История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

07-08-2014

Минусинская политическая ссылка во время Первой мировой войны

Автор: Шилина Анна Сергеевна

В первые же дни мировой войны возросла роль политической ссылки в пенитенциарной системе Российской империи. Одновременно с этим в адрес Совета Министров высказывались соображения о сокращении мест пребывания политссыльных в Сибири. Но вскоре выяснилось, что это сделать нереально, и многие северные районы Енисейской и Иркутской губерний стали считаться «благоприятными» территориями для размещения новых групп политссыльных [17, л. 51]. Сохранили значение и прежние места поселения в Енисейской губернии – Туруханский край и Минусинский уезд.

После революции история политической ссылки часто становилась предметом воспоминаний современников (Ю.П. Гавен, Ф.Я. Кон)[1; 5]. В 1970-е годы плодотворно занимался проблемами политической ссылки Э.Ш. Хазиахметов [20]. По использованному им объему архивных материалов и обобщений труд Э.Ш. Хазиахметова сохраняет свое значение и в настоящее время. С иных идеологических и методологических позиций исследуют политическую ссылку В.В. Кудряшов, С.В. Макарчук, Н.Н. Медведева и др. [6; 8; 9; 10]. Они стремятся изучить разнообразные проблемы политической ссылки, уделяя внимание вопросам идейной борьбы, социально-экономического быта, творческой работы, в том числе, и в легальной печати.

Вместе с тем, на наш взгляд, некоторые стороны указанных вопросов нуждаются в дополнительном освещении. Это касается и минусинской политической ссылки. Нами предпринимается попытка заполнить некоторые лакуны, в частности, остановиться на характере и особенностях дискуссий внутри социалистического движения в минусинской колонии ссыльных.

Вступление Российской империи в войну вызвало неоднозначную реакцию и волнение среди российского общества. Политическая ссылка Восточной Сибири, несмотря на свою партийную и социальную неоднородность, не могла остаться в стороне от этих событий. Это выразилось в дискуссиях по вопросам войны и мира. В центре споров оказались различные позиции социалистических лидеров, живших на тот момент за границей.

Много критики развернулось вокруг патриотических высказываний Г.В. Плеханова [11; с. 352-353]. Одним из его видных оппонентов стал М.Ю. Мартов. С одной стороны, он всячески осуждал империалистическую войну, но с другой – хотя и предлагал не поддерживать российское правительство, но в то же время, призывал не тревожить устои самого государства во время войны [11, с. 359-368]. Вскоре эти прения стали известны по всем российским губерниям, в том числе и в Минусинской уезде.

На воззвание Г.В. Плеханова к рабочим одним из первых отреагировал Ф.И. Дан, написавший собственное обращение к трудящимся. В нём он выдвигал собственную «империалистическую» позицию о войне: критиковал захватническую политику капиталистических держав и осуждал войну, но отрицал любую революционную перспективу в военный период. Одновременно с этим, в отличие от большевиков, он призывал рабочих участвовать в ВПК [1, с. 125].

Иную позицию по отношению к войне занял лидер большевистской фракции РСДРП В.И. Ленин. В своих «Задачах революционной социал-демократии в европейской войне» он четко определил свою позицию как пораженческую и осудил войну: «европейская и всемирная война имеет ярко определенный характер буржуазной, империалистической, династической войны» [7, с. 1]. Подчеркивалось, что «наименьшим злом было бы поражение царской монархии и её войск» [7, с. 6]. Эти положения стали известны и в Минусинском уезде. Однако большевиков в регионе было мало. Хотя среди этого малого числа находились личности уникальные, такие, как: Н.Ф. Голубков, В.А. Ватин-Быстрянский, А.П. Спунде, Е.Д. Стасова и др. [1, с. 124]. Уже в июне 1915 г. Е.Д. Стасова в письме к В.А. Хачатурьянцу в Канский уезд указывала, что уже разослала своим коллегам в уезде копии «Тезисов о войне» В.И. Ленина [2, л. 25].

