История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

07-08-2014

Изучение польской политической ссылки на страницах сборника научных статей «Сибирская ссылка»

Автор: Семёнов Евгений Владимирович

 

Историография ссылки поляков в Сибирь является одной из мало разработанных и актуальных тем современной сибирской исторической науки. Проявившийся интерес к данной теме на рубеже ХХ–ХХI вв. выразился, в частности, в публикации значительного массива профессиональной и популярной литературы, освещающей различные аспекты пребывания поляков в Сибири как принудительно направленных сюда за участие в национально-освободительном движении, так и добровольно прибывших на заработки. Из числа авторов, рассматривающих региональные аспекты истории ссылки поляков в Сибирь, ярко выделяется и занимает ведущее место в современной историографии профессор Иркутского государственного университета, доктор исторических наук Болеслав Сергеевич Шостакович.

В созданной в 1973 г. серии «Ссыльные революционеры в Сибири» Б.С. Шостакович принял самое активное и непосредственное участие. Наряду с профессором Н.Н. Щербаковым, он выступил одним из организаторов этого сборника, отразившего всю палитру истории политической ссылки в Сибирь. Ему в данном издании принадлежит одно из самых заметных направлений – планомерное и последовательное изучение актуальных проблем политической ссылки поляков в Сибирь в XIX в. Практически ни один из выпусков этой серии не обходился без работ профессора Б.С. Шостаковича.

В своих статьях автор рассматривает основные вопросы истории польской политической ссылки в Сибири, к числу которых можно отнести: характеристику основных этапов ссылки поляков в Сибирь; выявление численного состава польских политических ссыльных в Сибири в XIX в.; биографические исследования; исследования вопросов сотрудничества польских и российских революционных демократов в Сибири; изучение основных аспектов регулирования польской политической ссылки в Сибири; историография и источниковая база истории польской политической ссылки в Сибирь.

Вопросы взаимодействия польских политических ссыльных и декабристов во время их совместного пребывания на каторжных работах и на поселении в Восточной Сибири освещались автором в ряде статей, опубликованных на страницах сборника. В статье «Политические ссыльные поляки и декабристы в Сибири» [1] автор рассматривает различные аспекты сотрудничества и взаимодействия польских и русских революционеров в Сибири, включая помощь декабристов, оказываемую полякам при следовании их по этапу на каторжные работы в Забайкалье, а также оказание всесторонней помощи польским ссыльным во время их пребывания на поселении в Восточной Сибири. В статье приводится богатый фактографический материал, ярко иллюстрирующий помощь декабристов полякам.

О примерах оказания такой помощи сохранилось большое количество свидетельств в воспоминаниях самих ссыльных поляков. Выражая общее мнение польских политических ссыльных, автор приводит воспоминания Ю. Руцинского: «С благодарностью вспоминаю дружескую товарищескую заботливость, оказанную нам русскими изгнанниками. Ежедневно посещали нас, выхлопотали у местных властей позволение дальнейшей высылки нас без цепей и приказ о предоставлении нам на каждом этапе десяти подвод. Кроме того снабдили нас значительным количеством книг весьма серьезного содержания, которые были для нас подлинно полезной умственной пищей»[2].

Следующим фактом оказания помощи польским политическим ссыльным декабристами явилась поддержка после выхода поляков с каторжных работ на поселение. Первыми, кто протянул руку помощи польским ссыльным, также явились декабристы. Именно декабристы оказывали всемерную поддержку выходившим на поселение полякам, приглашали их в свои дома, представляли местной администрации и купцам, нанимали на роль учителей для своих детей.

Немаловажным является тот факт, что автор почерпнул эти данные из воспоминаний польских политических ссыльных, опубликованных в Польше и мало известных российскому читателю. «Подлинно братские связи декабристов и польских политических ссыльных уже тогда становились примером того, как могут и должны строиться отношения обоих народов»[3].

Не ограничиваясь положительной характеристикой взаимоотношений, автор отмечает разногласия, существовавшие между польскими и русскими дворянскими революционерами, которые зачастую являлись причиной жарких споров, но в тоже время позволяли вести диалог. Глубокие корни данных разногласий крылись в самой предыстории взаимоотношений польских ссыльных и декабристов еще в предсибирский период. Автор отмечает «нельзя, безусловно, считать, что с первых шагов поляки и декабристы в Сибири достигли полного взаимопонимания. Между ними оставался ряд существенных разногласий, которые не могли исчезнуть сразу и долго еще являлись предметом идейной борьбы двух революционных лагерей в Сибири – русского и польского»[4].

