История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

11-08-2014

Иркутские страницы биографии П.П. Постышева

Автор: Гаращенко Алексей Николаевич

В далеком 1980 г. решением Иркутского облисполкома № 294 от 24 июня 1980 г. (прил. 3, п. 9) Иркутская ТЭЦ по ул. Сурикова, 23 была поставлена под региональную охрану, как памятник с формулировкой: «Здание ТЭЦ, здесь в 1912 г. работал П.П. Постышев, первый председатель Центросибири». Еще раньше, в 1960-е гг., имя Постышева было присвоено бульвару и средней школе № 27, открытой в 1967 г.

Безусловно, Постышев имел больше отношения к Иркутску, чем, например, Свердлов или Урицкий, которые здесь никогда не бывали. Каторжник же Постышев некоторое время отбывал ссылку в нашем городе, но вряд ли оставил такой вклад в историю его развития, чтобы позднее быть увековеченным в его топонимике.

Говоря о значении той или иной личности для того места, которое предполагалось объявить памятным, или тем более поставить на охрану, стоило задуматься, какую роль она сыграла в истории города. В советский период нашей истории этот вопрос решался с идеологических позиций. Происходящая сегодня переоценка событий прошлого дает возможность, на наш взгляд, более объективно просмотреть не столь далекую историю родного края.

Говоря об увековечивании того или иного персонажа истории, стоит посмотреть, какую же роль он сыграл в истории. Считаем, что прошедший период времени позволяет сделать некоторые оценки и непредвзято, и неэмоционально и, по возможности, неидеологизированно.

Но обо всем по порядку. Посмотрим, какую роль сыграл П.П. Постышев в истории Иркутска?

Первоначально вспомним, как оценивалась его роль в советское время. Сразу же отметим, можно найти несколько биографических справок, которые будут отличаться друг от друга в зависимости от времени их написания. Приведем некоторые.

«Постышев Павел Петрович (партийный псевдоним Ермак) [6(18).9.1887 – 26.2.1939], советский партийный деятель. Член Коммунистической партии с 1904. Родился в Иваново-Вознесенске в семье рабочего-ткача. В революционном движении с 1901. В 1905 депутат Иваново-Вознесенского совета рабочих депутатов. В 1906 член Ивановского городского комитета, в 1907–1908 член бюро окружного комитета РСДРП. В 1908 арестован, приговорён к каторге, в 1912 выслан на вечное поселение в Иркутскую губернию. В 1914–1917 член Иркутского бюро РСДРП, руководитель профсоюза металлистов. С марта 1917 депутат, с августа – заместитель председателя Иркутского совета, председатель Центрального бюро Союза профсоюзов. С декабря 1917 член Иркутского ВРК, организатор отрядов Красной Гвардии. В 1918 председатель Ревтрибунала, член Центросибири и её представитель в Дальневосточном СНК в Хабаровске. В период Гражданской войны 1918–1920 на подпольной работе на Дальнем Востоке, руководил партизанскими отрядами Приамурья. В 1920 уполномоченный ЦК РКП(б) по Хабаровскому району, кандидат в члены Дальневосточного бюро ЦК РКП(б). В 1921–1922 уполномоченный правительства Дальневосточной республики (ДВР) по Прибайкальской области; член Военного совета Восточного фронта ДВР; областной комиссар юстиции правительства ДВР в Верхнеудинске, председатель Прибайкальского губисполкома. С 1923 на партийной работе на Украине. В 1924–1925 секретарь Киевского губкома, затем окружкома КП(б)У, в 1926–1930 секретарь Харьковского окружкома и горкома КП(б)\У; в 1925 член ЦК и кандидат в члены Политбюро ЦК КП(б)У, в 1926–1930 член Политбюро, Оргбюро и секретарь ЦК КП(б)У. В 1930–1933 секретарь ЦК ВКП (б), член Оргбюро ЦК. Одновременно в 1933–1937 секретарь ЦК, член Политбюро и Оргбюро ЦК КП (б) У и с 1934 секретарь Киевского обкома КП (б) У. В 1937–1938 секретарь Куйбышевского крайкома ВКП (б). Делегат 11, 13–17-го съездов ВКП (б); на 14-м съезде избирался кандидатом в члены ЦК, на 15–17-м – членом ЦК ВКП (б); в 1934–1938 кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП (б). Член Президиума ЦИК СССР. Награжден орденом Ленина и орденом Красного Знамени»1.

