История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

15-03-2012

О составе и численности заключенных особого лагеря № 7 МВД СССР (конец 1940–начало 1950-х гг.)

Автор: Афанасов Олег Владимирович

УДК 31:343.814(47)–058.56

С выходом в свет Постановления Совета Министров СССР № 416-159сс от 21 февраля 1948 г. «Об организации лагерей и тюрем со строгим режимом для содержания особо опасных государственных преступников и о направлении их по отбытию наказания на поселение в отдаленные местности СССР» на территории Советского Союза начиналось развертывание сети особых лагерей, отличавшихся более жесткими режимными условиями от обычных исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). Особлаг №7 МВД СССР «Озерный» (1948 –1954), располагавшийся на территории Иркутской области в районе железной дороги Тайшет – Лена, слыл не только своей суровостью, но и входил в число крупнейших лагерных учреждений региона.

Важные сведения, характеризующие численность заключенных Озерлага, содержатся в материалах лагерного делопроизводства, отложившихся в фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Государственного архива новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО) и архива Главного управления внутренних дел по Иркутской области (архив ГУВДИО). Данные лагерной статистики позволяют проследить динамику численности узников особлага №7 МВД СССР «Озерный» на протяжении всего периода его существования, начиная с организации лагеря (конец 1948 –1949 гг.) до его преобразования в Озерный ИТЛ в апреле 1954 года.

Согласно графику, представленному на рисунке 1, возрастающая тенденция в динамике численности заключенных особого лагеря №7 сохранялась до начала 1950-х гг. Наименьшее число узников Озерлага приходится на период его формирования (2200 человек на 1.01.1949 г.), а наибольшее количество осужденных падает на середину 1951 г., на 1 июля этого года в подразделениях лагеря числилось 38 333 человека. При этом, увеличение численности озерлаговского «контингента» происходило не за счет общего роста узников лагерных учреждений в системе МВД СССР, который к началу 1950-х годов стал замедляться, а в результате перераспределения заключенных в пользу лагерей центрального подчинения, т.е. концентрация рабочей силы на крупных стройках и предприятиях осуществлялась путем снижения численности в местах заключения территориальных органов МВД.1 Сооружение Западного участка БАМа (Тайшет – Братск – Лена) и разработка прилегающих к трассе лесных массивов входили в число приоритетных объектов того времени. Таким образом, направляя в Озерлаг новые этапы заключенных, МВД удовлетворяла возрастающую потребность строительства в рабочей силе.

Рис. 1.

Численность заключенных особого лагеря № 7 МВД СССР «Озерный» в 1949–1954 гг.2

Изменения, происходившие в стране после смерти И.В. Сталина, сказались и на численности узников особлага №7. Так, в течение года после выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года об амнистии произошло резкое сокращение (см. рис.1) количества общережимных (ИТЛ) заключенных в Озерном лагере с 5841 чел. на 1.04.1953 г. до 360 чел. на 1.04.1954 г. Кроме того, снижение числа невольников Озерлага диктовалось и экономическими условиями развития региона. В связи с укладкой основного пути до Усть-Кута (ст. Лена) в конце 1950 г. постепенно снижается объем работ на железнодорожном строительстве, где прежде широко использовался труд озерлаговцев, а весной 1953 г. магистраль Тайшет – Лена передается из системы МВД в ведение МПС, что приводит к увеличению доли вольнонаемных рабочих на строительстве и обслуживании железной дороги, а также других строительных и хозяйственных объектах «гражданских» организаций.

В официальных документах, наряду с количественной, иногда представлена и качественная характеристика основных категорий заключенных Озерного лагеря. Так, в протоколе закрытого партийного собрания первичной партийной организации Первого отдела лагеря от 18.04.1951 г. сообщается, что «особый лагерь №7 МВД в своем составе имеет 55 лагерных пунктов, из них 47 лагерных пунктов с особым контингентом, в которых содержится 33225 человек, в том числе 3339 человек с каторжным сроком наказания и 8 лагерных пунктов с общелагерным (ИТЛ. – О.А.) контингентом заключенных, где содержится 3685 человек, в том числе 1689 человек расконвоированных. Часть расконвоированных заключенных обслуживает лагерные пункты особого контингента»3. Эти данные говорят о том, что не все невольники Озерлага отбывали срок за «контрреволюционные» преступления по 58-ой статье Уголовного кодекса РСФСР и подобным статьям уголовных кодексов союзных республик. В особом лагере № 7 МВД СССР «Озерный» помимо политических узников находились и заключенные, осужденные по обычным статьям УК, так называемые «бытовики», из которых почти половина состояла из расконвоированных, осуществлявших «обслуживание» политзаключенных, занимая различные хозяйственные и другие должности на лагерных пунктах (заведующие столовых, кладовщики, каптёрщики, электрики, шафёры и др.). Кроме того, общережимные заключенные осуществляли в Озерном лагере и основные сельскохозяйственные работы (сельхозы №11, 12, 13, 14).

