История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

12-02-2019

Каторжные работы польских ссыльных в Сивяковском тюремном помещении в 60-е гг. XIX в.

Автор: Семёнов Евгений Владимирович

Вопросы изучения условий пребывания ссыльных участников польского национально-освободительного восстания 1863-1864 гг. на территории Забайкалья до настоящего времени не рассматривались в отечественной историографии должным образом. Открытыми остаются вопросы отбывания каторжных работ в горных заводах и на золотоносных приисках, условия размещения в тюремных помещениях, а также аспекты, связанные с переходом на поселение поляков на территории Забайкалья.

Настоящая статья ставит своей целью рассмотреть один из вопросов данной проблемы, а именно, условия отбывания каторжных работ политическими ссыльными поляками в д. Сивяково в 60-е гг. XIX в., где к тому времени была создана тюрьма для размещения ссыльных польских повстанцев.

К середине XIX в. Нерчинские горные заводы уже не использовались для размещения ссыльных на каторжные работы. К этому времени большая часть заводов была закрыта по причине истощения запасов серебряных руд. В 1846 г. закрылся Газимуровский завод, в 1850 г. – Шилкинский и Екатерининский заводы, в 1851 г. – Дучарский завод, а в 1853 г. – Нерчинский завод. В 60-е гг. XIX в. частично продолжали функционировать Александровский и Кутомарский заводы, последний выдавал продукцию до 1907 г. [11, с. 161].

В результате массовой ссылки в Сибирь участников польского восстания 1863–1864 гг. сибирская администрация встала перед задачей размещения ссыльных и обеспечения их работой.

Вопрос определения численности и социального состава польских ссыльных – участников восстания 1863–1864 гг., до настоящего времени остается актуальным и требует тщательной разработки [13, с. 65–67].

Ссыльные участники польского восстания делились на три группы: сосланные в работы без срока, сосланные в работы на срок от 6 до 20 лет и сосланные в работы на срок менее 6 лет [18, с. 113]. Существовавшее подразделение ссыльных на сосланных в каторжные работы в крепостях, на заводах и в рудниках практически не играло никакой роли в ссылке в каторжные работы в Забайкалье в рассматриваемый период по причине закрытия большей части заводов и рудников, а также отсутствия, отвечающих условиям содержания ссыльнокаторжных тюрем и крепостей.

Основными местами размещения ссыльных участников польского национально-освободительного восстания в Забайкалье во второй половине 60-х гг. XIX в. становятся Петровский железоделательный завод, Александровский завод, с прилегающими к нему рудниками, Карийские золотые промыслы, деревня Сивяково и поселок Муравьевская Гавань, расположенный недалеко от Сретенска.

Уже летом 1864 г. казематы Петровского железоделательного завода не вмещали всех направленных туда польских ссыльных, существующие же помещения были в плачевном состоянии и не могли обеспечить надлежащие условия для размещения ссыльных [4, л. 11]. В связи с этим генерал-губернатор Восточной Сибири своим распоряжением приказал всех, направляемых на каторжные работы в Забайкалье польских ссыльных, cосредотачивать в Нерчинских горных заводах [4, л. 5]. В самом же Петровском железоделательном заводе было оставлено всего 100 ссыльнокаторжных, остальные были отправлены в Читу для дальнейшего распределения на территории Восточного Забайкалья [4, л. 7]. Об этом в своих воспоминаниях пишет Э. Чапский, первоначально предназначенный в каторжные работы в Петровском заводе и находившийся там до мая 1866 г.: «После отправления этой партии (конец 1864 г. – Е. С.) осталось нас чуть более ста человек, среди них один француз, семь итальянцев, несколько человек из Галиции, два литвина, остальные были из Царства Польского… По утрам мы читали или учились, если не наступала наша очередь чистить картофель и брюкву на кухне, после обеда, очень скромно приготовленного, выходили на прогулку подышать чистым воздухом, однако нельзя было иначе гулять как идти бить железную руду. Любители ходили помогать тем товарищам, которые за мизерную плату целый день били железным молотом руду» [15, с. 275–277].

Одним из мест размещения ссыльнокаторжных поляков в рассматриваемый период становится деревня Сивякова, расположенная в 32 км от Читы. Деревня была основана в XVIII в. как заимка Е. Ершова и С. Сивакова, на которой первоначально содержался скот и заготавливалось сено. Со временем на берегу Ингоды возникло постоянное поселение. Из-за удобства расположения, рядом с Ингодой и в относительной близости от областной столицы, Сивяково была выбрана местом для постройки барж, первоначально для амурских военных экспедиций, а впоследствии для продовольственных и хозяйственных сплавов на Амуре. Баржи по Ингоде сплавлялись до ее слияния с Ононом и образования Шилки и далее по течению до слияния Шилки и Аргуни и образования Амура.

