История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

12-02-2019

Заключенные на строительстве гражданских и промышленных объектов Иркутской области в 1960–1980-е гг.

Автор: Урожаева Татьяна Петровна

Изучение роли и значения пенитенциарной системы в прошлом, ее влияния на отдельные сферы жизни общества, является одним из ключевых факторов, который можно экстраполировать для понимания истории всей системы исправительных учреждений. Демонтаж системы Главного управления лагерей во второй половине 1950-х – начале 1960-х гг. оказался весьма непростым, потребовал значительных усилий и занял достаточно продолжительный период времени. Иркутской области отводилось особое место в карательно-репрессивной политике Советского государства. На протяжении долгого времени Приангарье являлось местом дислокации специальных (особых) лагерей, колоний, ссылки и депортации. Высокая степень концентрации спецпереселенцев, заключённых, депортированных, военнопленных, предопределила интенсивность их трудового использования.

В послевоенный период промышленное освоение районов Иркутской области было обеспечено трудом многих тысяч заключенных, занятых сооружением железнодорожной трассы Тайшет – Лена (Западный участок БАМа) и других производственных объектов. Вдоль железнодорожной магистрали было создано несколько лагпунктов: №№ 11, 13, 52 и т. д. Заключенные строили не только железную дорогу, но и притрассовые мосты, вокзалы, больницы, столовые, клубы, магазины и жилые дома в Чуне, Вихоревке, Братске [3, с. 420].

Спецконтингент Китойского исправительно-трудового лагеря (п/я ВМ-16), строил нефтехимический завод и другие предприятия Ангарска. ИТЛ просуществовал почти 15 лет. В марте 1961 г. он, как и другие подобные учреждения управления лагерей МВД СССР, был расформирован. «Осколки» лагеря с довольно внушительным наполнением продолжали окружать Ангарск: ИК-2, ИК-7 и ИК-15 (строгого режима), ИК-14 (общего режима) [2, с. 1].

Заключенные размещались в бараках каркасно-щитового типа. Приведем отрывок из воспоминаний Н.Н. Ермаковой: «В январе 1958 г. я с сыном Валерием приехала в Ангарск. В деревне работы не было, а тут развернулась большая стройка, много молодежи приехало. Поначалу мы поселились в 8-м районе, в бараке у родственника. В комнате одной неуютно оставаться было – рядом много зеков» [5, с. 2]. После освобождения люди оставались в Ангарске, продолжали работать на стройке. Контингент 2-го лаготделения выводился на строительство цементного завода, базы ОРС, поселка «шеститысячник» и жилых домов в Ангарске.

В середине 1950-х гг. началось реформирование пенитенциарной системы. В новых условиях постановления ЦК КПСС «Об основных задачах Министерства внутренних дел СССР» (12.03.1954 г.) и «О мерах улучшения работы исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД» (10.07.1954 г.) закрепили курс на либерализацию пенитенциарной политики и имели для системы позитивные последствия. Прежде всего, Указами Президиума ВС СССР «О порядке досрочного освобождения от наказания осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет» (24.04.1954 г.) и «О введении условно-досрочного освобождения из мест заключения» (14.07.1954 г.) был восстановлен институт досрочного освобождения.

Реформа исправительно-трудовой системы в очередной раз была проведена в 1958 г., когда было установлено, что основным учреждением для отбывания наказания в виде лишения свободы являются исправительно-трудовые колонии (ИТК). Эта структура была подкорректирована в 1961 г. с определением исправительно-трудовых колоний общего, усиленного, строгого и особого режима, а также тюрем как основных видов исправительно-трудовых учреждений [8, ст. 67]. Происходило окончательно закрепление советской исправительно-трудовой политики в новом законодательстве – сначала в УК РСФСР 1961 г., а затем в ИТК РСФСР 1970 г.[6, ст. 591, 1220].

В 1963 г. появляется еще один вид ИТУ – колония-поселение. Первоначально колонии-поселения предназначались для содержания осужденных, которые переводились туда в качестве дисциплинарной меры поощрения из колоний общего, усиленного и строгого режима [9]. В дальнейшем колонии-поселения стали назначаться как вид исправительно-трудового учреждения для лиц, совершивших преступления по неосторожности (с 1977 г.) и совершивших умышленные преступления, не являющиеся тяжкими, за которые были осуждены к лишению свободы на срок не более пяти лет (с 1985 г.). Так, в начале 1970-х гг. две крупных колонии-поселения для «аварийщиков» (КП-9 и КП-10) были созданы под Усть-Илимском (возле села Невон)

В 1960–1970-е гг. в исправительно-трудовой системе сложилось три основных направления вовлечения осужденных в трудовые процессы: на собственном производстве, на основе кооперативных связей, на контрагентских объектах. Возможность выбора видов трудовой деятельности, обеспечил в наибольшей степени процесс привлечения осужденных к труду. Так, заключенные ангарской ИК-2 были задействованы на возведении различных объектов Управления строительства: швейной фабрики, молочного комбината, хлебозавода, электромеханического завода, завода железобетонных конструкций. В 1970-е гг. в колонии была создана собственная производственная база. Учреждение стало специализироваться на изготовлении мебели, садового инвентаря, строительных материалов. Осужденные ангарской исправительно-трудовой колонии № 15 работали на строительстве ТЭЦ-10, участвовали в строительстве городского тепличного хозяйства и птицефабрики. В 1963 г. часть осужденных была этапирована в Байкальск на строительство целлюлозно-бумажного комбината [11].

