История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

16-03-2009

Сборники Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев и их вклад в исследование истории каторги и ссылки Сибири.

Автор: Васильева Наталья Федоровна

На протяжении более ста лет изучением истории Сибирской политической каторги и ссылки занимались правоведы, профессиональные историки, либеральные и радикальные политики.  Но наиболее значительный вклад внесли непосредственные участники событий – бывшие революционеры, репрессированные царским самодержавием.  Объединившись в 1921 году во Всесоюзное общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев, они выпустили в свет многочисленное количество  книг, брошюр, сборников, журнал «Каторга и ссылка», посвященных революционной истории, и в том числе, пребыванию репрессированных революционеров в местах удаления Сибирского региона. В десяти сборниках, опубликованных «Издательством политкаторжан», бывшие репрессированные революционеры  особое внимание уделили  борьбе с произволом царской администрации, раскрыли социально-правовое и  экономическое положение репрессированных революционеров, влияние бывших политических узников на экономическое и культурное развитие Сибирского региона 19-20 вв. 

Выходили сборники в  1926 - 1934 гг. - самый активный  период  деятельности Общества.  Сборники подразделяются по тематике. Одни посвящены Нерчинской каторге: «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги», «На женской каторге», «Нерчинская каторга». Другие посвящены сибирской ссылке: «Сибирская ссылка», «В Якутской неволе», «Енисейская ссылка»,   «Иркутская ссылка», «100 лет Якутской ссылке». Комплексные сборники «Учеба и культработа в тюрьме и на каторге» и  «Девятый вал» освещали «культработу» каторжан и освобождение репрессированных из царских застенков в 1917 году.  

Редакторами сборников выступили известные революционеры, члены научных структур Общества политкаторжан: М.А.Брагинский, Н.Ф.Чужак, В.Н.Соколов, В.В.Бустрем, М.М.Константинов, В.Плесков, А.Диковская-Якимова, В.В.Виленский-Сибиряков, М.С.Зеликман, Г.И.Лурье, В.Н.Николаев.

Землячества и подотчетные им редакции   сборников нацелились на  грандиозные задачи: воссоздание истории каторги и ссылки.  Например,  «нерчинцы» уже в первом сборнике обозначили свои задачи так: «Эта важная научно-исследовательская попытка Нерчинского землячества - исторически осветить свое прошлое - должна завершиться исчерпывающей «Историей Нерчинской каторги», от начала ее возникновения и до последнего года существования,  большим коллективным трудом, к составлению которого необходимо привлечь нерчинцев». [i]

Одной из составляющих  реализации грандиозного проекта был выпуск трех основных сборников по истории Нерчинской каторги. Сборники «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги» и «Нерчинская каторга» посвящены положению каторжных, а также  их борьбе с произволом царской администрации конца 19- начала 20 века. Сборник «На женской каторге» посвящен пребыванию женщин на Нерчинской каторге. Сборник был выпущен  в двух изданиях (1926 г. и 1932 г.).  К этому времени уже был  накоплен комплекс  мемуарных источников о женской каторге.  Бывшие политкаторжанки в начале 20-х гг. 20 века опубликовали свои воспоминания, в том числе, в журнале «Каторга и ссылка». Тем не менее,   в сборник вошли не все мемуары.  Например, мемуары А.Измайлович и М.Спиридоновой не вошли ни в первое, ни во второе издание  сборника.  Напрашивается вывод, что подозрение в нелояльности авторов к существующей политической системе сыграли немаловажную роль в отборе материалов сборников. 

Сборники о каторжной тематике не только заложили основную базу исторических источников, но и положили начало исследованию всего комплекса  актуальных вопросов  истории каторги. 

