. В тюрьме применялась классификация преступников, велась книга рецидивистов, действовала антропометрическая станция. В 1897 году в ней содержалось 1650 человек. В отдельные годы численность достигала до 30006.

Иркутская губернская тюрьма, рассчитанная на 700 человек, всегда была крайне переполнена. В условиях острой нехватки тюремных помещений на территории Восточной Сибири, тюрьма нередко вмещала более 4000 человек. Это объясняется спецификой сибирских губернских тюрем. Во-первых, они использовались как пересыльные тюрьмы для размещения ссыльных арестантов, направлявшихся в Якутию, в северные уезды Иркутской губернии, на Нерчинскую каторгу. Во-вторых, тюрьмы организовывались как составная часть местной или горной промышленности. В-третьих, тюрьмы испытывали недостаток специалистов тюремного дела, врачей. Так, например, в 1897 году единственный специалист с высшим образованием в тюрьмах Иркутской губернии был врач больницы Иркутской губернской тюрьмы. Среди тюремного персонала только два человека имели среднее образование – смотрители Александровской и Балаганской тюрьмы.

В Иркутской губернии самой старой по времени постройки была Иркутская губернская тюрьма. Александровская каторжная, Киренская, Балаганская, Нижнеудинская тюрьмы были возведены в 90-е гг. XIX столетия, практически все тюрьмы к 1897 году были восстановлены после пожаров. Александровская тюрьма была мужской, а в Нижнеудинской содержались только осужденные женщины. Сравнивая уровень содержания мест лишения свободы в Иркутской губернии с местами лишения свободы в Западной Сибири (Тобольский тюремный замок и Томская губернская тюрьма), нельзя не заметить, что масштаб реорганизации тюремных сооружений в рамках тюремной реформы в Западной Сибири был гораздо шире. Во второй половине 1870-х гг. в Тобольске были открыты три каторжные тюрьмы, а к 1906 году 15 тюремных замков получили статус губернских7.

Местное тюремное управление находилось в заведывании губернаторов. Совершенно новым институтом, не имевшим аналогов в зарубежной пенитенциарной практике, стало создание в 1890 году губернских тюремных инспекций. Это было обусловлено тем, что функционирование в губерниях тюремных комитетов обществ Попечительства о тюрьмах часто было номинальным. Реформа пенитенциарной системы не упраздняла эти комитеты, а предусматривала создание управленческого звена на губернском уровне. В 24 губерниях России вводились губернские тюремные инспекторы на правах вице-губернаторов, в том числе, и в Иркутской губернии. В состав Иркутской губернской тюремной инспекции входили тюремный инспектор, помощник тюремного инспектора, секретарь при тюремном инспекторе, старший делопроизводитель. Функции губернского инспектора заключались в надзоре за деятельностью местных карательных учреждений, руководство местной тюремной администрацией, возбуждение ходатайств перед ГТУ, обобщение тюремной практики. В канцелярии Губернского управления было образовано особое Тюремное отделение.

Таким образом, в пореформенной России сложилась следующая пенитенциарная система:

1. В центре – Министерство внутренних дел, позднее Министерство юстиции в лице ГТУ и Совет по тюремным делам.

2. На среднем уровне: губернаторы, губернские правления с тюремными отделениями в составе тюремного инспектора, его помощника и определенного штата служащих.

3. На низовом уровне – тюремная администрация во главе с начальником, его помощником, священники, врачи, фельдшеры, тюремная стража, старшие и младшие надзиратели.

В пенитенциарной практике применялись наказания: каторга, назначаемая бессрочно или на срок с последующим переведением на поселение, ссылка на поселение без срока, заключение в исправительный дом, заключение в крепость, заключение в тюрьме, арест, денежная пеня.

Создатели тюремной реформы в России ориентировались на опыт пенитенциарной системы европейских стран и США. В создании проекта тюремной реформы участвовали видные деятели тюремной науки. Некоторые из них были участниками международных тюремных конгрессов, неоднократно знакомившиеся с опытом тюремных заведений в Западной Европе. Создатели тюремной реформы разработали теоретические законоположения, используя оптимальные подходы в тюремной теории и практике европейской пенитенциарной системы. Однако можно отметить, что тюремное реформирование в России в большей мере было связано с разработкой теоретических законоположений, нежели с их практическим применением. Опыт отдельных тюрем России, например, Петербургской, находящейся в прямом подчинении Главному тюремному управлению, не всегда распространялся на тюрьмы российских губерний. Это было обусловлено общей социально-политической ситуацией в России, недостаточным финансированием, консерватизмом аппарата управления, удаленностью территорий, особенностями климатических условий и т. д.

  Примечания

1. Таганцев Н.С. Уголовное право. Часть 2. 1902. С. 352.

2. Саломон А.П. Тюремное дело в России. СПб., 1898. С. 7.

3. Проект положения о тюрьмах. Официальное издание СПб., 1873.

4. Упоров И.В. Пенитенциарная политика России в XVIII–XX вв. М., 2004. С. 241.

5. ГАИО. Ф. 34. Оп. 1. Д. 35694. Л. 12, 14, 16.

6. Отчет Иркутского губернского инспектора за 1897. Иркутск, 1898. С. 10

7. Бортникова О.Н. Возникновение и развитие пенитенциарной системы в Западной Сибири (1801–1917): Автореф. дисс. докт. ист. наук. Тюмень, 1999.

Опубликовано: Сибирская ссылка. Сборник научных статей. Иркутск: Оттиск. 2011. Выпуск 6 (18).


Возврат к списку

  Rambler's Top100