История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

11-08-2014

Высший командный состав Квантунской армии в советском плену (1945–1956 гг.)

Автор: Карасёв Сергей Владимирович
Автор: Кузнецов Сергей Ильич
Автор: Соловьёв Алексей Владимирович

Плен и интернирование, а также связанные с ними проблемы являются существенной частью истории международных отношений, истории взаимоотношений стран и народов. Изучение их исторических, политических, международно-правовых, психологических и философских аспектов, имеет как практическое, так и гуманитарное значение.

Не стала здесь исключением и Вторая мировая война, в ходе которой общее число военнопленных составило порядка 35 млн чел. Одними из участников этого самого кровопролитного вооруженного противостояния стали Советский Союз и Япония.

Япония сосредоточила на Дальнем Востоке армию общей численностью до 1 072 000 чел., которая была нацелена на ведение активных боевых действий и оказание упорного сопротивления наступающим частям. Ей противостояли советские войска (РККА) и подразделения армии Монголии общей численностью до 1 685 500 чел.

Кампания была краткосрочной и стремительной, но ее результатом стали многие тысячи пленных, интернированных в СССР.

Что касается общего числа военнопленных и интернированных, оказавшихся в советском плену после Советско-японской войны 1945 г., то в различных источниках оно существенно разниться.

В справке к сопроводительному письму от 18 октября 1956 г. заместителя министра внутренних дел СССР С. Переверткина, на имя Первого секретаря ЦК КПСС Н. Хрущева и др. приводится число – 609 448 военнопленных японцев (163 генерала, 26 573 офицера и 582 712 унтер-офицеров и рядовых [подсчитано по: 30, с. 337-338]. В 11-м томе «Истории Второй мировой войны» приводится несколько иная численность военнопленных, захваченных Забайкальским, 1-м и 2-м Дальневосточными фронтами. Она представлена в табл.1.

Таблица 1

Количество пленных, захваченных войсками РККА[28, с. 253]

Фронт

Всего

пленено чел.

Забайкальский

1-й Дальневосточный

2-й Дальневосточный

2201 35

107 891

265 964

593 990

Работа с документами, находящимися на хранении в Центральном архиве Министерства обороны РФ, позволила уточнить отдельные цифры и определить численность военнопленных, что и приведено в табл. 2.

Таблица 2

Численность военнопленных, захваченных
советскими войсками в войне с Японией в 1945 г.
[22]

Фронт

Пленено по национальностям, чел.

Всего, чел.

японцы

китайцы

корейцы

маньчжуры

1-й Дальневосточный

224 285

6319

7326

9297

267 227

2-й Дальневосточный

112 190

9627

121 817

Забайкальский

На конец боевых действий в сводке по национальностям не расписаны

220 114

Итого, чел.

609 158

Численность военнопленных, по данным начальников отделов НКВД при фронтах, несколько отличается от численности, приведенной в табл. 2. Она представлена в табл. 3.

Таблица 3

Численность военнопленных по данным начальников

отделов НКВД по делам военнопленных при фронтах[21]

Фронт

Всего пленено, чел.

Из них японцев, чел

1-й Дальневосточный

267 225

224 285

2-й Дальневосточный

121 817 [в документе ошибка: следует читать – 121 816]

112.190

Забайкальский

225 371

209 484

Всего, чел.

614 413

545 959

Один из документов, находящихся на хранении в Российском Государственном военном архиве, на настоящее время наиболее полно отображает картину пленения военнослужащих и гражданских лиц противника. Учитывая показатели, приведенные в этом документе, а также численность плененных по национальностям, приведенную в отчетах по фронтам, принимавшим участие в боевых действиях на Дальнем Востоке в августе-сентябре 1945 г., можно заключить, что за весь период пребывания войск РККА на занятых территориях было пленено 640 369 чел. Из них японцев – 609 825 чел.; маньчжур – 10 263 чел.; корейцев – 10 668 чел.; китайцев – 9080 чел.; монгол – 450 чел.; прочих национальностей – 83 чел.[13].

Однако спорным в этом документе выглядит строка «прочих». Здесь отражено только 83 человека. Известно, что только 1-я Краснознаменная армия докладывала о нахождении в лагерях для военнопленных на занимаемых территориях русских – 83 чел., [11], а 36-я армия – 65 чел. [24]. Кроме этого, в донесениях не учтен один военнопленный украинец [12].