Особое значение для развития региона имел Осетровский речной порт в Усть-Куте, ставший главным опорным пунктом для завоза грузов на Север, в отдаленные районы Иркутской области, при его сооружении во второй половине 1950-х гг. применялся труд заключенных Ангарского ИТЛ [3, с. 421]. К началу 1960-х гг. после расформирования «Ангарлага» и «Озерлага» был образован Иркутский куст (исправительные колонии №№ 3, 4, 6), позднее Ангарский куст (исправительные колонии №№ 2, 7, 14, 15) [11].

В 1960-е гг., несмотря на наличие новых условий формирования трудовых ресурсов в северо-западной части Иркутской области (масштабный приток вольнонаемной рабочей силы), хозяйственные организации, включая управления строительства Братской и Усть-Илимской ГЭС, не отказывались от использования принудительного труда. Он, как и в прежние годы, использовался в основном на массовых работах, не требовавших высокой квалификации, и в местностях, не обладавших развитой хозяйственной и социально-бытовой инфраструктурой.

Для осуществления подрядной деятельности по расчистке ложа будущего Усть-Илимского водохранилища, возведению участков автодороги Братск – Усть-Илимск, объектов в пос. Эдучанка весной 1963 г. было создано новое первое лаготделение с управлением в пос. Седаново Братского района (ныне Усть-Илимский район). Руками заключенных были построены жилищные и социально-бытовые объекты (хлебопекарня, столовая, магазин, многоквартирные жилые дома) в Седаново и Эдучанке [1, л. 24–25]. В марте 1964 г. все подразделения расформированного Ангарлага перешли в непосредственное подчинение областного управления местами лишения свободы [3, с. 421].

Труд заключенных использовался на лесоповалах, при расчистке ложа Усть-Илимского водохранилища, их руками построены несколько поселков для переселения людей из зоны затопления. Управление строительства Усть-Илимской ГЭС в октябре 1963 г. «трудоустроило» 1 тыс. заключенных расформированного Ангарского ИТЛ и планировало задействовать на работе еще тысячу человек [4, л. 90]. Даже освободившись, оставаясь на поселении, бывшие узники жили не в городе, а на некотором отдалении от него (поселок Высотка) – два основных потока трудовых ресурсов в Усть-Илимске практически не пересекались. И как только в середине 1970-х гг. в городе не стало явного дефицита трудовых ресурсов, количество зон начало сокращаться.

Вклад заключённых в развитие экономики Иркутской области долгое время не афишировался, наоборот, акцент в промышленном освоении края делался на решающую роль участников «комсомольско-молодёжных строек». В то же время, в отличие от вольнонаёмных рабочих, заключенные выполняли самую тяжелую и грязную работу.

В 1960-е гг. были созданы исправительные учреждения в Усть-Кутском и Братском районах, а позднее, в 1970-е гг. – в Зиминском районе.В 1972 г. на территории района была создана исполнительно-трудовая колония (ИТК-32) строгого режима. Первоначально планировалось обеспечивать рабочими руками контрагентские объекты треста «Зимахимстрой» (впоследствии преобразованного в Восточно-Сибирское управление строительства – для возведения объектов химического завода). Были сооружены первая очередь Зиминского химического завода «ХЛОР-1» (подразделения будущего ПО «Саянскхимпром») и ряд других объектов в Саянске: Новозиминская ТЭЦ, база строительной индустрии, база ОРСа, саянский молокозавод и хлебозавод, автотранспортное предприятие, птицефабрика, городское управление связи, ремонтно-механический завод, дорожно-строительный участок, больница и два жилых дома.

Помимо этого, осужденные ИТК-32 принимали участие в строительстве второй очереди «ХЛОР-2», а также работали на базе строительной индустрии, ремонтно-механических мас­терских, Зиминском кирпичном заводе по обеспечению стройки необходимыми материалами и строительной техникой [10, с. 112–113]. За годы перестройки в колонии появились два новых двухэтажных блока, где разместились парикмахерская, пра­чечная, дежурная часть с комнатой для приема пищи и комнатой отдыха, помещение для работы самодеятельных орга­низаций осужденных.