Рассматривая историю контактов декабристов и ссыльных поляков, автор дает подробное описание периода, предшествовавшего ссылке российских и польских революционных демократов. В частности, он рассматривает деятельность тайных организаций как в Королевстве Польском, так и в Российской империи: Патриотического общества, Общества филоматов, Общества военных друзей и декабристских организаций. Оценивая неудачные попытки сотрудничества, автор подчеркивает несогласованность позиций по решению территориального вопроса после всеобщего восстания, а также разногласия в принципиальных подходах российской и польской сторон по будущему устройству государства. Б.С. Шостакович справедливо отмечает, что «первая попытка соединить усилия русских и поляков в борьбе за интересы обоих народов потерпела неудачу. Но именно тогда родилась полная глубокого и прекрасного смысла идея братской солидарности, союза русских и польских борцов за свободу, идея, которой суждено было стать путеводной звездой в этой борьбе вплоть до падения царизма»[5].

В своей второй статье, также посвященной вопросам взаимодействия и сотрудничества польских политических ссыльных и декабристов в Сибири [6], исследователь касается двух частных фактов взаимопомощи польских и российских демократов первой половины XIX в. в Сибири.

Первым является оказание помощи и поддержки польскому политическому ссыльному Винценты Мигурскому и его супруге Альбине во время их следования по этапу в Нерчинские горные заводы, куда В. Мигурский был направлен для отбывания наказания. В своих воспоминаниях, опубликованных во Львове уже по возвращении из Сибири, ссыльный рассказывает о доброжелательности и сочувствии декабристов к нему и его жене, о той помощи, которая была оказана им, в первую очередь, семьями декабристов Волконских и Трубецких.

Второй случай относится к известному факту обучения сына С.Г. и М.Н. Волконских Михаила польским политическим ссыльным Юлианом Сабиньским. Автором был обнаружен черновой вариант письменного обращения Марии Николаевны Волконской к генерал-губернатору Восточной Сибири с просьбой разрешить Ю. Сабиньскому заняться обучением ее сына. О принятии положительного решения по данному вопросу свидетельствует сам Ю. Сабиньский в воспоминаниях [7].

Таким образом, дружеские контакты польских политических ссыльных и декабристов во время их совместного принудительного пребывания в Восточной Сибири, освещались Б.С. Шостаковичем на основе широкого круга российской и польской мемуарной литературы и значительного комплекса архивных источников. Это позволило автору ввести в научный оборот значительное количество ранее неизвестных отечественным исследователям источников, осветить частные факты взаимодействия декабристов и польских политических ссыльных в Сибири.

Одним из дискуссионных вопросов современных исследований истории ссылки поляков в Сибирь продолжает оставаться выявление количественного состава сосланных участников польских национально-освободительных восстаний в Сибирь в XIX в.[8] Несмотря на значительный массив введенных в научный оборот архивных документов, проблема не нашла еще окончательного решения.

Автор в работе отмечает отсутствие полной информации, а также разбросанность документов по архивохранилищам, что усложняет задачу установления точного количества польских политических ссыльных в Сибири в рассматриваемый период.

При проведении анализа численности польских политических ссыльных в Сибири, их социально-сословного и профессионального состава, а также распределения ссыльных поляков по различным регионам Сибири, автор отмечает отсутствие полного комплекса документного материала, который бы максимально полно давал ответ на один из главных вопросов истории пребывания польских политических ссыльных: сколько польских ссыльных было на территории Сибири на протяжении XIX – начала ХХ вв.?

Выявляя сложности в определении численности польских политических ссыльных, запутанный характер статистических показателей современной царской администрации и расхождение в показателях отечественных и польских исследователей, автор предлагает проведение комплексного исследования указанного направления с привлечением широкого круга как российских, так и зарубежных источников.

Основной массив информации содержится в региональных архивах, в первую очередь г. Тобольска, Красноярского края, Иркутской области и Забайкальского края. Здесь сосредоточены документы, фиксирующие прибытие ссыльных на каторжные работы, распределение их по местам, выход на поселение и дальнейшие занятия по месту пребывания. Дополнительную информацию о частных случаях пребывания польских политических ссыльных на территории Западного Забайкалья можно почерпнуть в фондах Государственного архива Республики Бурятия.

Только при тщательном изучении документальных комплексов указанных архивов и при сопоставлении полученных данных можно будет с уверенностью говорить об общем количестве польских политических ссыльных, находившихся на территории Сибири. Первая половина XIX в. достаточно полно изучена коллективом польских исследователей во главе с ведущим специалистом в данной области В. Сливовской. Ими собрана огромная база данных, включающая информацию о более чем 3500 польских политических ссыльных в Сибири в указанный период [9].

Конкретно-прикладные исследования Б.С. Шостаковича направлены на изучение пребывания польских политических ссыльных в Восточной Сибири в 30–50-е гг. XIX в. В указанный период в истории политической ссылки поляков автор выделяет несколько основных этапов.

30–40-е гг. XIX в. отмечены активизацией национально-патриотической деятельности на территории Польши. После поражения восстания 1830–1831 гг. в Польше стали формироваться тайные организации, ставившие своей целью продолжение национально-освободительной борьбы и подготовку к очередному восстанию.