В число военнопленных, которые проходят по справке о военнопленных бывшей японской армии, входят и 2 чел. немецкой национальности. Они находились на территории Бурят-Монгольской АССР, но прибыли сюда из европейской части СССР и к военнопленным бывшей японской армии не имеют отношения, но проходят по статистическим показателям [12]. Таким образом, число военнопленных, которые проходят по строке «прочие», составляет 167 чел., а общее число военнопленных представлено в табл. 4.

Таблица 4

Общее число пленных,

захваченных в ходе Советско-японской войны 1945 г.

[составлено по материалам: 18, 20, 25]

Национальность

Число, чел.

Японцы

609 825

Маньчжуры

10 263

Корейцы

10 668

Китайцы

9080

Монголы

450

Малайцы

11

Русские

148

Буряты

5

Тунгусы

2

Украинцы

1

Всего

640 453

Таким образом, с высокой степенью достоверности можно предположить, что всего было взято в плен 640 453 чел., а том числе японцев – 609 825 чел.

Из этого числа на фронтах умерло 15 986 чел., правительству Монголии было передано 12 318 чел.[14] (2822 чел. из этого числа умерло[15]). Непосредственно с фронтов было передано, отпущено 64 888 чел.[12]. Исходя из этого, на территорию Советского Союза могло быть перемещено около 54 7261 чел.

Кроме пленных рядового, сержантского и офицерского состава на территорию СССР были перемещены как генералы и адмиралы японской армии и флота, так и лица, приравненные к ним по занимаемому до пленения положению.

Их численность в различных источниках так же отличается весьма существенно. В газете «Правда» от 12 сентября 1945 г. определено их число в 148 чел. Доклад МВД СССР правительству Советского Союза от 12 октября 1956 г., сообщает о 170 генералах [26]. Доклад МВД СССР от 13 октября 1956 г. определяет их численность в соответствии с данными, приведенными в табл. 5.

Таблица 5

Национальный состав военнопленных генералов [27]

Национальность

Количество, чел.

Японцы

163

Китайцы

24

Корейцы

1

Монголы

3

Всего

191

При работе с документами, находящимися на хранении в Российском Государственном военном архиве (РГВА), был обнаружен документ, которой позволяет не только более точно определить численность генералов, плененных советскими войсками в ходе Советско-японской войны 1945 г., но и разобраться в причинах противоречивой численности пленных этой категории. Данный документ проходит по описи 1а фонда 463/п и называется «Учетные дела на освобожденных и умерших военнопленных генералов бывших западных и японской армии за 1943-1972 гг.». В нем перечислены фамилии генералов, адмиралов и высокопоставленных гражданских лиц японской, китайской, корейской и монгольской национальностей, на которых имеются учетные дела, а также список фамилий военнопленных и интернированных этих категорий, на которых имеются только учетные карточки. Кроме того, в этой описи отдельно представлен список военнопленных генералов, национальность которых не указана.

При изучении этого документа определилось, что под понятие «военнопленные генералы» подпадали не только военнослужащие, проходившие службу в этих воинских званиях, но и отставные генералы, маршалы, а также лица, по занимаемому посту приравненные к генералам. Кроме этого, по этому списку проходит император Маньчжоу-Го, некоторые его родственники и просто гражданские лица.

Конечно, считать полученный список абсолютно точным из-за недоступности отдельных документов нельзя, но при его составлении были учтены ранее известные и впервые введенные в научный оборот документы. Распределение военнопленных по воинским званиям и национальностям на территории СССР представлено в табл. 6.

Таблица 6

Распределение военнопленных

по воинским званиям и национальностям, чел.

[составлено по материалам: 1, 3, 4, 7, 9, 17, 29 с. 321-322]

Национальность

Маршал

Полный

генерал

Генерал-

лейтенант

Генерал-

майор

Генерал

Контр-

адмирал

Вице-адмирал

Итого, чел.

Японцы

-

2

63

123

2

3

2

195

Китайцы

1

3

7

13

-

-

-

24

Маньчжуры

-

-

1

-

-

-

-

1

Монголы

-

-

2

1

1

-

-

4

Корейцы

-

-

1

-

-

-

-

1

Буряты

-

-

1

-

-

-

-

1

Не определена

-

-

4

10

-

-

-

14

Всего, чел.