В ответ на воззвания Г.В. Плеханова и Ф.И. Дана к трудящимся минусинские большевики решились выпустить собственное обращение. Оно было написано в сугубо пораженческом духе и разослано по колониям ссыльных. Но какой-либо настоящей работой минусинские большевики не занимались [18, с. 18]. Ими предпринимались лишь попытки установить тесные контакты с другими группами ссыльных (красноярских, енисейских, туруханских и пр.).

Среди эсеров единства мнений также не возникло. В целом, начавшиеся по этому вопросу разногласия среди российских социалистов-революционеров не способствовали выработке четкого мнения и на местах, тем более, столь отдаленных от основных событий. Наиболее заметными фигурами социалистов-революционеров Минусинска были Н.Я. Быховский и Е.К. Брешко-Брешковская, которые, по словам Ю.П. Гавена, не выразили сколько-нибудь четкой позиции относительно войны [1, с. 125-126].

За возникшими в среде минусинской ссылки дискуссиями о войне и мире внимательно следили и представители охранительного аппарата: полиция и жандармерия. Имевшиеся у них сведения создавали несколько иную картину партийно-политической жизни минусинской ссылки. В них, в частности, значительная роль в качестве идеологического центра отводилась М.И. Хачатурову, вокруг которого и происходила политическая активность ссыльных. Ю.П. Гавен же, наоборот, относил М.И. Хачатурова к сторонникам меньшевика Ф.И. Дана. Эта позиция фигурирует и в официальном донесении полковника Байкова в Департамент полиции в ноябре 1916 г., где взгляды минусинской ссылки трактовались как социал-демократические [4, л. 1 об.]. Однако находившийся непосредственно в Минусинске ротмистр Смирнов, хорошо знакомый со своими гласноподнадзорными, конкретно рапортовал, что М.И. Хачатуров и его окружение по своим партийным взглядам являются эсерами [3, л. 4 об.]. Мнение Ю.В. Гавена, идейно сближавшего меньшевика Ф.И. Дана и эсера М.И. Хачатурова было связано со схожестью их позиций относительно Военно-промышленных комитетов, которая и вызывала наибольшее возмущение местных большевиков. Ф.И. Дан призывал к активному участию и сотрудничеству с ВПК, а М.И. Хачатуров как раз и являлся одним из основных кандидатов в представители уезда на съезде Военно-промышленных комитетов [3, л. 5]. Однако М.И. Хачатуров в практической деятельности проявлял себя как независимый лидер.

Местная ссылка активно стремилась охватить работой все сферы общественной жизни. В этом русле отмечались даже попытки ссыльных провести своих кандидатов в гласные городской думы. Благодаря этому они приобрели значительный «удельный вес, престиж и даже некоторую легальность» [3, л. 5].

Одним из наиболее благоприятных для работы ссыльных направлений было издательское дело, развитие которого в Минусинское уезде было как раз связано с именем М.И. Хачатурова. При этом необходимо отметить, что Ю.П. Гавен низко оценивал роль и значение этой фигуры для минусинской общественности, именуя его издания не иначе, как газеткой и листком, а самого М.И. Хачатурова – «беспринципным журналистом» [1, с. 125]. Иной взгляд был у представителя карательного аппарата – ротмистра Смирнова, пристально следившего за работой М.И. Хачатурова и отводившего ему ключевую роль в формировании общественного мнения.

И действительно нельзя отрицать ту инициативность, которую он развил в уезде, а также его организаторские качества, упорство и предприимчивость. Ещё до войны он приобрел журналистский опыт, печатаясь в томской «Сибирской жизни» под псевдонимом «Маляр» [3, л. 1].