Первой такой организаций явилась т. н. «Экспедиция Ю. Заливского», попытка эмигрировавших после поражения восстания 1830–1831 гг. в Польшу участников восстания продолжить борьбу за освобождение Родины. Члены этой организации планировали при помощи небольших партизанских групп на территории Польши вызвать очередное массовое восстание. Эта попытка потерпела поражение, и все ее участники оказались в Сибири.

В своей статье, раскрывающей историю пребывания в Восточной Сибири ссыльных участников «Экспедиции Ю. Заливского», автор рассматривает судьбы некоторых известных ссыльных «заливщиков» и на основе материалов Государственного архива Иркутской области [10] выявляет фамилии 59 «заливщиков», находившихся на каторге и поселении в Восточной Сибири.

На примере некоторых из них автор рассматривает условия пребывания поляков в каторжных работах и на поселении. Особое внимание акцентируется на тяжелом финансовом состоянии ссыльных «заливщиков», имевших семьи. В качестве наиболее ярких примеров жизни и деятельности ссыльных участников «Экспедиции Ю. Заливского» в Сибири Б.С. Шостакович приводит судьбы В. Мигурского и Г. Вебера. О первом уже шла речь выше. Второй – будучи в Сибири, занялся изготовлением фальшивых денег, которые предполагалось потратить на организацию побега П. Высоцкого из Акатуя.

Следующим этапом национально-освободительного движения польского народа в 30-е гг. XIX в. является деятельность тайной патриотической организации «Содружество польского народа». Созданная в 1835 г. в Кракове, она в скором времени охватила обширную территорию Польши, Украины, Белоруссии и Литвы. К концу 30-х гг. XIX в. деятельность организации была раскрыта и многие ее участники по приговору суда были сосланы в Сибирь. Большая их часть оказалась на каторге в Забайкалье и в окрестностях Иркутска.

Анализ документального комплекса Государственного архива Иркутской области, имеющего отношение к пребыванию ссыльных членов организации «Содружество польского народа», Б.С. Шостакович проводит в статье, помещенной в восьмом выпуске сборника [11]. Автор выделяет две основные группы источников, в которых содержится информация о ссыльных «свентокшижцах» в Иркутской губернии. К первой группе Б.С. Шостакович относит официальные документы и переписку иркутских властей с местным начальством, в которых содержится информация о пребывании ссыльных на каторжных работах в казенных заводах, характеристика поведения, а также направления для отбывания наказания в горных заводах Забайкалья. Автор отмечает, что «хотя такие списки и отличаются определенным своеобразием как исторический источник более или менее выдержанной стереотипностью и предельным лаконизмом содержания, тем не менее, они представляют большую ценность как, несомненно, достоверный документальный материал справочного характера»[12].

Ко второй группе автор относит группы личных документов ссыльных, сформировавшиеся в процессе их обращений к местной администрации по различным вопросам. Автор считает, что «многообразие конкретного содержания этих документов позволяет рассматривать их как основной источник для характеристики повседневной жизни и быта политических ссыльных в Сибири»[13].

Следующей организацией, возобновившей национально-освободительное движение в Польше в 30–40-е гг. XIX в., является организация, возникшая вокруг приходского католического священника Петра Сцегенного. В Восточной Сибири оказалось 27 участников этой организации. В рамках статьи, освещающей основные вопросы пребывания ссыльных участников этой организации [14], Б.С. Шостакович выявляет основные места заключения и поселения, род занятий ссыльных. В то же время автор отмечает, что «не представляется еще возможным в равной мере осветить все аспекты и коснуться всех подробностей данного этапа истории польской политической ссылки в Сибири»[15]. В частности, не в полной мере удалось раскрыть историю функционирования организации взаимопомощи польских политических ссыльных «Огул выгнаньцув», возникшей в среде последних в 30-е гг. XIX в. и существовавшей вплоть до выезда ссыльных из Сибири по силе амнистии 1856 г.[16]

Последними польскими политическими ссыльными первой половины XIX в. оказавшимися в Восточной Сибири, являлись участники тайных национально-патриотических организаций и революционного движения 1848 г. Освещая основные аспекты пребывания ссыльных участников конспиративных групп и организаций, автор отмечает тот факт, что «в сравнении с документами, относящимися к другим этапам истории польской политической ссылки в Сибирь, архивные материалы по тематике данной статьи в ГАИО сохранились хуже»[17]. На основе имеющихся архивных документов автор детально реконструирует многие личные истории польских политических ссыльных, сообщает ранее неизвестные факты, позволяющие в полной мере представить условия отбывания каторжных работ, перехода польских ссыльных на поселение и участие в хозяйственной жизни региона.

К конкретно-историческим исследованиям относятся статьи автора, отражающие поздний период польской политической ссылки в Сибирь. Первая статья касается взаимосвязей польского национально-освободительного движения 70–90-х гг. XIX в.[18] Автор обоснованно отмечает, что этот этап польской политической ссылки в Сибирь остается недостаточно изученным. Говоря об этом, автор пишет: «следует сказать, что избранная нами тема не была предметом специального изучения, как в дореволюционной, так и советской исторической литературе»[19].

