История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

28-03-2010

Рецензирование литературы о ссылке и революционном движении как фактор зарождения историографических исследований в Сибири

Автор: Исачкин Сергей Павлович

С. П. Исачкин

Омск, университет путей сообщения

РЕЦЕНЗИРОВАНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ О ССЫЛКЕ И РЕВОЛЮЦИОННОМ ДВИЖЕНИИ  КАК ФАКТОР ЗАРОЖДЕНИЯ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ  В СИБИРИ

 

Публикации по проблемам историографии революционного  движения в Сибири  стали появляться  только в  60-70-х гг. XX в. Однако первые  попытки осмысления содержания соответствующей литературы  предпринимались значительно раньше. На начальном этапе развития  советской исторической науки данный процесс осуществлялся в рецензиях на многочисленные издания о революционной борьбе и политической ссылке в Сибири. При этом профессиональный уровень рецензентов был очень неровный, а нередко ими становились сами участники прошлых событий. Среди работ подобного рода чаще всего фигурировали  заметки без какой-либо критической направленности. Они напоминали скорее аннотации на мемуары, а также смешанные сборники статей, воспоминаний и документальных материалов. В таких рецензиях в лучшем случае давались рекомендации по совершенствованию оформления  и содержания последующих изданий.                                   

Гораздо ближе к историографическим работам были отклики на публикации журнала «Каторга и ссылка», помещавшиеся под рубрикой «Письма в редакцию». Так, например, Д.А. Пузанов внес интересные дополнения к статьям о деятельности социал-демократов в Минусинской ссылке. Он благодаря уточненным фактам  и логическим рассуждениям помог авторам и читателям разобраться в политической направленности  газеты «Минусинский край» в разные годы ее существования [1, c. 191]. В свою очередь М.М. Бирман также дополнил статью А.А. Липкина собственными воспоминаниями и предоставил свои данные о сроках выпуска изданий Союза сибирских рабочих  [2, c. 283-284].

Элементы историографического анализа были присущи рецензиям Р.П. Хабаса, В.Д. Вегмана, И.К. Колычевского, В.Н. Соколова. Так, первый из них резко критиковал авторов сборника «Кара и другие тюрьмы Нерченской каторги» за неумение обрабатывать публикуемый материал и был в принципе прав [3, c. 247- 248]. Однако при этом Р.П.Хабас не учел, что большинство из них не обладали навыками профессионального исследователя, а значит  предъявлять к ним подобные требования было не корректно. В свою очередь В.Д. Вегман, анализируя мемуары Б.З. Шумяцкого, попытался восстановить объективность в отношении оценки  «правдистов», действовавших в Красноярске. Автор рецензии писал, что утверждать, будто только они  «трезво расценивали вещи и правильно шли по пути к Октябрю, будет, по меньшей мере, не верно и несправедливо» [4, c. 275-276]. Это, разумеется, противоречило официальной трактовке вопроса, но высказывать собственные мысли в 20-е гг. советской эпохи еще было возможно. Правда, другие авторы в подобной ситуации были более осторожны. В частности И.К. Колычевский критиковал материалы сборника «Сибирская ссылка», изданного в 1927 гг., именно с позиций официальной историографии. Рецензент считал его «не вполне удачным», так как в нем «общественная и политическая жизнь ссылки затронута в высшей степени слабо». И.К. Колычевский предъявлял претензии к членам редакции сборника за публикацию воспоминаний В. Кухарченко о деятельности эсдеков среди шахтеров Черемхово. Рецензента не устраивало высказывание автора об отрицательном отношении местных рабочих к фракционной борьбе. Вместе с тем И.К. Колычевский дал высокую оценку статье Е.Д. Никитиной за разоблачение карательной политики самодержавия на архивных источниках. От также положительно отозвался о работе В.Н. Соколова, настаивавшем на всеобъемлющем влиянии политической ссылки в общественной жизни Сибири [5, c. 425-247]. На самом же  деле последний заслуживал в свой адрес критики за излишнюю категоричность, поскольку данный процесс в его статье явно преувеличивался.  Однако И.К. Колычевского такое положение дел, видимо, устраивало.