С 1 марта 1914 г. он выпускает первую в Минусинске газету «Минусинский край», закрытую за антиправительственные высказывания по распоряжению Иркутского генерал-губернатора уже в августе 1914 г. На редактора был наложен немалый штраф. Но и это не остановило М.И. Хачатурова: вскоре с его подачи стала выходить новая газета – «Минусинский листок». Содержание её номеров носило ярко выраженный антиправительственный характер, чем привлекало пристальное внимание властей. В своих статьях М.И. Хачатуров, будучи основным корреспондентом газеты, призывал добиваться полновластной Государственной думы, избранной на основе всеобщего и равного избирательного права, требовал амнистии всем политическим преступникам, автономного управления отдельными национальностями [3, л. 2 об.]. 23 сентября 1915 г. Иркутский генерал-губернатор закрыл газету. Но уже с 28 октября 1915 г. она появилась вновь под другим названием – «Минусинский голос». Со страниц новой газеты освещался громадный ущерб, наносимый войною: затопившая Сибирь волна беженцев, колоссальный дефицит бюджета из-за военных издержек [12]. Доставалось и правительству, в особенности, министру внутренних дел Хвостову, провозгласившему политику борьбы с дороговизной, но реально для этого, по мнению редакции, ничего не сделавшему. «Если великая страна, великий народ в годину величайших бедствий лишен возможности принимать какие-нибудь меры для устройства своей судьбы, если не один класс общества не в состоянии в полной мере проявить свою самодеятельность, если значительная часть всех сил употребляется на уничтожение малейших признаков проявления энергии широких слое народа, то разве можно думать, что замена одних демократов другими спасет Россию» [13]. Не обошёл «Минусинский голос» своим вниманием и деятельность правых партий. В передовой статье «Правые партии» [14] М. Хачатуров ставит в прямую зависимость активность работы «союзников» от правительственных субсидий. «Правые организации не представляют из себя какой-нибудь реальной политической силы». Критика слышалась и в адрес либерального лагеря: «кроме истерических фраз, в области политической жизни они [кадеты и октябристы] оказались почти полными импотентами» [15].

«Минусинский голос» постигла судьба его предшественников – он был закрыт. Но попытки издательской инициативы минусинской ссылки продолжились: с мая 1916 г. в течение 2,5 месяцев выходила с тем же редакторским составом «Южная Сибирь». Но и штраф в 2 тыс. рублей не остановил «Хачатурова и Ко»: с июля 1916 г. стал выпускаться «Минусинский вестник» под редакцией помощника городского головы Ерохина. Для издания газеты была создана собственная типография и организовано Товарищество печатного дела при ней. «Минусинский голос» в целом продолжил линию своих предшественников: на его страницах освещались острые проблемы местной жизни и едко критиковалась деятельность российского правительства [16]. В конечно счете, жандармское управление по этому поводу констатировало: «Хачатуров является, по партийным соображениям, эсером и проводит в печати социалистические идеи, критикуя правительство и призывая бороться за смену существующего политического строя…» [3, л. 4 об.].

Кроме общественно-экономической деятельности он был замешан в нелегальной партийной работе: через него в уезд поставлялась и распространялась запрещенная литература, он имел тесные связи с видными представителями партийной элиты (Брешко-Брешковской, Бройдо, Гавеном, Самойловым, Быховским, Горбачевским, Вишняковским и Галановым) [3, л. 5-6 об.].

Помимо изданий М.И. Хачатурова, в уезде выходила и другая, популярная среди крестьян газета «Труд», издаваемая священником Владимиром Кузьминым [4, л. 2; 3, л. 14 об.-15]. С его страниц накануне Февральской революции уже доносились пророчества о будущих потрясениях: «…Как ни свирепствует сейчас реакция, как не мобилизует она старательно все свои силы и приемы, но в самой этой судорожности ея порывов чувствуется приближения ея кончины… Время уже близко» [19].

Однако одной лишь издательской работой общественно-политическая деятельность минусинской ссылки не исчерпывалась. Известной сферой деятельности ссыльных стало кооперативное дело. Оно особенно развилось в военный период, когда в государстве обострился экономический кризис.