Кропоткин П.А., служивший в Сибири в 60-е гг. XIX в., так характеризует сплавы, в которых он также принимал участие: «Ежегодно приходилось отправлять целые караваны барж с солью, мукой, солониной и так далее для продовольствия как войск, так и переселенцев в низовьях Амура. В Чите для этого строили ежегодно около ста пятидесяти барж, которые и сплавлялись весной в половодье по Ингоде, Шилке и Амуру. Вся флотилия делилась на отряды в двадцать-тридцать судов, которыми заведовали казачьи офицеры и чиновники» [9, с. 174–175].

В Сивяково для размещения ссыльных были использованы уже существовавшие помещения, которые были отремонтированы и обнесены забором. В декабре 1864 г. был дан приказ о переоборудовании старой казармы, расположенной в д. Сивяково под устройство в ней тюрьмы для польских политических ссыльных. Для проведения ремонта старых и строительства новых помещений было привлечено 125 специалистов – плотников, столяров, печников и т. д. Так, в работах принимало участие 69 плотников, 36 пильщиков и чернорабочих, 7 бондарей, 5 молотобойцев, 3 колесника, 3 кузнеца, 1 слесарь, 1 каменщик [3, л. 9]. На переоборудование зданий на нужды размещений ссыльнокаторжных к июлю 1865 г. было потрачено 2154 руб. [3, л. 22].

Ссыльные размещались в Сивяково, деревне Домна, расположенной в 6 верстах от Сивяково, а также в селении Беклемишевском, находящемся в 70 км от Сивяково. Основным занятием ссыльнокаторжных являлась заготовка строевого леса для строительства барж.

Первоначально предполагалось разместить в тюрьме до 800 ссыльных поляков [3, л. 1], но на протяжении всего времени существования тюрьмы и каторжных работ в Сивяково, здесь находилось чуть более 400 ссыльных, дополнительно более 150 ссыльных размещалось в деревня Домна, находящейся в 6 верстах от Сивяково.

Количество ссыльных польских повстанцев, содержавшихся в Сивяковском тюремном помещении, не было постоянным и часто колебалось, в основном в сторону уменьшения. Если 26 марта 1865 г. в Сивяково находилось 398 ссыльных поляка [6, л. 22-34], то алфавитный список, составленный 22 августа 1865 г. показывает уже 418 ссыльных поляков, сосредоточенных в Сивяковском тюремном помещении и 162 – в Домне [5, л. 30].

Со временем увеличившееся количество ссыльных привело к тому, что не представлялось возможным всех их разместить в предназначенных для них помещениях, в итоге было принято решение ссыльным, включенным в категорию «исправляющихся», разрешить проживать вне пределов тюрьмы и приобретать дома за тюремным ограждением. В сентябре 1865 г. разрешение на проживание вне тюрьмы получило 57 человек [3, л. 34].

5 ноября 1866 г. из Главного управления Восточной Сибири поступило распоряжение, отделить от ссыльных привилегированного звания ссыльных из простолюдинов и впредь содержать эти категории ссыльных раздельно [7, л. 1]. Местом размещения ссыльных привилегированного звания предполагалось сделать Сивяковское тюремное помещение, ссыльных простого звания приказывалось перевести в Домну, расположенную в 6 верстах: «распорядиться о переводе всех, находящихся в д. Сиваковой преступников простого сословия в д. Домну, наблюдая на будущее время, чтобы в д. Сиваковой содержались преступники только из привилегированного звания» [7, л. 5]. 27 ноября из Сивяково в Домну было переведено 67 ссыльных, а из Домны в Сивяково – 24 ссыльных.

16 декабря 1865 г. из Сивяковского тюремного помещения в Дарасун было отправлено 53 ссыльных [6, л. 25]. В числе отправленных находился и Б. Дыбовский, воспользовавшийся благосклонностью представителей высшего местного начальства, в особенности благодаря супруге военного губернатора Забайкальской области Н.П. Дитмара в 1864–1874 гг. [14; 17, с. 87].

В Сивяково ссыльные были заняты заготовкой строевого леса и изготовлением барж, предназначенных для обеспечения бесперебойного сплава продовольствия вниз по течению Амура для вновь основанных русских поселений на его левом берегу.

Наиболее полное описание Сивяковской тюрьмы содержится в воспоминаниях Б.И. Дыбовского и Э. Чапского, отбывавших наказание каторжными работами в этой тюрьме [16, с. 366–374]. Несколько позже Б. Дыбовский был переведен на Дарасунские минеральные источники.