Характеризуя указанный этап польской политической ссылки в Сибирь, автор лишь дает небольшой анализ материалов о пребывании польских ссыльных в Восточной Сибири. При этом он сам оговаривает это условие: «поскольку в данной статье не ставится задача привести исчерпывающий их перечень, ограничимся рассказом о некоторых из тех, чьи имена были выявлены в процессе работы над архивными материалами и мемуарной литературой»[20]. Но в тоже время исследователь подробно рассматривает отечественную и польскую историографию рассматриваемого периода. Наряду с историографией, автор уделяет пристальное внимание и источниковой базе рассматриваемого вопроса.

Анализируя вопросы взаимодействия польского революционного движения с народничеством, автор дает подробную характеристику многих аспектов сотрудничества российских и польских революционеров, в том числе и революционной деятельность политических ссыльных в Сибири в 70–90-е гг. и участия в ней поляков.

Значительную часть статьи автор посвящает побегам, совершаемым ссыльными революционерами из Сибири. Активное участие как в побегах, так и в их организации, принимали и ссыльные поляки, находившиеся в рассматриваемый период на территории всей Сибири.

Говоря о качественных изменениях, происходивших в революционном движении в России в 70–80-е гг. XIX в., автор отмечает, что они непосредственным образом отразились и на сибирской ссылке. Говоря об этом, автор пишет следующее: «меняется и социальное лицо политической ссылки. Дворянские революционеры окончательно уступают место революционерам-разночинцам, преимущественно из учащейся и студенческой молодежи. Вскоре вслед за ними в Сибири оказываются и первые ссыльные рабочие, среди которых видную роль играют участники польских социалистических групп и члены партии «Пролетариат»[21]. Делая более общие выводы, автор отмечает, что национально-освободительное движение перерастает в рассматриваемый период в социально-революционное.

Одним из важных аспектов рассматриваемой темы является изучение взаимоотношений старшего и младшего поколений польских политических ссыльных в Сибири. Именно изменение отношения польских социалистов к ведению революционной борьбы совместно с российскими революционерами, являлось камнем преткновения в спорах польских ссыльных 60-х гг. XIX в. и их младших товарищей.

Не обходит автор и вопрос хозяйственной и научной деятельности ссыльных поляков в Сибири в рассматриваемый период. Отмечая важность изучения данного направления, автор оговаривает, что «вопрос этот сам по себе настолько широк, что может быть темой отдельного монографического исследования. В данной статье предпринимается попытка лишь наметить основные его аспекты»[22]. В своей статье Б.С. Шостакович приводит примеры занятия хозяйственной деятельностью, и акцентирует свое внимание на польских политических ссыльных, которые занимались научными исследованиями. К их числу он относит В. Серошевского, Ф. Кона, Б. Пилсудского, Э. Пекарского, М. Хейльперна и др. Характеризуя научную деятельность польских ссыльных в Сибири, автор считает, что «одна из основных причин активного обращения политической ссылки (в том числе и польской) к научной и культурной деятельности в Сибири сводится к тому, что именно в исследовательской работе и литературном творчестве открывался выход для насильно скованных энергии, знаний, таланта, жизнелюбия той части ссыльных, которой был привычен повседневный умственный труд»[23].

Завершающим этапом польской политической ссылки в Сибирь является последнее десятилетие XIX в. Данный этап логически заканчивает национально-освободительный этап борьбы польского народа, которая с конца XIX – начала ХХ в. приобретает характер революционного и интернационального движения.

В своей статье «К истории польской политической ссылки в Сибирь в 1890-е годы»[24] автор характеризует пребывание ссыльных участников польского социал-демократического движения в Восточной Сибири, их участие в хозяйственной жизни региона, а также участие в революционных событиях 1905–1907 гг. и 1917г.

Таким образом, работы Б.С. Шостаковича, освещающие основные моменты пребывания польских политических ссыльных в Восточной Сибири, в первую очередь, на территории Иркутской губернии на протяжении XIX в., являются первыми исследованиями такого рода, основанными на документальных материалов архивов Иркутской области, Республики Бурятия и Забайкальского края.

Одной из основных тем исследований Б.С. Шостаковича стало изучение персоналий ссыльных поляков в Сибири. Поскольку любая история это, в первую очередь, деятельность человека, то автор особенное внимание уделял именно выявлению и изучению деятельности основных участников исторических событий. Отмечая важность проведения биографических исследований, автор в тоже время отмечает, что «биографии большинства из них представляют определенный интерес, но, к сожалению, рамки статьи заставляют ограничиться вышеизложенными краткими замечаниями о ссылке участников польского социально-революционного движения»[25]. Данную формулировку можно отнести не только к ссыльным участникам революционного движения, но и к ссыльным первой и второй половины XIX в. В своих статьях автор рассматривает сибирский период жизни и деятельности многих польских политических ссыльных, внимательно прослеживая пребывание на каторжных работах, выход на поселение, хозяйственную и культурную деятельность ссыльных поляков в Сибири.

