История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

11-08-2014

Репрессии в Ленинградском военном округе (1937–1938 гг.)

Автор: Кузнецов Сергей Ильич
Автор: Петрушин Юрий Александрович

Историография политических репрессий в нашей стране пополнилась еще одним фундаментальным трудом – в Санкт-Петербурге вышла книга военных историков А.М. Григоряна, В.С. Мильбаха и А.Н. Чернавского о репрессиях в Ленинградском военном округе. Несмотря на историческое значение Петербургского, Петроградского, Ленинградского военного округа, его истории посвящено сравнительно немного работ. Что касается репрессий командно-начальствующего состава округа, то об этом феномене противоправного характера мы, в лучшем случае, найдем лишь упоминания в современной военно-исторической литературе.

Рецензируемая работа в целом имеет хорошо продуманную и логичную структуру (введение, 8 глав, заключение, источники и литература, приложение, алфавитный указатель). В кратком, но емком введении авторы отмечают актуальность исследуемой темы, знакомят читателей с основной историографией проблемы. Принципиальное значение в рассматриваемой работе имеет широкое использование документов, хранящихся в 5 архивохранилищах Москвы и Санкт-Петербурга, существенно дополняющих тему новыми знаниями. Не обошли вниманием авторы и опубликованные материалы. Особое значение для изучения данной проблемы имеют документы архива Главной военной прокуратуры при Генеральной прокуратуре РФ (АГВП), с помощью которых удалось установить точные биографические сведения и данные о реабилитации военнослужащих Ленинградского военного округа (далее ЛВО), репрессированных в 1937–1938 гг.

Объектом изучения стал командно-начальствующий состав управлений и штабов, соединений и частей ЛВО. Предметом – политические репрессии 1937–1938 гг. в округе.

Ленинградский военный округ стал во второй половине 1930-х гг. едва ли не «центром» политических репрессий командно-начальствующего состава. Авторы работы убедительно доказывают, что в рядах НКВД этого региона стойко держался синдром «кировского дела», стремление найти, раскрыть и ликвидировать террористические организации. Не случайно, в ЛВО репрессии развернулись раньше, чем в других военных округах, например, на востоке страны. В июне 1937 г. репрессии по политическим мотивам в ЛВО приняли массовый характер. Создавалось впечатление, что этот военный округ был главной опасностью «политических заговоров» и наводнен «шпионами» всех мастей. По «данным» НКВД, здесь существовало даже бурят-японо-фильское националистическое движение, что было верхом абсурда. Авторы опровергают эти вымыслы НКВД. Но развернувшиеся репрессии в ЛВО приняли неуправляемый характер, управление округом оказалось обезглавленным, что негативно сказалось на его жизнедеятельности, даже боевая подготовка была оттеснена на второй план. Авторы работы отмечают, что высшее командование ЛВО, в том числе авторитетный командующий П.Е. Дыбенко не способны были противостоять, или хотя бы ослабить воздействие политических репрессий против военных (с. 75).

В монографии хорошо описаны основные направления деятельности органов НКВД в период массовых политических репрессий, начиная от безосновательного обвинения военных в активной антисоветской агитации, до надуманных мер вредительства. Анекдотично, если не трагично представлен в монографии «пример вредительства» воентехника И.Э. Бурова, обвиненного в том, что он «умышленно допускал в общежитиях топку печей с неисправленными дымоходами» (с. 87). Без содрогания нельзя читать в книге приведенные примеры методов допросов военных заплечных дел сотрудниками НКВД, «подготовке» обвиняемых к судебным заседаниям.

Как же вели себя политические органы ЛВО в ходе политических репрессий? – задают вопрос исследователи (гл. 4). Они восстанавливали институт военных комиссаров, «взаимодействовали» с органами НКВД, «сплачивали» военнослужащих вокруг ВКП(б), «помогали» партийным органам очистить свои ряды от врагов народа и шпионов. Органы военной прокуратуры вместо надзора за соблюдением законности включились, по мнению исследователей, в процесс политических репрессий, испытывая сильное давление со стороны политического руководства страны и органов НКВД. И только с осени 1938 г. по команде сверху были сделаны первые шаги реабилитации военных (с. 158).

Наиболее жесткие репрессии, по данным исследователей, выпали на долю среднего командно-начальствующего состава ЛВО. Из 278 военных, арестованных по этой категории, 172 человека или (62 %), погибли; 69 человек или (25 %) приговорены к лагерям, т. е. жестким наказаниям было подвергнуто 87 % арестованных. Основную массу репрессированных 69 % представляли командиры в возрасте от 31 до 45 лет (с. 161, 163). Отличительной чертой массовых политических репрессий в ЛВО, по мнению исследователей, были потери большого числа военных педагогов, сотрудников НИИ и КБ оборонного сектора (с. 164). В период политических репрессий 1937–1938 гг. ЛВО потерял не менее 4015 командиров, из них 1152 человека было арестовано, 721 расстрелян. Авторы монографии как военные специалисты утверждают, что этого количества комначсостава вполне хватило бы для укомплектования командирами стрелкового корпуса из четырех стрелковых дивизий со средствами усиления (с. 168). ЛВО понес существенные потери в управленческом звене, некоторые полки фактически оказались обезглавленными, ухудшилось состояние воинской дисциплины, распространенным явлением периода массовых политических репрессий стало пьянство командного состава. Как итог этого явления стало существенное снижение боеспособности войск ЛВО, ухудшение его мобилизационных возможностей. Военные действия в Финляндии обнажили недостатки, которые коренились в глубокой порочности тоталитарного государства, использующего террор как неотъемлемый элемент управления – делают вывод исследователи (с. 196).

В заключительной 8 главе авторы предприняли попытку кратко рассмотреть моральный аспект политических репрессий, задавшись вопросом: как измерить и учесть искалеченные судьбы людей за несовершенные преступления, горе их жен и детей, боль и скорбь их потомков? К сожалению, глава осталась незавершенной, словно авторы приглашают специалистов к осмыслению этой темы. В заключении представлены выводы, вытекающие из содержания и анализа монографии.

Почти половину книги – около 200 страниц из 423, составляет объемное, информативное приложение, включающее и фотоматериалы. В нем заинтересованный читатель увидит схему дислокации сухопутных войск, список командиров репрессированных, уволенных, восстановленных в РККА, итоговые сведения о некомплекте командно-начальствующего состава ЛВО, в котором можно найти данные о рождении, партийности, службе безвинно пострадавших людей, их реабилитации. Это бесценные сведения, за которыми судьбы военных командиров, которым авторы монографии возвратили их добрые имена.

Остается надеяться, что монография, невзирая на небольшой тираж, дойдет до специалистов и найдет своих благодарных читателей.

Примечания

1. Григорян А.М., Мильбах В.С., Чернавский А.Н. Политические репрессии командно-начальствующего состава, 1937–1938 гг. Ленинградский военный округ. СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2012. 423 с.


Возврат к списку

  Rambler's Top100