Территория тюрьмы, по словам Б.И. Дыбовского, была ограждена забором, представлявшим из себя примитивное ограждение, состоящее из столбов и тонких досок [17, с. 86]. На территории размещалось два двухэтажных здания, предназначенных для размещения ссыльных поляков. По воспоминаниям ссыльных, казармы плохо отапливались и кишели клопами и тараканами. Поэтому большая часть ссыльных занялась постройкой собственного жилья.

Таким образом поступил Б.И. Дыбовский, который вместе со своими товарищами, приобрел небольшой домик, называемый «землянкой», у рабочих, занимавшихся постройкой тюремных помещений. Ученый так описывает свое новое жилье: «Был это один из самых лучших в Сивяково дом, с двумя окнами на петлях, с хорошими дверями, закрываемыми на засов. Комната была 3 метра ширины и 3 метра длины. Большая глинобитная печь занимала почти половину комнаты, оставалось достаточно места, для того, чтобы вдоль стен можно было разместить 3 топчана, служивших кроватями, а между печью и топчанами оставался узкий проход. Стены, потолок и печь были побелены. Пол был глинобитный, из хорошо утоптанной глины и выровненный, перед печью была довольно большая лежанка, служившая нам столом для кухонных занятий. Уступили нам порядочную «землянку» с различными дополнительными предметами, а именно, метелкой для печи, деревянной заслонкой для нее же, веником для избы, несколько чугунков вместе с железным ухватом, иначе говоря, мы получили спокойный уголок для научных занятий» [17, с. 87].

Другой ссыльный, также находившийся в рассматриваемый период в Сивяково, и оставивший воспоминания о своем пребывании в этой тюрьме Эдвард Чапский, следующим образом описывает «землянки», в которых приходилось проживать польским ссыльным: «В течение нескольких недель возник ряд землянок, которые возвышались над землей не более чем на локоть, а входить в них приходилось по лестнице, кирпичи и печи для них изготавливали специалисты или любители» [15, с. 282].

Основные занятия каторжных в Сивяково заключались в изготовлении плотов и барж, для этого ссыльные заготавливали строевой лес, сплавляли его до верфи, выносили бревна на берег, складывали для сушки и впоследствии занимались строительством барж [17, с. 88–89].

Мы располагаем информацией о некоторых видах работ, выполненных ссыльными в июне и июле 1865 г. Так, 8 июня к работам было привлечено 73 человека, из них 26 человек занимались вытаскиванием бревен из реки, 29 – изготовлением нагелей, а 19 – изготовлением отверстий. В результате ими было выловлено из реки 138 бревен, изготовлено 1960 нагелей и просверлено 1620 отверстий. Подобного рода работы проводились 18 июня, 3, 6, 7, 8, 9 июля [3, л. 36–37].

По свидетельству Б. Дыбовского, работы были нерегулярными, и среди каторжных существовала очередь на выход на работу, которая наступала раз в несколько дней или же раз в течение недели [17, с. 88–89]. Об этом же сообщает в своих воспоминаниях Э. Чапский: «Бедные нанимались на вылавливание бревен из Ингоды на берег, где строили баржи, поскольку принудительной работы еще не было» [15, с. 282].

Работы начинались с восходом солнца и продолжались несколько часов до завтрака, после завтрака работа продолжалась до обеда, который длился около двух часов, и после обеда каторжные работали до сумерек.

Кроме того, труд ссыльных использовался при очистке берега реки от остатков производства барж, обслуживании основных тюремных служб, а именно на заготовке леса для отопления, доставке воды для приготовления пищи, стирки и мытья.

Местные власти старались привлекать ссыльных к различного рода работам. Так, весной 1866 г. ссыльные в Сивяково были привлечены к проведению телеграфной линии от дер. Сивяково до оз. Кинон [3, л. 61].

Находясь в Сивяково, ссыльные получали 11 копеек содержания в сутки [8], что позволяло им приобретать незначительные предметы обихода и продукты питания в небольших лавках, возникших практически сразу среди ссыльных. Свидетельствует об этом Э. Чапский: «Корсаков вошел в лавку нашей коммуны, в которой продавался табак, сахар, чай, иглы, нити и др. Спросил меня тогда грозно, не обманывают ли купцы своих соузников, а Заборовскому приказал тщательно за этим следить» [15, с. 288].

Следует отметить общее мнение мемуаристов, характеризующих отношение непосредственного руководства над польскими ссыльными, как «сносное» [17, с. 86, 110].

16 апреля 1866 г. была объявлена императорская амнистия, согласно которой польские ссыльные, приговоренные к каторжным работам на срок до 6 лет, освобождались от каторги и переводились на поселение, тем же чьи сроки были выше – наказание сокращалось наполовину.