Как и другие регионы Восточной Сибири, Минусинский уезд и в годы войны был охвачен кооперативным строительством. И в это движение активно включались и местные ссыльные и ссыльнопоселенцы, преследовавшие как политические, так и экономические цели (заработок кооперативных служащих составлял от 50 до 150 рублей в месяц [4, л. 1]). Среди активных кооператоров числились такие лица из числа ссыльных, как М.Н. Кузнецов, Я.Р. Матковская (работавшая в редакции «Минусинского листка»), А.П. Спунде, В.К. Иков (служащий Русско-Азиатского банка), В.С. Горбачевский, Т.И. Савенков, Р.Г. Рамишвили, К.Т. Джавров, И.И. Самойлов, П.И. Шилихин, М.И. Хачатуров, Н.Д. Галавно, В.Г. Вишняков, И.П. Бедро, А.П. Моисеенко, М. Федотов, Ф.И. Заикин и др. В кооперативах они состояли на мелких должностях бухгалтеров, конторщиков, счетоводов, секретарей, так как официально им запрещалось работать в кооперативных организациях. Нередко им приходилось даже трудиться через подставных лиц. Но при этом именно они оказывали сильное и непосредственное влияние на их руководство [4, л. 1 об.].

Как видно из донесения начальника Енисейского губернского жандармского управления полковника Байкова, именно со стороны ссылки в годы Первой мировой войны исходила инициатива кооперативного строительства. С этой целью под руководством М.И. Хачатурова даже возник кружок ссыльных, пропагандирующих по уезду идеи кооперации и учреждавших новые общества. В их число входили лица, хорошо знакомые с потребительской организацией. Среди них особо выделялся крестьянин из ссыльных Н. Галанов – талантливый счетовод и кооператор.

М.И. Хачатуров оказывал непосредственное влияние на кооперативное строительство в регионе, призывая в своих статьях к созданию потребительских обществ и непосредственно ратуя о создании Минусинского союза потребительских обществ.

При этом необходимо отметить ещё одну особенность организации кооперативного движения в регионе: взаимопомощь ссыльных. В случае попадания политического ссыльного в ряды кооператоров, он устраивал туда же своих товарищей по несчастью. Такое положение вещей было особенно характерно для минусинской кооперации. Здесь по инициативе и непосредственном участии бывшего ссыльного социалиста-революционера М.И. Хачатурова в 1915 г. возникли Общество потребителей, Кредитное товарищество, Общество взаимного кредита. Вслед за Хачатуровым в кооперацию привлекались и другие ссыльные: В.К. Иков, Е.Л. Бройдо, Р.Г. Рамишвили, И.И. Самойлов [4, л. 1 об.].

Влияние кооперации вообще и ссыльных в частности, в уезде росло. При Товариществе печатного дела была открыта типография, выпускавшая оппозиционного содержания газеты. В городское управление удалось устроить 5 политических ссыльных. Сам М.И. Хачатуров, пользуясь своим положением в кооперативном деле, свободно разъезжал по уезду и губернии и даже посещал соседние регионы, в том числе, и с целью укрепления партийной работы. По сведениям Енисейского губернского жандармского управления, «кружок ссыльных [Минусинска], пользуясь легализацией кооперации, проводит через неё в жизнь социал-демократические идеи» [4, л. 1 об.]. Более того, группа ссыльных, консолидировавшаяся вокруг минусинских кооперативов, даже выставила собственных кандидатов в городскую думу.

В целом же, говоря о деятельности ссыльных в кооперативном движении, можно подчеркнуть: «для ссыльных кооперативы дают верный и хороший заработок, кроме того работа является в современных рамках действительности самой идейной и безопасной, так как подымает народ, культивирует его и вместе с тем сплачивает» [4, л. 2].

Таким образом, Минусинская ссылка, будучи многочисленной и до войны, с началом военных действий активизировалась ещё больше. Она стала одним из центров политической работы ссыльных в Сибири. В её рядах были представители оппозиционных партий. И с началом войны эти ряды регулярно пополнялись новыми партийными работниками. Имея мало возможностей для партийно-политической деятельности, минусинские ссыльные сумели быть в курсе внутри- и внешнеполитических событий жизни государства, донести эти сведения до широких слоев местного общества, показать широкий спектр мнений относительно войны. Несмотря на многочисленные запреты, они приняли активное участие в общественно-политической жизни региона. Минусинский уезд, благодаря их усилиям, стал одним из немногочисленных регионов, имевших несколько частных и независимых периодических изданий. Они пользовались большой популярностью среди местного населения, освещали основные политические события в жизни государства и доносили их партийную оценку.