Почти таким же был текст в «Советской военной энциклопедии»2.

Несколько по-иному выглядит биографическая справка, но уже постсоветского периода.

«Постышев Павел Петрович (6.9.1887, Иваново-Вознесенск – 26.2.1939). Партийный деятель. Сын ткача. В 1901 примкнул к революционному движению. В 1904 вступил в РСДРП, большевик. В 1906 член правления профсоюза ситцепечатников, член Ивановского городского комитета РСДРП. В апр. 1908 арестован и в 1912 отправлен на поселение в Иркутскую губернию. В 1914–1917 член Иркутского бюро РСДРП. С авг. 1917 – зам. пред. Иркутского совета и с дек. 1917 – член военно-революционного комитета, пред. Центрального бюро профсоюзов. С 1918 пред. Ревтрибунала, член Центросибири и его представитель в Дальневосточном СНК. Один из организаторов «красного террора» в Сибири и на Дальнем Востоке, выделялся жестокостью даже среди большевиков. В 1920 уполномоченный ЦК РКП(б) по Хабаровскому краю. В 1921–1922 уполномоченный правительства Дальневосточной республики (ДВР) по Прибайкальской области, в окт.-дек. 1921 член Военного совета Приамурского военного округа, в дек. 1921 – февр. 1922 – Восточного фронта ДВР, затем пред. Прибайкальского губисполкома. С апр. 1922 областной комиссар ДВР в Верхнеудинске. С авг. 1923 зав. организационно-инструкторским отделом Киевского губкома КП(б) Украины. С сент. 1924 секретарь Киевского губкома (затем окружкома) партии. С 1925 кандидат, с 1927 член ЦК ВКП(б). С нояб. 1926 секретарь ЦК КП(б) Украины. С 13.7.1930 по 26.1.1934 секретарь ЦК ВКП(б) и член Оргбюро ЦК. С июля 1930 по янв. 1933 руководил отделом пропаганды и агитации и организационным отделом ЦК ВКП(б). В янв. 1933 направлен на Украину, где в это время свирепствовал голод, 2-м секретарем ЦК с задачей «безусловно выполнить план хлебозаготовок». С марта 1933 секретарь ЦК КП(б) Украины. Одновременно с янв. 1933 по июнь 1934 1-й секретарь Харьковского, с июля 1934 по янв. 1937 Киевского обкома партии. С 10.2.1934 кандидат в члены Политбюро ЦК. Главный инициатор репрессий против украинской интеллигенции (1932–1937), которую обвинял в «национализме». Затем руководил погромом «националистических» кадров КП(б) Украины, член «тройки», выносивший смертные приговоры арестованным на основании фальсифицированных данных, а в ряде случаев и при полном их отсутствии. Именно благодаря ему репрессии приняли небывалый размах, были арестованы все секретари обкомов, большинство секретарей райкомов и т. д. Кроме того, это сопровождалось уничтожением сотен тысяч рядовых граждан. По предложению Постышева в 1936 Сталин вернул людям елку – новогодние праздники. В 1937 избран депутатом Верховного Совета СССР. 18.3.1937 снят с руководства Украиной и переведен секретарем Куйбышевского обкома ВКП(б). Прибыв в область, организовал беспрецедентную кампанию арестов: в области за время его «наместничества» были взяты 110 секретарей райкомов. Постышев – одна из наиболее одиозных личностей в партийном руководстве в 1930-х гг. 10.6.1937 на Куйбышевской партконференции Постышев, «анализируя методы вредительской работы врагов народа, отметил бездеятельность многих партийных органов. В области уже после проверки вскрыто и разоблачено большое количество врагов партии». «Чтобы изгнать врага, надо неизмеримо повысить бдительность», – заявил он. По воспоминаниям Н.С. Хрущева, «был добрым человеком, хотя иной раз допускал повышение тона, недопустимую грубость». На Пленуме ЦК (14.1.1938) выведен из состава Политбюро ЦК. В февр. 1938 исключен из ВКП(б) и 21.2.1938 арестован. 26.2.1939 приговорен к смертной казни. Расстрелян. В 1956 реабилитирован»3.