Очередная амнистия состоялась 25 мая 1868 г., которая освобождала от каторжных работ все группы польских ссыльных и переводила их на поселение, исключение составляли те ссыльные, которые совершили повторное преступление, в том числе участники Кругобайкальского восстания 1866 г. В связи с этим большая часть ссыльных поляков, находившихся в Сивяковском тюремном помещении, была освобождена от работ и отправлялась на поселение в Иркутскую губернию. 20 июля 1868 г. из Сивяково отбыла первая партия подлежавших к освобождению от каторжных работ в составе 64 человек [1, л. 32]. Впоследствии количество ссыльных начинает стремительно уменьшаться.

Не всем ссыльным удавалось сразу отправиться на поселение, поскольку многие успели обзавестись имуществом, которое приходилось продавать. При таком большом предложении домов, продажа их затягивалась на продолжительное время. На наш взгляд, следует привести пример Гервазия Гзовского, сосланного в Сибирь повторно. Первое наказание он отбывал за патриотическую деятельность в 40-е гг. XIX в. [19, с. 202–203]. По амнистии 1856 г. возвратился на родину, где снова включился в антиправительственную деятельность, за что вторично был сослан в Сибирь [10, с. 36–37]. Местом отбывания наказания ему была определена д. Сивякова. По свидетельству Б. Дыбовского, дом Г. Гзовского представлял собой «маленькую «землянку», практически полностью закопанную в земле и состоящую из одной комнаты» [17, с. 85]. Освобожденный от каторги и направляемый на поселение в Иркутскую губернию, Г. Гзовский 8 августа 1868 г. обращался с просьбой к Военному губернатору Забайкальской области с просьбой оставить его в Сивяково до тех пор, пока он не продаст свой дом [1, л, 181].

К середине 1868 г. численность польских политических ссыльных в Сивяково сократилась практически наполовину [2, л. 23 об.], а к 1 сентября осталось в работах 78 человек [2, л. 26 об.]. С этого времени ссыльные поляки постепенно переводятся в другие места отбывания наказания и Сивяковское тюремное помещение утрачивает свое значение в выполнении каторжных работ польскими ссыльными.

Таким образом, Сивяковское тюремное помещение просуществовало около трех лет и не сыграло значительной роли в организации каторжных работ в Забайкалье. Объемы производства барж и условия труда не позволяли в полной мере использовать труд ссыльнокаторжных поляков и при первой представившейся возможности местные власти постарались ликвидировать Сивяковскую тюрьму.

Список литературы и источников

1. ГАЗК (Государственный архив Забайкальского края). Ф. 1 (о). Оп. 1. Д. 867.

2. ГАЗК. Ф. 1 (о). Оп. 1. Д. 874.

3. ГАЗК. Ф. 1 (п). Оп. 1. Д. 112.

4. ГАЗК. Ф. 1 (п). Оп. 1. Д. 113.

5. ГАЗК. Ф. 1 (п). Оп. 1. Д. 121.

6. ГАЗК. Ф. 1 (п). Оп. 1. Д. 147.

7. ГАЗК. Ф. 1 (п). Оп. 1. Д. 217.

8. ГАЗК. Ф. 1 (п). Оп. 2. Д. 41.

9. Кропоткин П.А. Записки революционера. М.: Мысль, 1990. 526 с.

10. Тимофеева М.Ю. Участники польского национально-освободительного движения в забайкальской ссылке (1830–1850 годы): биобиблиогр. справочник. Материалы к «Энциклопедии Забайкалья». Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2001. Вып. 8. 150 с.

11. Энциклопедия Забайкалья. Читинская область: в 4 т. Новосибирск: Наука, 2006. Т. 1. 302 с.

12. Энциклопедия Забайкалья. Читинская область: в 4 т. Новосибирск: Наука, 2006. Т. 4. 526 с.

13. Brus A., Kaczyсska E., Њliwowska W. Zesіanie i katorga na Syberii w dziejach Polakуw. 1815–1914. Warszawa, 1992. 438 р.

14. Brzкk G. Benedykt Dybowski. Їycie i dzieіo. Warszawa; Wrocіaw, 1994. 396 р.

15. Czapski E. Pamiкtniki Sybiraka. Londyn, 1964. 371 р.

16. Janik M. Dzieje Polakуw na Syberii. Krakуw, 1928. 472 р.

17. Pamiкtnik dra Benedykta Dybowskiego od roku 1862 zacz№wszy do roku 1878. Lwуw, 1930. 623 р.

18. Skok H. Polacy nad Bajkaіem. 1863–1883. Warszawa, 1974. 335 р.

19. Њliwowska W. Zesіaсcy polscy w Imperium Rosyjskim w pierwszej poіowie XIX wieku. Sіownik biograficzny. Warszawa, 1998. 835 р.


Возврат к списку

  Rambler's Top100