История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

12-02-2014

Исследователь истории коренных народов Сибири: к 65-летию профессора Л.М. Дамешека

Автор: Иванов Александр Александрович

2 апреля исполнилось 65 лет видному сибирскому ученому-историку, доктору исторических наук, профессору, Заслуженному деятелю науки Республики Бурятия и Российской Федерации Льву Михайловичу Дамешеку.

Ни для кого не секрет, что большинство ныне активно работающих российских историков сформировались как ученые еще в советскую эпоху. Начав работать в 60–80-х гг. прошлого века, в рамках жесткой партийно-классовой идеологии, большинство из них, сумев переосмыслить общепринятые методологические положения, и сегодня занимают в нашей науке ведущие позиции, подтверждая тезис о том, что в истории, как, наверное, нигде, нужна преемственность, синтез методик и методологий. При этом речь идет о трансформации научных подходов, а не о приспособлении к новым условиям. Л. М. Дамешек относится именно к таким ученым.

Защитив в 1974 г. кандидатскую диссертацию на тему «Царизм и народы Восточной Сибири в конце XVIII – первой половине XIX в.», он со временем сумел обогатить методологическую основу своих исследований, синтезировать несколько научных инструментариев, благодаря чему, существенно расширил область изысканий, избрав предметом изучения историю государственной, окраинной политики в отношении Сибири. Целая полка крупных монографий, участие в престижных научных проектах страны и сибирского региона, десятки статей, ученики и последователи, разрабатывающие уже детально направление своего научного руководителя: всё это – Л.М. Дамешек. А ещё он много лет возглавляет Институт повышения квалификации работников образования, руководит кафедрой на историческом факультете госуниверситета, с удовольствием, но в меру занимается политикой. Можно только позавидовать энергии, жизнелюбию, предприимчивости и работоспособности этого человека.

Все творчество Л.М. Дамешека прочно связано с исследованием культуры и быта бурятского народа. Его отец продолжительное время преподавал историю в Боханском педучилище, затем занимал различные должности в органах советской власти Усть-Ордынского бурятского округа. В 1995 г. в московском издательстве «Прогресс» была издана коллективная монография «История Усть-Ордынского бурятского автономного округа», в которой Л.М. Дамешек выступил ответственным редактором и автором ряда статей. Примечательно и то, что одним из оппонентов на защите докторской диссертации Льва Михайловича в 1987 г. выступал Заслуженный деятель науки Бурятской АССР, доктор исторических наук, автор монументальных исследований по истории Сибири и Бурятии И.А. Асалханов.

Не ставя перед собой задачу подробного анализа творчества историка, отмечу в нем лишь некоторые сильные стороны. Прежде всего, работы Л.М. Дамешека отличает высокая историографическая культура. Лев Михайлович – настоящий знаток и ценитель сибирской исторической литературы XVIII–XIX вв. Любое свое, даже совершенно конкретное, событийное исследование, автор предваряет подробным историографическим анализом, черпая в работах ученых прошлого не просто конкретный, всеми забытый материал, но в большей мере прослеживая движение мысли, формирование традиций русской академической исторической школы. Эта черта проявилась уже в ранних работах историка. Вот, например, одна из первых его статей, посвященная реформе М.М. Сперанского [2], изданная 40 лет назад (!). Хорошо известно, что реформа оказала широчайшее влияние на все стороны жизни сибирского общества. Однако в центре статьи находится не реформа как таковая, а ее оценка современниками. Л.М. Дамешек начинает свой анализ с двухтомного сочинения М.А. Корфа о М.М. Сперанском и дает при этом отзывы Н.Г. Чернышевского и А.И. Герцена на это исследование. Затем следуют работы В.И. Вагина, сочинения А.П. Щапова и Н.М. Ядринцева. Такой подход позволяет Л.М. Дамешеку не только выявить отношение современников к Сибирским реформам 1820-х годов, но и проследить влияние их трудов на формирование самого сибирского общества, его отношения к государству.

Чтобы показать диапазон историографических исследований Льва Михайловича, лишь назовем его статьи о сибирском историке Ф.А. Кудрявцеве (1980); американце Марке Раеве и результатах его изучения народов Северной Азии (1982); Е.И. Меламеде и его книге «Джордж Кеннан против царизма» (1983); исследовании А.А. Кауфмана о землеустройстве в Сибири (1987); творчестве профессора В.Г. Тюкавкина и личных встречах с ним (2004). При этом следует отдельно упомянуть монографию Л.М. Дамешека «Историография и источниковедение народов Сибири эпохи капитализма» (1990), в которой автор приводит десятки имен исследователей прошлого Сибири, подробно анализирует их отношение к проблеме сибирских инородцев, динамике политики государства в управлении многонациональными окраинами на протяжении всего XIX в.