Производственный потенциал всей уголовно-исполнительной системы в 1970-е – начале 1980-х гг. был таков, что она занимала пятое место в стране по объёмам товарной продукции, уступая только оборонным отраслям [7, с. 3]. Труд осужденных организовывался уже преимущественно на собственных предприятиях ИТУ, по-прежнему составлял значительную долю в экономике региона. Во многих ИТУ за счет получаемых от экономической деятельности доходов были построены типовые кирпичные общежития, котельные, промышленные здания и другие объекты.

«Строительный бум», характерный для предшествовавшей эпохи, в 1980-е гг. сменился ориентацией на развитие стационарного производства непосредственно в ИТУ. Исправительно-трудовые учреждения неуклонно увеличивали объем промышленного производства и укрупнялись. К концу 1980-х гг. исправительно-трудовые учреждения сложились как весьма крупные по численности, обладающие собственной производственной базой или тесно кооперированные с гражданскими предприятиями, производственные единицы.

Экономический фактор загружал осужденных работой, причем нередко на современных производствах, позволял зарабатывать и накапливать личные сбережения, помогать семьям, уплачивать иски. Особую роль играло и то обстоятельство, что осужденные, непосредственно участвуя в выполнении государственных планов, ощущали себя причастными к жизни общества, что имело определенное воспитательное значение.

В 1970-е гг. мы сталкиваемся с новыми проявлениями либерализации системы ИТУ. Примером тому может служить введение в 1970 г. института условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением к труду, а также условного освобождения от наказания в виде лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду. Институт условного осуждения с обязательным привлечением к труду, имел сугубо хозяйственную направленность [10, с. 113].Так, удельный вес условно осужденных в общей численности принятых рабочих треста «Братскгэсстрой» увеличился с 7 % в 1980 г. до 11 % в 1986 г. [12, л. 7].

Всего же в период с 1970 по 1988 г. в Иркутскую область для отбывания наказания поступило 67 тыс. чел., осужденных за различные преступления. В колониях Иркутской области отбывали наказание осужденные из других регионов страны: в 1985 г. было направлено – 3327 чел., в 1986 г. – 2031, в 1987 г. – 2234, в 1988 г. – 1664, в 1989 г. – 777 осужденных, в 1990 г. – 1032 осужденных. Ежегодно из колоний освобождалось 6–7 тыс. чел., из них около 30 % оставались для проживания в Иркутской области [11].

В целом в 1960–1980-е гг. уголовно-исполнительная система Иркутской области претерпела масштабные изменения, глубоко затронувшие все сферы и направления ее функционирования. Немного найдется в истории пенитенциарных учреждений перемен, которые могли бы сравниться с проведенными в этот отрезок времени преобразованиями по степени их влияния на судьбы осужденных к лишению свободы. Изменилась и общая направленность в деятельности исправительно-трудовых учреждений на использование труда заключенных в производственных целях. Осужденные уже не использовались для решения хозяйственных задач, требующих экстренного и массового привлечения рабочей силы, что свидетельствует, в частности, об укреплении экономического потенциала государства, отсутствии экстремальных условий и понимании неправильности предшествующей политики в вопросах трудоиспользования лиц, лишенных свободы.

Список литературы источников

1. Архивный отдел администрации г. Усть-Илимска (АОА ГУИ). Ф. 34. Оп. 1. Д. 2. Л. 24–25.

2. Архипова Я. Настоящие первостроители // Свеча. 2011. 13 июня. C. 1.

3. Афанасов О.В., Кузнецов С.И. Лагеря ГУЛАГа и ГУПВИ на территории Иркутской области // Сибирская ссылка: Сборник научных статей. Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2007. Вып.4 (16). С.420–421.

4. Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО). Ф. 5342. Оп. 1. Д. 811. Л. 90.

5. Инешева В. Вспоминая об Ангарске. Судьба Ермаковых // Знамя коммунизма. 1988. 22 сент. C. 2.

6. Закон РСФСР от 27 октября 1960 г. «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР от 31 октября 1960 г. № 40. ст. 591; Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1970 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1969. № 51. Ст. 1220.

7. Наумов А. История тюремного дела: уголовно-исполнительной системе России – 130 лет // Восточно-Сибирская правда. 2009. 4 марта. С.3.

8. Положение об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах (Указ ПВС РСФСР 1961 года) // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1961. № 37. Ст. 67.

9. Приказ МВД СССР от 13 сентября 1971 г. «О мерах по обеспечению режима отбывания наказания в колониях-поселениях» // Электронный каталог «Консультант Плюс». http://www.consultant.ru/15.04.2014.

10. Рубцов С.Н. От принудительности к самоорганизации: история использования трудового потенциала промышленности Восточной Сибири в 1955–1985 гг. Иркутск: ВС МВД РФ , 1998. С. 112–113.

11. Сайт Уzник.info [Электронный ресурс]

http://www.uznik.info/communication/forum/forum5/topic478/12.04.2016.

12. Центральный архив Братскгэсстроя, Ф. 1. Оп. 1. Д. 183. Л. 7. 


Возврат к списку

  Rambler's Top100