Согласно выявленным в ходе исследования данным (см. рис.1), количество общережимных заключенных в Озерлаге находилось в пределах 10–15% от общего числа лагерного контингента и доходило максимально до 6329 человек (17% от общей численности заключенных) на 1 июля 1952 г. В подобном процентном соотношении (около 10 %) к общей численности озерлаговцев находилась и еще одна категория узников особлага №7 – заключенные, приговоренные к каторжному труду (ктр).

Каторжане содержались в специально оборудованных лагерных пунктах отдельно от остальной массы «особого контингента», использовались исключительно на тяжелых физических работах и трудились, бывало, в ручных и ножных кандалах4. Рост численности данной категории узников, как следует из представленного выше графика (рис.1), происходил, как правило, на фоне увеличения общего числа заключенных Озерлага. При этом, минимальное число каторжан падает на организационный период (1.07.1949 г. – 1437 человек), а максимальное – 4100 человек (14% от общей численности заключенных) относиться ко времени реорганизации особлага №7 в Озерный ИТЛ. Увеличение узников данной категории в 1954 г. можно связать с «издержками» амнистии от 27 марта 1953 г. и её некоторыми последствиями – резким снижением численности категории «бытовиков» и направлением в Озерлаг части участников лагерных восстаний того времени5.

Специальное внимание в делопроизводственных материалах уделяется количественно-качественной характеристике категории «особого контингента» Озерлага, что вполне естественно, если учитывать профиль лагеря. Данный аспект заслуживает отдельного внимания и более объемного исследования, так как помимо официальных документов мест заключения предполагает привлечение широкого круга мемуаров бывших узников Озерлага, которые, описывая лагерное лихолетье, вспоминали о многочисленных встречах на озерлаговских лагпунктах с людьми различных национальностей, возраста, социального происхождения и профессиональной принадлежности.

Итак, созданный в конце 1940-х гг. особый лагерь № 7 МВД СССР «Озерный» стал впоследствии одним из крупнейших лагерных учреждений региона, в подразделениях которого к началу 1950-х гг. насчитывалось более тридцати тысяч заключенных. Сокращение численности узников Озерлага в послесталинский период связывалось с объективными причинами политического и экономического характера, которые во многом определили и последующую реорганизацию Озерного особлага в обычный исправительно-трудовой лагерь.

Примечания

1. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923–1960: Справочник /сост. М.Б.. Смирнов. М.: Звенья, 1998. С. 57.

2. Источыники: ГАРФ, Ф.9414, оп.1, д.1846, л.33; д.1401, л.38; оп.1а, д.472, л.4, 21, 46; д.479, л.6, 46, 94; д.485, л. 34, 40; д.495, л.2, 7, 39; д.500, л.2, 14, 18; д.508, л.2; ГАНИИО, ф.5342, оп.1, д.79, л.38; архив ГУВДИО, ф.5, оп.2, д.179, л.117-118.

3. ГАНИИО, ф.5342, оп.1, д.79, л.38.

4. ГАРФ, Ф.9414, оп.1, д.463, л.34; Озерлаг как это было /сост. Л.С. Мухин. – Иркутск: Вост.-Сиб. книжн. изд-во, 1992. С.69.

5. О пребывании в Озерлаге «активных участников массовых неповиновений администрации», направленных из других особлагов см.: Афанасов О.В. Проявления социального протеста заключенных в Озерном лагере // Силовые структуры как социокультурное явление: история и современность. Мат. междунар. научно-практич. конфер. – Иркутск: Изд-во ВСИ МВД РФ, 2001. С.183-186; Афанасов О.В. Участники лагерных восстаний 1953 –1954 гг. в Озерлаге // Иркутский историко-экономический ежегодник. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2003. С. 50-53.

Опубликовано: Сибирская ссылка. Сборник научных статей. Иркутск: Оттиск. 2011. Выпуск 6 (18).


Возврат к списку

  Rambler's Top100