Другая особенность творчества Л.М. Дамешека – прекрасное знание конкретного исторического источника. Для него фактический материал, связанный с исследованием имперской политики на сибирской окраине, отношением государства к инородческому вопросу, вполне «осязаем»: он в прямом смысле этого слова «держал в руках», «собственноручно» изучал эти документы в столичных и региональных архивах Сибири. Я неоднократно был свидетелем того, как он демонстрировал оппонентам или ученикам прекрасное знание того или иного хранилища, называя по памяти описи, фонды, связки, и даже отдельные дела и документы. При этом конкретный источник в его работах служит не только для обоснования, а затем иллюстрации того или иного научного тезиса. Лев Михайлович, достаточно взглянуть на список его трудов, нередко изучает архивные документы и в качестве объекта специального, источниковедческого анализа, выделяя особо нормативные акты, материалы правительственных комиссий, данные ревизий, результаты работы статистических комитетов, документы Степных дум и инородных управ.

Столь же основательно знаком историк и с опубликованными источниками – трудами В.К. Андриевича, М.М. Геденштрома, К. Ельницкого, А.М. Корнилова, В.И. Семевского, П.А. Словцова, И.Э. Фишера, И.В. Щеглова и других российских ученых. Уже то, что Л.М. Дамешек свободно ориентируется в многотомном Собрании и Своде законов Российской империи, говорит о многом.

Еще одна привлекательная грань творчества ученого. Он не боится вторгаться в правовую составляющую своей обширной темы, что редко можно встретить у молодых коллег. Его интересует и формирование законодательной базы политики государства в инородческом вопросе, и правовые основы деятельности крестьянских начальников, и нормативы организации Степных дум, и изменения обычного права коренных народов Сибири на протяжении XVII–XIX вв. Подходя к проблеме развития правовой мысли как историк, т. е. исследуя, обусловленность и закономерность появления тех или иных нормативно-законодательных актов, он увязывает их с сибирской спецификой, доказывая, что Сибирь требовала особой, законодательной проработки вопросов государственной региональной политики.

В любой монографии Л.М. Дамешека обязательно есть раздел или глава, посвященная детальному анализу законодательных актов государства. Отличное знание первоисточника, добытого своим трудом, позволяет автору доподлинно судить о развитии имперской политики в отношении окраин. «Обычный» же историк или сошлется на авторитет С.К. Гогеля, Д.А. Дриля, В.В. Есипова, И.А. Малиновского, Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого, или воспользуется выводами маститых ученых-юристов. Л.М. Дамешек предпочитает делать это самостоятельно, неизменно находя в законодательной базе новые, ранее незамеченные другими исследователями грани. Такое сочетание историка и правоведа дает интересные плоды: исследование становится более органичным, в нем находят отражение причины возникновения того или иного законодательного решения, механизм его принятия и особенности осуществления «на местах», в Сибири.

Еще одна сильная сторона творчества Льва Михайловича – он профессионально занимается исследованием конкретных экономических проблем истории Сибири, понимая, что без этого не может быть цельной и законченной картины прошлого. Известно, что экономическая составляющая исторического процесса активно исследовалась русской отечественной историографией. К сожалению после 1917 г. изучение экономических процессов отодвинулось на второй план. И сегодня эта ситуация во многом не преодолена. Но Л.М. Дамешек на протяжении многих лет исследует конкретно-экономические проблемы истории региона: традиционные промыслы и их значение в хозяйственной жизни народов Сибири; особенности землепользования, пашенного земледелия и скотоводства в Прибайкалье; уровень развития материальной культуры бурят, механизм осуществления ясачной политики, налоги и повинности, обязанности крестьянских начальников и т. д. Свои конкретно-экономические изыскания он выводит на уровень политических обобщений и весьма компетентно судит об эффективности государственной политики в Сибири. Именно это сочетание – «историка хозяйства и хозяйствования», правоведа и исследователя политической истории и делает, на наш взгляд, работы Льва Михайловича по-настоящему оригинальными, основательными и достоверными и что не менее важно, востребованными.

Исследуя отдельные аспекты взаимоотношений центра и Сибири, Л.М. Дамешек просто не мог не столкнуться с историей уголовной и политической ссылки. В сибирской «ссыльной историографии» труды Л.М. Дамешека прочно занимают своё, заметное место. Чем же интересен Л.М. Дамешек – исследователь сибирской ссылки? Прежде всего, тем, как ученый трактует в ней отдельные сюжеты, уже получившие в историографии однозначную оценку. Взять, например, вопрос о значении уголовной ссылки в деле экономического освоения Сибири. В отличие от укоренившихся со времен областничества представлений о том, что ссылка ничего кроме бедствий Сибири не принесла, историк стремится к взвешенному подходу и оценкам.