Как видно из этих биографий, иркутскому периоду деятельности Постышева в них уделено не так много места. Для полноты картины обратимся к материалам архивов, воспоминаниям самого П.П. Постышева и его современников.

Павел Петрович Постышев был осужден Московским военно-окружным судом в г. Владимире 5–10 февраля 1910 г. за участие в сообществе, постановившем целью своей деятельности ниспровержение, путем вооруженного народного восстания, существующего в России образа правления (1 ч. 102 ст. Угол. Улож.), к каторге на два года и восемь месяцев, с последствиями по 22, 23, 25, 28–31, 34 и 35 ст. Уголовного Уложения, т. е. с последующей ссылкой в Сибирь. Каторгу отбывал во Владимирской каторжной тюрьме. Постановлением Тюремного отделения Владимирского губернского правления от 4 декабря 1912 г. арестант Постышев за окончанием срока каторжных работ 8 декабря 1912 г. был перечислен в ссыльнопоселенцы. В январе 1913 г. он назначается на водворение в Яндинскую волость Балаганского уезда Иркутской губернии, куда и прибыл 3 февраля 1913 г.4

Из имеющихся архивных документов следует, что уже через несколько месяцев после прибытия на место поселения Постышев устраивается на работу. Он состоял на службе у Товарищества Байкальского пароходства и торговли с 24 июля по 13 ноября 1913 г. в качестве матроса на пароходе «Бурят», который рейсировал от Иркутска до Мамыри. Как отмечали хозяева пароходства, «во время службы Постышев находился всегда трезвым и возлагаемые на него обязанности исполнял аккуратно. Уволен по случаю закрытия навигации по реке Ангаре»5.

После закрытия навигации Постышев поселяется в селе Залари6. Но ему хотелось перебраться в Иркутск. В апреле 1914 г. он получает разрешение временно проживать в городе. С 30 апреля 1914 г. Постышев устраивается на работу в электротехническую контору В. Львова, в качестве монтера по проводке электрического освещения7. Любопытно отметить, что Постышев, по данным Статейного списка на ссыльнопоселенца, составленного в Тюремном отделении Владимирском губернском правлении 2 августа 1910 г., до осуждения был чернорабочим, никакого мастерства не знал, обучался в земской школе, но курса не окончил8. Причиной к разрешению на проживание в столице губернии было заявление Постышева о необходимости ему лечиться. К заявлению прилагалось медицинское освидетельствование, подписанное доктором Н. Третьяковым. В документе указывалось, «что он страдает неврастенией, малокровием, сопровождающимся сильным головокружением и упорными головными болями, почему ему крайне необходимо остаться в г. Иркутске для лечения на шесть месяцев». Тюремная инспекция запросила губернское Врачебное отделение освидетельствовать состояние здоровья Постышева, насколько действительно он нуждается в лечении в городе. Врачебное отделение 24 апреля сообщило, что Постышев «болеет малокровием и неврастенией средней тяжести… и обморочным состоянием. Для лечения ему необходимо последовать советам врачей-специалистов и проживать в городе Иркутске, в течение 2 месяцев». Срок проживания в городе был разрешен до 24 июня 1914 г.