Остановимся на нескольких статьях, в которых Б.С. Шостаковичем рассматриваются конкретные биографии польских ссыльных. В четвертом выпуске сборника в соавторстве с В.А. Дьяковым и Д.Б. Кацнельсон исследователь опубликовал статью, посвященную пребыванию в каторжных работах и на поселении одного из главных участников польского национально-освободительного восстания 1830–1831 гг. Петра Высоцкого [26]. Авторы при написании статьи опирались на широкий круг работ и значительный пласт документальных комплексов отечественных архивов, что свидетельствует о тщательной проработке данного вопроса. В то же время основное внимание авторы уделили широко известному факту побега П. Высоцкого во главе группы польских ссыльных из Александровского Завода недалеко от Иркутска, а также его повторному заключению в Акатуевской тюрьме и дружбе с декабристом М.С. Луниным. Указанная статья и сегодня является единственной работой, максимально полно освещающей значительный период жизни этого революционера – известного участника событий ноября 1830 г.

Следующей работой, имеющей биографический характер, является статья «Сибирские годы Юзефата Огрызко»[27]. Автор реконструирует малоизвестные факты и события из жизни политического ссыльного Ю. Огрызко во время его пребывания в Акатуе, активное участие в т. н. в «Акатуйском деле», за что тот был подвергнут заключению в Вилюйском остроге. Обстоятельно автор описывает участие Ю. Огрызко и в золотопромышленных предприятиях иркутских купцов.

В свете событий начала XXI столетия, когда некоторые научные национальные исторические школы пытаются пересматривать историю и «приписывать» принадлежность известных исторических деятелей «к своей народу», Б.С. Шостакович опубликовал статью, в которой рассматривает польское происхождение известного исследователя Яна (Ивана Дементьевича) Черского [28].

Данная статья явилась одним из основных моментов в дискуссии о происхождении Я. Черского. На наш взгляд, требуется проведение дальнейших глубоких биографических исследований в этом направлении. Несомненно, работа Б.С. Шостаковича вносит много нового в изучение биографий польских политических ссыльных. До настоящего момента данный вопрос остается дискуссионным и для окончательного выяснения национальной принадлежности этого известного исследователя.

Одним из главных направлений работы Б.С. Шостаковича в области изучения истории польской политической ссылки является исследование историографической составляющей этой проблемы. Хочется прежде всего отметить, что своих статьях автор использует широкий круг историографических источников – как отечественных, так и зарубежных.

Автор подчеркивает, что, несмотря на достаточно полную разработанность данной темы, «до сих пор нет ни одной специальной работы по историографии польской политической ссылки в Сибирь»[29]. В частности, автор отмечает, что работы польского автора А. Гиллера и отечественного исследователя С.В. Максимова являются «исследованиями, положившими начало изучению этой обширной темы, наметившими некоторые ее узловые вопросы»[30].

Одним из важных трудов, по мысли исследователя, является издание З. Либровича «Поляки в Сибири», опубликованное в 1884 г. во Львове. Оценивая этот труд, Б.С. Шостакович относит его «к числу самых первых, наиболее ранних монографических работ по «польско-сибирской» теме»[31].

Знаковой является работа польского исследователя М. Яника «История поляков в Сибири»[32], вышедшая в 1928 г. Работа М. Яника представляет собой «фундаментальный обзор польской библиографии» истории польской политической ссылки [33].

В советский период исследования данного вопроса имели четко выраженную идеологическую окраску. Сотрудничество российских и польских революционеров рассматривалось, прежде всего, с позиций марксистского подхода.

По случаю 100-летия польского национально-освободительного восстания 1863–1864 гг. и Кругобайкальского восстания польских ссыльных 1866 г. в Польше и СССР был издан ряд работ и сборников материалов, рассматривающих этот период национально-освободительного движения польского народа [34].

Оценивая советскую историографию польской ссылки, Б.С. Шостакович выделяет несколько спорных моментов, сложившихся к концу ХХ в. К их числу автор относит «противоречивость оценок различными историками общественного и революционного движения в Сибири 60-х гг. XIX в. и недостаточную ясность в характеристике деятельности отдельных звеньев центрального революционного подполья в России 1863–1866 гг.»[35].

В этот же период появляется целый ряд работ, посвященных жизни и деятельности поляков – исследователей Сибири. К их числу относятся биографии Б. Дыбовского и Я. Черского. Следует отметить, что оба этих исследователя, как и многие другие, являлись политическими ссыльными, «невольными гостями» Сибири [36].