Действительно, во времена Н.М. Ядринцева и Г.Н. Потанина это был самый насущный вопрос региона: бродяги-ссыльные сбивались в шайки отчаянных и лихих людей, грабили и убивали на тракте, «шалили» в городах. Образ «несчастного» и обездоленного и покорного судьбе кандальника, созданный нашей демократической литературой, редко совпадал с действительным обликом сибирского беглого ссыльного. Кусок хлеба, оставляемый крестьянами на задворках своей усадьбы, вовсе не был проявлением сострадания к бродягам, а являлся способом откупиться от них.

Но действительно опасные для общества уголовные преступники – это лишь одна сторона сибирской ссылки. «Штрафная колонизация» оставила и позитивный след в освоении региона. Среди первых ссыльных были «пашенные ссыльные», которые расчищали землю от тайги, расселялись дальше за Байкал, снабжали служивых хлебом. В XVII–XIX вв. каторжане работали на всех без исключения железоделательных, винокуренных, солеваренных предприятиях региона, строили дороги, добывали уголь, руду и золото. Есть все основания сказать, что именно они и составили основу промышленных рабочих Сибири. Л.М. Дамешек, оценивая влияние ссыльных на экономику и общество Сибири, подчеркивает, что этот вклад менялся в зависимости от контингента сосланных, времени и региона.

В большой и содержательной статье Л.М. Дамешека, опубликованной в 17-м выпуске иркутского сборника «Сибирская ссылка» в 2011 г., автор также обращает внимание на законодательную основу практики уголовного наказания. При этом он не только подробно рассматривает источник, но и стремится проследить, насколько эффективно использовались его положения в конкретной действительности, на сибирской окраине [1]. Такое сочетание законодательных документов и местного материала, теории и практики делает исследование Л.М. Дамешека заметным явлением в современной «ссыльной» историографии.

Надо отметить, что политическая ссылка также интересует Л.М. Дамешека и, прежде всего, как культурное явление: как «невольная пришлая интеллигенция» исследовала в Сибири жизнь и быт коренных народов [4]. Так, исследуя участие политических ссыльных в изучении культуры сибирских инородцев, он выходит на серьезные обобщения: отсутствие своих, местных научных сил делает политическую ссылку незаменимым источником культурных кадров, а отношения центра и региона приобретают двусмысленный характер – с одной стороны, самодержавное государство карает ссылкой революционно настроенную часть общества, с другой – просвещает и культурно обогащает свою сибирскую окраину.

Завершая статью, приведу небольшую цитату из статьи Л.М. Дамешека, С.В. Кодана и Б.С. Шостаковича о Е.И. Меламеде и его книге «Джордж Кеннан против царизма»: «Хотелось бы обратить особое внимание, – пишут авторы, – на то, что книга Е.И. Меламеда, как нам представляется, может быть вполне расценена как одна из первых и пока еще редких разработок в русле изучения истории исследований сибирской политической ссылки. Нужда в подобных разработках велика, ибо для полного и плодотворного изучения различных сторон сибирской ссылки недостаточны лишь историографические оценки о ней. Необходимо изучение деятельности авторов, создавших эти исследования» [3, c. 146]. Думается, что это высказывание применимо и к современной историографии имперской политики в Сибири: чтобы понять до конца глубину этой темы, надо обязательно изучать творчество конкретных ее исследователей, и в первую очередь Л.М. Дамешека.

Конечно, любой юбилей – это хороший повод для под­ведения итогов. Однако у Льва Михайловича такое множество твор­ческих планов, идей, научных разработок, что понятие «итогов» к нему просто неприменимо. Сегодня юбиляр полон сил, желания и готовности работать. Пожелаем же ему дальнейших успехов, здоровья и удачи.

Литература

1. Дамешек Л.М. Содержание, правовое и материальное положение заключенных каторжных тюрем Восточной Сибири / Л.М. Дамешек, А.В. Филатов // Сибирская ссылка: Сб. науч. статей. – Иркутск: Оттиск, 2011. – Вып. 17. С. 223–240.

2. Дамешек Л.М. Сибирская реформа 1822 г. Л.М. Дамешек, А.С. Кузнецов // Очерки истории Сибири. – Иркутск, 1973.

3. [Рецензия] Меламед Е.И. Джордж Кеннан против царизма / Е.И. Меламед. М.: Книга, 1981. – 127 с. / Л.М. Дамешек, С.В. Кодан, Б.С. Шостакович. // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). – Вып. 8. – Иркутск, 1983.

4. Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 11. – Иркутск, 1989. С. 35–53.

Возврат к списку

  Rambler's Top100