1

5

79

147

3

3

2

240

Исходя из данных, приведенных в табл. 6, можно заключить, что основное число высокопоставленных плененных, приходится на японцев. Они составляют 81,25 % от общего числа военнопленных этой категории, а меньше всего было пленено корейских, маньчжурских и бурятских генералов – по 1 чел., что составляет 0,41 % для каждой национальности. Из числа военнопленных на момент пленения в отставке находилось 8 чел., или 3,33 % от общего числа этой категории плененных.

До пленения они занимали различные должности. При изучении биографий генералов, содержавшихся в Советском Союзе, определилось, что это были настоящие профессионалы, прошедшие все ступени «армейской лестницы». Их преданность Японии, императору не ставится под сомнение. Однако поражает исполнительностью, когда после указа императора они капитулировали с оружием в руках и были до конца верны своему слову [23].

При работе с документами, хранящимися в РГВА, было установлено, что из общего числа военнопленных генералов 34 чел. умерло, 33 из них захоронено либо кремировано и похоронено в Советском Союзе. Умер и один человек из лиц, приравненных по занимаемому до пленения положению к высшему командному составу – ЛюиЛюн Хуан, китаец, посланник Маньчжоу-Го в Китае. Причина его смерти – гипертония, сердечная астма. Он был захоронен на кладбище для военнопленных в Хабаровске. Если учитывать ЛюиЛюн Хуана в перечне умерших генералов в период нахождения в советском плену, то в их числе было: японцев – 33 чел.; монгол – 1 чел.; китайцев – 1 чел. [10].

Данные о причинах их смерти представлены в табл. 7.

Таблица 7

Причины смерти японских и монгольских генералов,
а также лиц, приравненных к высшему командному составу, плененных войскам РККА в августе-сентябре 1945 г.
[19]

Причина смерти

Национальность

японец

монгол

китаец

Самоубийство

3

-

-

Кровоизлияние в мозг

8

1

-

Перитонит

1

-

-

Разрыв аневризмы аорты

1

-

-

Пневмония и туберкулез

1

-

-

Неизвестна

1

-

-

Туберкулез

4

-

-

Отек легких

1

-

-

Паралич сердца

1

-

-

Гипертоническая болезнь

2

-

-

Рак желудка

2

-

-

Обширный атеросклероз

3

-

-

Энцефалит

1

-

-

Язвенная болезнь, анемия

1

-

-

Сахарный диабет

1

-

-

Воспаление мозга, пневмония

1

-

-

Отек мозга

1

-

-

Гипертоническая болезнь, сердечная астма

-

-

1

Из табл. 7 следует, что основной причиной смерти среди генералов и лиц, приравненных к ним, явилось кровоизлияние в мозг. Также нередки были случаи смерти военнопленных от туберкулеза – 4 случая. На причины смерти военнопленных, безусловно, оказывали влияние и условия содержания, и психологический фактор, и обострение ранее приобретенных заболеваний вследствие их возраста.

Судьба генералов, оказавшихся в плену в Советском Союзе в результате Советско-японской войны 1945 г., сложилась по-разному. Однако противоречивые данные об общем количестве военнопленных этой категории не позволяют провести полный анализ их положения.

На 11 января 1950 г. из общего числа учтенных генералов было по заключению советских властей так охарактеризовано их состояние:

– осуждено Военным трибуналом за активную разведывательную деятельность и за подготовку бактериологической войны против СССР – 10 чел.;

– умерло от старости и хронических болезней, не связанных с содержанием в лагере – 21 чел;

– репатриировано на родину – 15 чел.;

– содержится в заключении – 121 чел., из которых 80 чел. из-за отсутствия компрометирующих материалов и в связи с тяжелым состоянием здоровья подлежали репатриации [8].

Список генералов, которых, по мнению Советского Союза, необходимо было предать суду Военного трибунала за преступления против СССР, разделил их на следующие категории:

– организаторы переброски разведчиков и диверсантов на территорию СССР – 20 чел.;

– руководящие работники полиции – 2 чел.;

– участники подготовки нападения на СССР – 2 чел. [7].