К 70-м гг. ХХ в. автор относит начало нового этапа изучения истории польской политической ссылки. Из работ польских исследователей особое внимание Б.С. Шостакович уделяет труду Г. Скока «Поляки на Байкале. 1863–1883 гг.»[37]. В указанном труде польский исследователь одним из первых, на основе широкого круга источников рассматривает историю пребывания польских политических ссыльных в Байкальском регионе.

Ряд работ автор посвятил известным исследователям истории польской политической ссылки в Сибирь. Выше мы уже говорили о Зыгмунде Либровиче и его труде «Поляки в Сибири». В соавторстве с авторитетным исследователем из Польши Викторией Сливовской Б.С. Шостакович на страницах сборника опубликовал статью об исследовании трудов Агатона Гиллера и их значении для изучения истории Сибири [38].

Одним из важных направлений исследований Б.С. Шостаковича стало изучение, перевод и публикация ранее не переводившихся на русский язык произведений польских авторов, имеющих непосредственное отношение к истории польской политической ссылки в Сибири. Отмечая важное значение данного вида литературы, автор подчеркивает необходимость более тщательного его изучения и введения в научный оборот. Особое внимание Б.С. Шостакович уделяет мемуарно-очерковому наследию известного исследователя природы Байкала и Восточной Сибири Б. Дыбовского [39].

Особо интересным историческим документом, относящимся к источникам личного происхождения, является дневник Юлиана Сабиньского, польского политического ссыльного первой половины XIX в., члена тайной организации «Содружество польского народа».

Впервые автор упоминает об этом весьма информативном и ценном источнике по истории польской политической ссылки в Восточной Сибири первой половины XIX в. еще в 1973 г., в своей статье, посвященной характеристике взаимоотношений декабристов и ссыльных поляков в середине века в Иркутске [40]. Тогда автор сообщал о том, что рукопись дневника была утеряна. Единственным упоминанием о том, что дневник существовал, была информация, содержащаяся в работе М. Яника. В настоящее время дневник Ю. Сабиньского издан в Польше под редакцией В. Сливовской [41].

Проводя многолетние исследования истории польской политической ссылки в Сибирь, автор опирается на широкий круг источников. Источниковая база истории политической ссылки поляков представлена как архивными материалами, так и мемуарами польских политических ссыльных. Характеризуя документальный комплекс, автор отмечает разрозненность материалов по различным архивным фондам и неполноту информации. Все это, естественно, затрудняет изучение данной темы [42].

Значительная часть статей Б.С. Шостаковича посвящена характеристике различных аспектов правового регулирования польской политической ссылки в Сибирь в XIX в.

Одна из первых статей этого цикла рассматривает место и роль политической ссылки в Сибирь во внутренней политике царизма, в борьбе режима с инакомыслием [43]. Б.С. Шостакович совместно с С.В. Коданом определяют хронологические границы политической ссылки в Сибирь, конкретизируют понятийный аппарат, в первую очередь, устанавливают сам термин «политическая ссылка». Авторы отмечают: «понятие «сибирская политическая ссылка» всеобъемлюще и научно достоверно определяет исследуемый институт карательной политики царизма»[44].

Б.С. Шостакович и С.В. Кодан дают подробную характеристику законодательных актов Российской империи в области регулирования наказания за преступления, имевшие государственный и политический характер. Перечисляя основные законодательные установления, авторы в тоже время отмечают, что «законодательный механизм сибирской ссылки участников освободительного движения 1825–1861 гг. исключал не только официальную публикацию, но даже упоминание о существовании специального законодательства о политической ссылке»[45].

Одним из важных аспектов изучения в рассматриваемой статье выступает характеристика системы управления политической ссылкой в Сибири, имевшая, как устанавливают авторы статьи, свою специфику и особенности [46].

Подводя итог своего исследования, Б.С. Шостакович и С.В. Кодан подчеркивают: «данный институт (политической ссылки. – Е.С.) … имел целевое назначение – был направлен против дворянских революционеров – так называемых «государственных и политических преступников», был тщательно засекречен и регулировался нормами полицейского права, обеспечивающими охрану внутренней безопасности государства»[47].

Вторая статья, также написанная в соавторстве с С.В. Коданом, хронологически охватывает 30-е – первую половину 50-х гг. XIX в.[48] В данной статье авторы описывают порядок этапирования политических ссыльных, реконструируя его особенности на основе документальных источников. Яркие картины следования поляков по этапу встречаются в приводимых воспоминаниях польских ссыльных. Некоторые, наиболее примечательные примеры, авторы приводят в своей статье.

Подробно рассматриваются в статье условия отбывания каторжных работ, а также система надзора за политическими ссыльными на местах. В данной системе было вовлечено практически все руководство местными органами управления и горными заводами, начиная от начальника Нерчинского горного округа и заканчивая старостами поселений, к которым были приписаны ссыльные поляки.