Через два месяца Постышев вновь просит продления срока проживания на неопределенное время, ввиду того, как указывал проситель: «я имею здесь определенную работу в конторе Львова, а также и для дальнейшего лечения туберкулеза». В. Львов, у которого тюремная инспекция запросила характеристику на Постышева, писал: «Постышев нравственных качеств очень хороших, обязанности свои исполняет аккуратно, абсолютно трезв; желательно иметь у себя его на службе и долее». Срок проживания был продлен до 25 августа 1914 г. Так продолжалось каждый месяц. В ноябре 1914 г. в своем прошении Постышев, не имевший никакой профессии ранее, уже указывал на работу монтера как на свою профессию: «Будучи по специальности монтером по проводке электрического освещения, вне Иркутска я не могу найти себе подходящей работы, служащей единственным источником моего существования, и потеря работы была бы для меня слишком тяжелым лишением»9. П.П. Постышев проработал в электротехнической конторе В. Львова до апреля 1915 г. С 15 апреля он уже служит на городской электростанции в качестве монтера фонарщика10 (правда, по другим сведениям, он уже числился на работе с 13 апреля, получая по 1,50 руб. поденной платы в сутки11).

Периодически Постышеву продлялся срок проживания в городе, на месяц, на два, а 14 октября 1914 г. – сразу до 13 февраля 1916 г.12 и т. д.

5 апреля 1915 г. Постышев женился на ссыльнопоселенке Усть-Удинской волости Балаганского уезда Анастасии Николаевне Коноваловой (первая жена Постышева). Коновалова была из крестьян с. Степановка Тамбовской губернии. Саратовской судебной палатой признана виновной в преступлении, предусмотренном по 1 ч. 102 ст. Уголовного Уложения. Приговорена к тюремным работам на четыре года. Срок приговора исчислялся с 10 июня 1909 г. По предписанию тюремного отделения Иркутского губернского управления с 1 июня 1913 г. проживала в с. Усть-Уда. В Иркутске же у Постышева родился ребенок. Жена была больна туберкулезом и бесплатно лечилась в амбулатории Иркутского общества борьбы с туберкулезом13. Ссылаясь и на эту причину, Постышев просил и получал разрешение на проживание в городе. Правда, и неблагоприятных в политическом отношении сведений о нем, судя по документам, у властей не было. Он не был замечен в каких-либо политических выступлениях и, по сведениям околоточного за сентябрь 1915 г., «…поведения одобрительного, образ жизни ведет трезвый». Вероятно, Павел Петрович хорошо конспирировался. Есть только одно свидетельство следующего содержания: «21 октября 1914 г. в г. Иркутске была ликвидирована группа анархистов-коммунистов ссыльных Восточной Сибири, по коей был обнаружен адрес Павла Петровича Постышева, в силу чего Постышев 1 ноября того же года был подвергнут обыску, коим данных для привлечения его к дознанию не добыто, и он был оставлен на свободе»14. Но это свидетельство официальное. На самом же деле Постышев занимался пропагандой среди рабочих. Так, например, 9 июля 1914 г. состоялось собрание рабочих обозных мастерских в пади Топка, на котором присутствовали Постышев и П.И. Старостин. Собравшиеся приняли решение начать забастовку и предъявить экономические и политические требования, что и было сделано на следующий день. 12 октября того же года он присутствовал на нелегальном собрании руководителей Иркутской городской организации РСДРП15.

И вот здесь мы подходим к вопросу о значении личности Постышева для Иркутска. Является ли факт работы Постышева на иркутской электростанции историческим событием? Если да, то насколько значимым?

В 1970 г. вышла книга документальных очерков «Заветам Ленина верны», в которой утверждалось, что Постышев руководил подпольным кружком на станции. Авторы же книги «Годы и люди. 1910–1995. История Иркутской ТЭЦ-2» отмечают другое: «О его (Постышева. – А.Г.) жизни и деятельности в Иркутске написано уже немало. Хотелось бы подчеркнуть только некоторые, может, неизвестные до сих пор детали. Очевидно, что электростанция должна была стать надежным прикрытием для профессионального революционера. В ее стенах он должен был избегать слишком “Предосудительных” действий, стараясь быть “как все”, обыкновенным “иркутским фонарщиком”. К сожалению, нам не удалось обнаружить источников, подтверждающих (или опровергающих) свидетельство о том, что Постышев руководил подпольным кружком на станции, что утверждается в уже упоминавшемся нами сборнике 1970 г. документальных очерков по истории станции.