Примечания

1. Гавен, Ю.П. Революционное подполье в период империалистической войны в Енисейской губернии [Текст] / Ю.П. Гавен // Каторга и ссылка. 1927. № 7 (36). С. 124-129.

2. ГАКК. Ф. 827. Оп. 1. Д. 272 а.

3. ГАКК. Ф. 827. Оп. 3. Д. 93.

4. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 125. Ед. хр. 20. ч. 9.

5. Кон, Ф.Я. В Минусинске / Ф.Я. Кон // Енисейская ссылка: сборник Енисейского землячества. М.: Издательство Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев, 1934. С. 54-68.

6. Кудряшов, В.В. Меньшевики в восточносибирской ссылке (1907 – февраль 1917 гг.) [Текст] / В.В. Кудряшов; Федеральное агентство по образованию, ГОУ ВПО «Братский гос. ун-т». Братск: БрГУ, 2008. 179 с. ISBN 978-5-8166-0232-7.

7. Ленин, В.И. Задачи революционной социал-демократии в Европейской войне / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений [Текст] / В.И. Ленин. 5-е изд. Т. 26. М.: Издательство политической литературы, 1973.

С. 1-7.

8. Макарчук, С.В. Политическое подполье в восточных регионах России (июнь 1907 – февраль 1917 гг.) [Текст]: Состояние соц.-демократ. и внепартийн. орг. / С. В. Макарчук; Кемер. гос. ун-т. Кемерово: АОЗТ «Кузбассвузиздат», 1994. 297, [1] с. ISBN 5-202-00055-3.

9. Медведева, Н.Н. Неонародники в общественно-политической жизни Восточной Сибири (1905–1917 гг.) [Текст] / Н.Н. Медведева. Абакан: Издательство Хакасского государственного университета им Н.Ф. Катанова, 2006. 187, [1] с. ISBN 5-7810-0409-2.

10. Медведева, Н.Н. Неонародническая политическая ссылка в Минусинской уезде [Текст] / Н.Н. Медведева // Россия и Хакасия: 290 лет совместного развития: сборник материалов республиканской научной конференции «Россия и Хакассия: 290 лет совместного развития». Абакан: издательство Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 1998. С. 108-112.

11. Меньшевики: Документы и материалы. 1903 – февраль 1917 гг. [Текст] / сост. С.В. Тютюкин. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1996. 507 с. ISBN 5-86004-093-8.

12. Минусинский голос [Текст]: обществ.-полит., лит. и экон. газета / Минусинск. 1915. 28 окт.

13. Минусинский голос [Текст]: обществ.-полит., лит. и экон. газета / Минусинск. 1915. 30 окт.

14. Минусинский голос [Текст]: обществ.-полит., лит. и экон. газета / Минусинск. 1915. 13 ноября.

15. Минусинский голос [Текст]: обществ.-полит., лит. и экон. газета / Минусинск. 1915. 29 ноября.

16. Минусинский голос [Текст]: обществ.-полит., лит. и экон. газета / Минусинск. 1916. 9 дек.

17. РГИА. Ф.1276. Оп. 11. Д. 145.

18. Статистический обзор Енисейской губернии за 1915 год. Красноярск: Енисейская губернская эл.-типография, 1916. [4], 92, [63] с.

19. Труд [Текст]: экон., лит. газета. 1917. 22 янв.

20. Хазиахметов, Э.Ш. Сибирская политическая ссылка 1905–1917 гг. (облик, организации и революционные связи). [Текст] / Э.Ш. Хазиахметов. – Томск: Издательство Томского университета, 1978. 180 с.


Возврат к списку

  Rambler's Top100