Говоря об условиях содержания польских политических ссыльных, авторы отмечают, что «на практике порядок содержания «политических преступников» на поселении чаще всего определялся сложившейся традицией и системой прецедентов, отступающих от дословного исполнения законов»[49]. Зачастую условия содержания были лучше, чем это предписывалось законодательными и нормативно-правовыми документами центральной и местной администрации. В действительности, польские ссыльные пользовались доброжелательностью местных властей и могли вести достаточно свободный образ жизни.

Особенности управления карательным режимом в Нерчинских заводах середины – третьей четверти XIX в. рассмотрены Б.С. Шостаковичем в соавторстве с Л.С. Клер [50]. В данной статье авторы анализируют функционирование второго комендантского управления на Нерчинских заводах, созданного в 1864 г. специально для надзора за польскими и русскими политическими ссыльными.

Говоря о системе функционирования данного органа, авторы отмечают его отрицательные стороны: «явная непродуманность и противоречивость правового положения при отсутствии четкой согласованности с общей структурой местного управления, поставила все дело практической организации второго комендантского управления на Нерчинских заводах в чрезвычайно затруднительное положение»[51].

Одним из важных факторов, повлиявших на появление сбоев в деятельности второго комендантского управления, явилась массовая ссылка участников польского национально-освободительного восстания 1863–1864 гг. [52] Таким образом, просуществовавшее 10 лет второе комендантское управление на Нерчинских заводах так и не осуществило возложенных на него обязанностей и было упразднено 15 апреля 1874 г.

В завершение настоящей статьи, имеющей, безусловно лишь обзорный и во многом постановочный характер, следует отметить и то, что нередко Б.С. Шостакович выступает не только в качестве конкретного исследователя, но и рецензента, живо откликающегося на новинки научного изучения жизни польских ссыльных в Сибири. Так, серьезная рецензия была опубликована им по случаю выхода коллективного издания, посвященного истории польской ссылки в Сибири [53], полного досадных неточностей. Отмечая недочеты данного труда [54], автор подчеркивает: «в проанализированном рецензентом новейшем издании по «сибирско-польской» истории можно видеть поразительный для эпохи начала XXI века образец грандиозного отката в изложении данной темы … буквально до уровня середины XIX столетия, – со всеми, вполне очевидными, с точки зрения современного научного восприятия темы, архаикой и вульгаризацией ее толкования»[55].

Подводя итог данной статье, следует отметить, что на страницах сборника «Сибирская ссылка» Б.С. Шостаковичем рассмотрены все основные вопросы истории польской политической ссылки. Исследователем систематизированы основные письменные источники, проведен глубокий и всесторонний анализ польской и советской литературы по данной обширной проблематике, рассмотрены правовые особенности польской ссылки. Наконец, Б.С. Шостаковичем опубликован огромный пласт фактического материала, основанного на разнообразных документальных комплексах отечественных и польских архивов, на богатом мемуарном наследии польских и русских ссыльных. Еще раз подчеркнем, что многие данные источниковые, историографические и конкретные материала введены Б.С. Шостаковичем в научный оборот впервые. Исследователь внес существенный вклад в изучение истории польской политической ссылки в Сибирь, без его трудов совершенно невозможно представить исследуемый нами иркутский научный сборник, отмечающий в этом году свое сорокалетие.

Примечания

1. Шостакович Б.С. Политические ссыльные поляки и декабристы в Сибири // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 1. Иркутск, 1973. С. 243-293.

2. Там же. С. 263.

3. Там же. С. 272.

4. Там же. С. 273.

5. Там же. С. 249.

6. Шостакович Б.С. О дружественных связях декабристов с политическими ссыльными-поляками // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 4. Иркутск, 1979. С. 31-41.

7. Sabinski Glaubicz J. Dziennik syberyjski. T. 2. Warszawa: Wydawnictwo Neriton, Instytut Historii PAN, 2009. C. 14.

8. Шостакович Б.С. Численность ссыльных в Сибирь участников Январского польского восстания как исследовательская проблема // Сибирская ссылка. Вып. 3 (15). Иркутск: Оттиск, 2006. С. 254-272.

9. Śliwowska W. Zesłańcy polscy w Imperium Rosyjskim w pierwszej połowie XIX wieku. Słownik biograficzny. Warszawa: DiG, 1998. 835 c.

10. Шостакович Б.С. Ссыльные участники экспедиции Юзефа Заливского в Восточной Сибири (по материалам Государственного архива Иркутской области) // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 5. Иркутск, 1980. С. 20-51.

11. Шостакович Б.С. Материалы Государственного архива Иркутской области о пребывании в восточносибирской ссылке свентокшижцев – участников Варшавской организации «Содружество польского народа» // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 8. Иркутск, 1983. С. 61-69.

12. Там же. С. 63.

13. Там же. С. 63.

14. Шостакович Б.С. Материалы восточносибирских архивов о ссыльных участниках организации Петра Сцегенного и связанных с ней польских конспиративных групп первой половины 40-х годов XIX века // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 7. Иркутск, 1982. С. 21-37.