18 июля 1950 г. на ст. Пограничная представителю МИД Китайской Народной Республики Лу Си были переданы 969 японских военнопленных, в том числе 17 генералов. Передача производилась по акту и именному списку с приложением на каждого из них следственных материалов (двух военнопленных передать не удалось по причине их смерти) [5]. За переданные следственные дела на военнопленных Лу Си выразил благодарность, заявив: «Наличие этих материалов даст возможность органам Министерства общественной безопасности Китая быстрее провести следствие по этим лицам и привлечь их к судебной ответственности» [6].

23 декабря 1956 г. состоялась передача 1025 амнистированных японских граждан, среди которых было 22 генерала и приравненных к ним лиц, 233 офицера, 710 солдат и других лиц. Передачу в качестве представителя советской стороны производил старший оперуполномоченный тюремного отдела МВД СССР подполковник Никаноров [16].

Примечания

1. Архив Информационного центра Управления внутренних дел Хабаровского края. Ф. 13, оп. 0021, л. 25.

2. Архив музея Учреждения ОД-1/Т2.

3. Архив Регионального Управления Федеральной службы безопасности по Забайкальскому краю. Архивное дело № 222, л. 1-23, 25-40, 45, 47, 99-145.

4. Архив Управления внутренних дел Владимирской области. Ф. 10, арх. д. №№ 3250, 3093.

5. Государственный архив РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 269, л. 399.

6. Государственный архив РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 269, л. 401.

7. Государственный архив РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 269, л. 14, 15.

8. Государственный архив РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 269, л. 8.

9. Государственный архив РФ. Ф. 9401, оп. 2, д. 98, л. 282-283; д. 134, л. 266, 270, 283; д. 269, л. 11-15, 165-167, 202, 370.

10. Российский Государственный военный архив, Ф. 463/п, оп. 1а.

11. Российский Государственный военный архив. Ф. 1/п, оп. 01-е, д. 15. л. 46.

12. Российский Государственный военный архив. Ф. 1/п, оп. 01-е, д. 15а, л. 96.

13. Российский Государственный военный архив. Ф. 1/п, оп. 01-е, д. 40, л. 18. Российский Государственный военный архив. Ф. 1/п, оп. 01-е, д. 40, л. 257.

14. Российский Государственный военный архив. Ф. 1/п, оп. 19т, д. 6, л. 2.

15. Российский Государственный военный архив. Ф. 1/п, оп. 32, д. 1, л. 2, 3.

16. Российский Государственный военный архив. Ф. 1-а, оп. 34, д. 10, л. 1; Ф. 1/п, оп. 19т, д. 6, л. 38-39, 41а; Ф. 463/п, оп. 1а, л. 5-26.

17. Российский Государственный военный архив. Ф. 1/п, оп. 01-е, д. 15. л. 46; д. 15а, л. 96; д. 40, л. 18.

18. Российский Государственный военный архив. Ф. 463/п, оп. 1а, д.д. 431, 432, 442, 448-496, 498-650, 656-663

19. Центральный архив Министерства обороны РФ. Ф. 210, оп. 3152, д. 52, л. 54.

20. Центральный архив Министерства обороны РФ. Ф. 210, оп. 3152, д. 52, л. 104; ф. 234, оп. 3213, д. 422, л. 7; ф. 238, оп. 1584, д. 139, л. 13.

21. Центральный архив Министерства обороны РФ. Ф. 210, 234, 238.

22. Центральный архив Министерства обороны РФ. Ф. 210, оп. 3141, д. 75, л, 45, 108; оп. 3116, д. 265, л. 41, 46, 61

23. Центральный архив Министерства обороны РФ. Ф. 210, оп. 3152, д. 52, л. 54.

24. Военно-исторический журнал, 1991, № 4, с. 69.

25. Военно-исторический журнал, 1991, № 4, с. 67

26. Военно-исторический журнал, 1991, № 4, с. 68

27. История Второй мировой войны. 1939–1945: в 12 т. Т. 11. 1980, Поражение милитаристической Японии. Окончание второй мировой войны. М., 1980. 296 с.

28. Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. В 8 т. Т. 2. Кн. 1: (22 июня 1941 г. – 31 августа 1941 г.): [сб. документов] / Федер. служба безопасности РФ, Акад. Федеральной службы контрразведки РФ.; Сост. В.П. Ямпольский. М.: Изд-во «Русь», 2000. 719 с.

29. Военнопленные в СССР. 1939–1956. Документы и материалы / Сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; Под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000. 1120 с.


Возврат к списку

  Rambler's Top100