…наше предположение о том, что основная революционная деятельность П. Постышева проходила все-таки вне станции (выделено нами. – А.Г.)»16.

Наши исследования, также соответствуют этому утверждению. Работая обычным монтером-фонарщиком, Постышев, конечно же, никакого отношения к становлению электростанции как учреждения не имел, революционной деятельности на самой станции не вел. Работа его на станции началась в апреле 1915 г., а вот точное время окончания по документам определить сложно. Можно предполагать, что она закончилась с февральской революцией 1917 г. Хотя авторы книги «Годы и люди» приводят сведения, что Постышев с 15 июня 1917 г. получил двухмесячный отпуск с сохранением содержания, но из отпуска он уже не вернулся, после чего городская Управа посчитала его выбывшим со службы на станции с 27 ноября 1917 г.17 Фактически получается, что он служил на станции 2 года и 2 месяца.

Нам удалось выявить следующие адреса в городе, связанные с Постышевым. За время пребывания его в это время в Иркутске, он проживал: по ул. Дворянской, 18/3, угол с Ланинской (от этой усадьбы сохранился дом по ул. Декабрьских Событий, 7), Большаковскому переулку, 3 (ныне пер. Большевистский, дом не сохранился), а работал у Львова – ул. Троицкая, 35 (ныне улица 5-й Армии, дом не сохранился, на его месте стоит дом по ул. 5-й Армии, 31).

Бросив работу, Постышев занялся революционной деятельностью. Так, в газете «Сибирь» от 1 ноября 1917 г. в «Кандидатских списках для выборов в учредительное собрание» в списке Иркутской организации социал-демократов большевиков и меньшевиков интернационалистов под № 4 значился Постышев Павел Петрович18. Именно с этого времени начинается самая активная его деятельность в Иркутске, но совершенно не относящаяся к электростанции. Он избирается в первый состав Совета рабочих депутатов, вместе с рядом таких же, как он, большевиков – С.И. Лебедевым, Б.М. Сташевским, Д.М. Трифоновым, становится во главе Центрального бюро профессиональных союзов. 19 ноября избирается в состав образованного Военно-революционного комитета (ВРК)19. Одной из самых боевых задач большевиков Иркутска было сколачивание и вооружение рабочих, обучение их военному делу. Организаторами первых красногвардейских отрядов стали П.П. Постышев и С.И. Лебедев. 3 декабря 1917 г. Военно-революционный комитет объявил смотр революционным войскам города. Принимал его П.П. Постышев. Впоследствии он писал, что и не мог думать, что ему, иркутскому «фонарщику», теперь представителю верховной власти губернии, придется принимать парад пролетарских войск, приветствовать бойцов – обозников, кожевников, булочников, металлистов, монтеров и т. д. В дни декабрьских беспорядков в городе, учиненных большевиками, когда юнкера пытались подавить эти выступления, осаждали Белый дом, как оплот большевиков в городе, Постышев вместе с другими членами ревкома вели с ними борьбу. Он входил в состав главного штаба красногвардейских отрядов, руководившего этим выступлением. Об ужасах этих дней в Иркутске можно прочитать в «Летописи Иркутска» Н.С. Романова, дневниках И.И. Серебренникова20. Число жертв только в эти дни составляло: 334 убитых, 699 раненых. Но, скорее всего, их было больше21.