15. Там же. С. 30.

16. Там же. С. 37.

17. Шостакович Б.С. Ссыльные поляки – участники тайных национально-освободительных организаций и революционного движения 1848 года – в Восточной Сибири (в отражении документов Государственного архива Иркутской области) // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 10. Иркутск, 1987. С. 35.

18. Шостакович Б.С. Поляки политические ссыльные конца 70-х – начала 90-х годов XIX в. в Сибири // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 1. Иркутск, 1973. С. 52-125.

19. Там же. С. 52.

20. Там же. С. 64.

21. Там же. С. 62.

22. Там же. С. 105.

23. Там же. С. 114.

24. Шостакович Б.С. К истории польской политической ссылки в Сибирь в 1890-е годы // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 3. Иркутск, 1979. С. 38-56.

25. Шостакович Б.С. Поляки – политические ссыльные конца 70-х – начала 90-х годов XIX в. в Сибири // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 1. Иркутск, 1973. С. 75.

26. Дьяков В.А., Кацнельсон Д.Б., Шостакович Б.С. Петр Высоцкий на сибирской каторге (1835–1856) // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 4. Иркутск, 1979. С. 3-30.

27. Шостакович Б.С. Сибирские годы Юзефата Огрызко // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 2. Иркутск, 1974. С. 11-53.

28. Шостакович Б.С. Был ли белорусом политссыльный поляк Ян Черский? О проблеме этноидентификации ссыльных в Сибирь участников польского Январского восстания // Сибирская ссылка. Вып. 6 (18). Иркутск: Оттиск, 2011. С. 426-448.

29. Шостакович Б.С. Историография политической ссылки поляков в Сибирь в XIX – начале ХХ века // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 9. Иркутск, 1984. С. 3.

30. Там же. С. 4.

31. Шостакович Б.С. Зыгмунт Либрович – один из пионеров изучения истории поляков в Сибири // Сибирская ссылка. Вып. 1 (13). Иркутск: Оттиск, 2000. С. 36.

32. Janik M. Dzieje Polakуw na Syberii. Krakуw: Nakładem Krakowskiej Spуłki Wydawniczej, 1928. 472 c.

33. Шостакович Б.С. Историография политической ссылки поляков в Сибирь в XIX – начале ХХ века // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 9. Иркутск, 1984. С. 7.

34. Там же. С. 11.

35. Там же. С. 13.

36. Там же. С. 12.

37. Там же. С. 17.

38. Сливовская В., Шостакович Б. Агатон Гиллер как исследователь Восточной Сибири и историк сибирской ссылки поляков // Сибирская ссылка: Сборник научных статей. Вып. 1 (13). Иркутск: Оттиск, 2000. С. 8-35.

39. Шостакович Б.С. О характере сибирского мемуарно-очеркового наследия Бенедикта Дыбовского и задачах его исследования) // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 11. Иркутск, 1989. С. 6-24.

40. Шостакович Б.С. Политические ссыльные поляки и декабристы в Сибири // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 1. Иркутск, 1973. С. 266.

41. Sabinski Glaubicz J. Dziennik syberyjski. T. 1-3. Warszawa: Wydawnictwo Neriton, Instytut Historii PAN, 2009.

42. Шостакович Б.С. Документальные источники по истории политической ссылки поляков в Сибирь до 1917 г. в архивах региона: современная оценка состояния и задач их научного освоения // Сибирская ссылка: Сборник научных статей. Вып. 5. Иркутск: Оттиск, 2009. С. 7-19.

43. Кодан С.В., Шостакович Б.С. Сибирская политическая ссылка во внутренней политике самодержавия (1825–1861 гг.) // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 12. Иркутск, 1991.
С. 82-94.

44. Там же. С. 83.

45. Там же. С. 90.

46. Там же. С. 89.

47. Там же. С. 94.

48. Шостакович Б.С., Кодан С.В. Историко-правовые аспекты польской ссылки в Сибирь в 1830-х – первой половине 1850-х годов // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 9. Иркутск, 1984. С. 187-205.

49. Там же. С. 202.

50. Клер Л.С., Шостакович Б.С. Второе комендантское управление на Нерчинских заводах (1846–1874) // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февраль 1917 г.). Вып. 10. Иркутск, 1987. С. 101-121.

51. Там же. С. 112.

52. Там же.

53. Шостакович Б.С. Реанимация в XXI-ом столетии архаического представления века XIX-го об истории политической ссылки поляков в Сибирь: работа над ошибками (рецензия) // Сибирская ссылка: Сборник научных статей. Вып. 4 (16). Иркутск: Оттиск, 2007. С. 515-525.

54. Ссыльные поляки в Сибири: XVII, XIX вв. Новосибирск, 2007. 230 с.

55. Шостакович Б.С. Реанимация в XXI-ом столетии… С. 524.

   


Возврат к списку

  Rambler's Top100