Примечательно, что сам В.Н. Соколов тоже выступал в качестве рецензента. В 1931 г. он подверг критике Сибирскую советскую энциклопедию за недостаточное внимание к деятелям большевизма и Советской власти. Особое внимание он уделил разделу о местной периодической печати дооктябрьского периода. Так, В.Н. Соколов напрочь отвергал информацию первого тома данного издания о работе М.В. Фрунзе и Е.А. Преображенского в газете «Восточная Сибирь» под непосредственным руководством правого меньшевика Бешляги. Рецензент указывал, что эти два видных большевика сотрудничали в «Забайкальском обозрении», редакция которого с легкой руки составителей энциклопедии ошибочно отдавалась «на откуп ярым меньшевикам Войтинскому, Церетели, Дану». В то же время В.Н. Соколов сетовал на отсутствие в рассматриваемом издании даже намеков на попытки «последовательных социал- демократов (большевиков) организовать свои газеты». «А ведь это, - продолжал автор, -была достаточно длительная полоса самостоятельных выступлений сибирских большевиков-литераторов в противовес ликвидаторским настроениям меньшевиков и областническому либерализму сибирской буржуазии» [6, c. 256-258]. При всем этом важно знать, что сам рецензент был активнейшим  публицистом своего времени. В межреволюционный период под псевдонимом «Мих. Садко» он издал массу статей в местной легальной прессе. В.Н. Соколов прекрасно знал, что в данное время  никаких попыток со стороны большевиков организовать собственные газеты в Сибири не было, как впрочем, не было и «длительной полосы» их самостоятельных выступлений. В местной подцензурной печати одновременно работали эсдеки разных идейных направлений, а сам В.Н. Соколов, считая себя большевиком, трудился бок о бок с меньшевиками-ликвидаторами. Интересно, что произнесенные в рецензии оценки в отношении сторонников В.И. Ленина не повторялись в воспоминаниях автора «Партбилет № 0046340», которые впоследствии сами стали объектом критики. Так, в 1936 г. А.Е. Шестаков не согласился с высказыванием мемуариста о том, что в предвоенный период «партия  извивалась в судорогах собственного кризиса». В противовес этому оппонент заявлял, будто к 1914 г.она уже представляла собой «единую монолитную крепость» [7, c. 80-81]. Осуждал А.Е. Шестаков В.Н. Соколова  и за в общем-то лояльное отношение к Н.А. Рожкову, которого резко критиковал В.И. Ленин за ликвидаторские взгляды.

Само же несоответствие позиций В.Н. Соколова в рецензии на Сибирскую советскую энциклопедию и в собственных мемуарах объясняется довольно просто. Дело в том, что первая из указанных работ была опубликована на страницах журнала «Каторга и ссылка», который, начиная с 1930-х гг., стал подвергаться суровой критике за несоответствие марксистско-ленинской теории. Это в конечном итоге вылилось в откровенную травлю издания со стороны идеологических органов ВКП(б). Естественно, идти вразрез данному курсу В.Н. Соколов не мог. Далее тоталитарные тенденции в советской исторической науки неуклонно развивались, что на корню уничтожило первые ростки зарождения историографических исследований в Сибири. Новые их всходы появились лишь после периода «культа личности».  

 

1. Письмо Д. Пузанова // Каторга и ссылка. 1928. № 5.

2. Письмо М. Бирмана // Каторга и ссылка. 1928. № 8-9.

3. Хабас Р. Рец. на кн: Кара и другие тюрьмы Нерченской каторги // Пролетарская революция. 1927. № 11.

4. Вегман В. Рец. на кн: Б. Шумяцкий. Сибирь на путях к Октябрю // Сибирские огни. 1928. № 1.

5. Колычевский И. Рец. на кн.: Сибирская ссылка // Пролетарская революция. 1927. № 8-9.

6. Соколов В.Н. Рец. на кн.: Сибирская советская энциклопедия // Каторга и ссылка. 1931. № 8-9.

7. Шестаков А. Мемуары старого большевика // Книга и пролетарская революция. 1936. № 2.

 

         

 

 


Возврат к списку

  Rambler's Top100