В январе 1918 г., когда большевикам удалось временно захватить власть, был создан Иркутский революционный трибунал. Его председателем назначен П.П. Постышев22. Роль Постышева на этом посту недостаточно изучена, и нам не удалось выявить документы, раскрывающие его деятельность. Отмечается, что трибунал рассматривал дела, связанные с бандитизмом, но в период борьбы за власть любую деятельность против большевиков последние могли расценивать, как бандитизм, и жестоко карать своих идеологических противников, что и происходило. В феврале он был избран членом Областного исполнительного комитета Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (Облаком). Постышев не входил в первый состав Центросибири, а во втором, избранном 26 февраля 1918 г., был кандидатом в члены этой организации23.

Его деятельность в Иркутске заканчивается 11 июля 1918 г., когда Павел Петрович уезжает на восток. После эвакуации из Иркутска советских организаций в июле 1918 г. П.П. Постышев направляется на Дальний Восток, где руководит партизанской борьбой против белогвардейских войск и иностранных интервентов, выполняя обязанности начальника политотдела партизанского отряда, члена Хабаровского военно-окружного комитета, затем комиссара Хабаровского фронта. С июля 1920 по март 1922 г. был комиссаром 1-й Амурской стрелковой дивизии, членом Военного совета Восточного фронта, уполномоченным ЦК РКП(б) в Хабаровске.

За «заслуги» в Гражданской войне П.П. Постышев был награжден орденом Красного Знамени.

После Гражданской войны Постышев в Иркутске не был. Большая часть его деятельности в советский период истории прошла на Украине, где он занимал различные партийные должности. С августа 1923 г. заведовал организационно-инструкторским отделом Киевского губкома КП(б) Украины. С сентября 1924 г. он – секретарь Киевского губкома (затем окружкома) партии. С 1925 г. кандидат, с 1927 г. – член ЦК ВКП(б). С ноября 1926 г. – секретарь ЦК КП(б) Украины. С 13 июля 1930 по 26 января 1934 г. секретарь ЦК ВКП(б) и член Оргбюро ЦК. С июля 1930 по январь 1933 г. руководил отделом пропаганды и агитации и организационным отделом ЦК ВКП(б). В январе 1933 г. направлен на Украину, где в это время свирепствовал голод, 2-м секретарем ЦК с задачей «безусловно выполнить план хлебозаготовок». С марта 1933 г. секретарь ЦК КП(б) Украины. Одновременно с января 1933 по июнь 1934 г. – 1-й секретарь Харьковского, с июля 1934 по январь 1937 г. – Киевского обкома партии. С 10 февраля 1934 г. – кандидат в члены Политбюро ЦК. Главный инициатор репрессий против украинской интеллигенции (1932–1937 гг.), которую обвинял в «национализме». Затем руководил погромом «националистических» кадров КП(б) Украины, член «тройки», выносивший смертные приговоры арестованным на основании фальсифицированных данных, а в ряде случаев и при полном их отсутствии. Именно благодаря ему репрессии приняли небывалый размах, были арестованы все секретари обкомов, большинство секретарей райкомов и т. д. Кроме того, это сопровождалось уничтожением сотен тысяч рядовых граждан.

Постышев поднялся вверх до поста секретаря ЦК благодаря своему ярому участию в кампании против троцкизма. С 1933 г. он «очистил» партийный и госаппарат от «националистов» и довел до самоубийства известного украинского наркома – и, по словам Л.Д. Троцкого, «сто-процентного сталинца» – Скрыпника. Троцкий охарактеризовал Постышева как «карьериста, одного из самых раболепных из всех лакеев Сталина».

В 1937 г. он избирается депутатом Верховного Совета СССР. Но вскоре, 18 марта 1937 г., снят с руководства Украиной и переведен секретарем Куйбышевского обкома ВКП(б). Прибыв в область, Постышев организовал беспрецедентную кампанию арестов: в области за время его «наместничества» были взяты 110 секретарей райкомов. 10 июня 1937 г. на Куйбышевской партконференции Постышев, «анализируя методы вредительской работы врагов народа, отметил бездеятельность многих партийных органов. В области уже после проверки вскрыто и разоблачено большое количество врагов партии». «Чтобы изгнать врага, надо неизмеримо повысить бдительность», – заявил он. По воспоминаниям Н.С. Хрущева, «был добрым человеком, хотя иной раз допускал повышение тона, недопустимую грубость». Пострадал Постышев, как и большинство ему подобных партийных руководителей. На Пленуме ЦК (14.1.1938) он был выведен из состава Политбюро ЦК. В феврале 1938 г. исключен из ВКП(б) и 21 февраля 1938 г. арестован. 26 февраля 1939 г. приговорен к смертной казни и расстрелян. В 1956 г. – реабилитирован.

В заключение повествования о личности Постышева отметим, что он как секретарь ЦК ВКП(б) вместе с генеральным секретарем ЦК ВКП(б) Иосифом Сталиным (Джугашвили), председателем Совета Народных Комиссаров СССР Вячеславом Молотовым (Скрябин), секретарем ЦК ВКП(б) Лазарем Кагановичем, а также представителями украинского партийного руководства: генсеком ЦК КП(б)У Станиславом Косиором, председателем Совета народных комиссаров УССР Власом Чубарем и вторым секретарем ЦК КП(б)У Менделем Хатаевичем, в 2010 г. Апелляционным судом Киева признан виновными в голоде 1932–1933 г. на Украине: «геноцида украинской национальной группы, то есть искусственного создания жизненных условий, рассчитанных на ее частичное физическое уничтожение». Вместе с тем, суд закрыл уголовное дело «в связи со смертью виновных». Мы не оцениваем деятельность украинских судебных органов, а приводим эту информацию, как факт.

Но, может, стоит подумать об актуальности оставления имени Постышева в топонимике Иркутска?

Примечания

1. Большая Советская энциклопедия.

2. Советская военная энциклопедия в 8-ми томах. М., 1978. Т. 6. С. 471.

3. Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва: Вече, 2000.

4. ГАИО. Ф. 34. Оп. 1 ОЦ. Д. 62. Л. 3., 3 об., 4.

5. ГАНИИО. Ф. 300. Оп. 1. Д. 325. Л. 12.

6. Революционный подвиг сибиряков. Биографии борцов за власть Советов на земле Иркутской. Иркутск, 1972. С. 259.

7. ГАИО. Ф. 34. Оп. 1 (ОЦ). Д. 62. Л. 11, 12.

8. Там же. Л. 3.

9. Там же. Л. 12, 13, 14, 15.

10. Там же. Л. 33; ГАНИИО. Ф. 300. Оп. 1. Д. 325. Л. 11.

11. ГАИО. Ф. 281. Оп. 1. Д. 127. Л. 175 об. – 176.

12. Там же. Ф. 600. Оп. 1 (Оц). Д. 87. Л. 613.

13. Там же. Ф. 34. Оп. 1 (Оц). Д. 62. Л. 19, 20 об., 47.

14. Там же. Ф. 600. Оп. 1 (Оц). Д. 92. Л. 56.

15. Иркутская летопись 1661–1940 гг. / Сост., автор предисловия и примечаний Ю.П. Колмаков. Иркутск, 2003. С. 274–275, 278.

16. Годы и люди. 1910–1995. История Иркутской ТЭЦ-2. Иркутск, 1995. С. 46.

17. Там же. С. 47.

18. ГАНИИО. Ф. 300. Оп. 1. Д. 325. Л. 3.

19. Иркутская летопись 1661–1940 гг. … С. 332.

20. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902–1924 гг. / сост., предисл. и примеч. Н.В. Куликаускене. Иркутск, 1994; Серебренников И.И. Претерпев судеб удары. Дневник 1914–1918 гг. Иркутск, 2008.

21. Романов Н.С. Указ. соч. С. 513.

22. Революционный трибунал начал свою деятельность 24 января 1918 г. (Романов Н.С. Указ. соч. С. 276).

23. Иркутская летопись 1661–1940 гг. … С. 347.


Возврат к списку

  Rambler's Top100