Задачи изучения истории Сибирской ссылки обозначила редакция  сборника «Сибирская ссылка»: «Изучение сопротивляемости окружавшей ссыльного среды - вот первая наша задача. Преодоление этой сопротивляемости - второй, и еще более важный момент для нашего изучения … Центр тяжести для нас не столько в том, как издевалось царское правительство над ссылкой, сколько в том, как героически преодолевала ссылка эти издевательства и, невзирая на расправу, боролась и делала».[ii] Однако, по мнению редакции, изучение ссылки на страницах издания выявило и ее слабые стороны - «дефекты»: «Мы все еще не можем выйти из периода первоначально-мемуарного накопления, лишь очень слабо выявляясь в работе исследовательской,…индивидуально-эпизодического преобладания, а с ним и  неизбежного субъективизма, …   «душевных переживаний» ссылки»… и «обывательском любовании» авторов». [iii]

Редакционные структуры самостоятельно решали вопрос о хронологических рамках материалов сборников. Временные рамки  сборников о Нерчинской каторге ограничиваются периодом конца 19-начала 20 века.    Период декабристской каторги выпал из поля зрения составителей сборников. Сборники о ссыльной тематике затрагивают более широкий хронологический период. Например, сборники «Сибирская ссылка» и  «Иркутская ссылка»  поместили статьи о ссылке декабристов. Сборник «Енисейская ссылка» поместил  две публикации о ссылке 19 века.   Якутское землячество,  подготовившее сборники «В Якутской неволе» и «100 лет Якутской ссылки»  очертило хронологические рамки первого сборника   «с момента водворения в ней первых политических пленников царизма – до низвержения самодержавия»[iv]   и второго - за счет «изучения Якутской АССР в современном ее состоянии и в перспективах ее дальнейшего культурно-просветительного и социально-экономического развития».[v]

Время выпуска сборников определялось специальным Планом научных и издательских структур Общества.  В 20-е гг. выпуск некоторых сборников  («Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги», «Сибирская ссылка», «В Якутской неволе» «Девятый вал») был приурочен к   юбилейным датам: к десятилетию освобождения из тюрем. Тематика данных  сборников не выходила за рамки истории политической каторги  и ссылки.

В 30-е годы выпуск сборников в большей мере  ориентировался на заказ и нужды политической системы. Сборник «100 лет Якутской ссылки» был выпущен  в 1934  году  в связи с десятилетием советизации Якутии. Редакция   пояснила: «В этой атмосфере, насыщенной неистощимой творческой энергией, социалистическим соревнованием и ударничеством, Якутское землячество не могло, без риска очутиться в стороне от жизни, остаться при старых формах и прежнем содержании своей историко-литературной работы….».[vi] В итоге,  издание в какой-то  части отошло от своих первоначальных задач. В него попали   материалы, ориентированные «на злобу дня»: Ив. Теодорович. «От Якутского острога к социалистической республике», М.Б-ский. «Современное состояние ЯАССР и перспективы ее дальнейшего развития».[vii]

Практика работы над сборниками в большей степени  зависела от активности землячеств и редакторских структур. Например, создание сборника «Иркутская ссылка» оказалось настолько трудоемким, что его  появлению предшествовало несколько лет.  В Иркутском землячестве в 1925 году появилась мысль об издании отдельного сборника по иркутской ссылке. В этом же году была избрана литературная комиссия, которая  для облегчения  работы «товарищей, не привыкших писать», разослала анкеты, содержащие  85 вопросов.   Вернулась только часть анкет с «совершенно недостаточными ответами». В декабре 1929 года  на литературную комиссию были возложены новые задачи - оказание литературной помощи «товарищам, никогда не державшим в руках пера». В результате длительной и кропотливой работы сборник вышел в свет только в 1933 году.

Сборник «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги» составлен из материалов «двоякого рода»: часть работ была написана  бывшими политкаторжанами специально по заданиям землячества и редакции сборника, часть материалов попала из «портфеля» журнала «Каторга и ссылка», в основном по Каре и старому Акатую.

Некоторые сборники частично формировали свой материал из статей, опубликованных в дореволюционное время. Сборник «На женской каторге» был сформирован из уже опубликованных статей.

Структура  сборников зачастую не обозначалась,  тем не менее, прослеживаются попытки редакторских коллективов сгруппировать материалы по определенной схеме.  Как правило, они состоят из нескольких блоков: вступительной части, куда вошли статьи от редакции,  предисловия; блока  «обобщающих» и научно-исследовательских статей, некоторые содержат комбинированный жанр: историко-исследовательских статей с включением мемуарного компонента; блока мемуаров; в отдельных случаях блока документального материала; блока приложения в виде справочно-библиографической части,  мартирологов, «памяти ушедших», именных указателей. Вполне очевидно, что редакторские коллективы хотели придать  научный вес своим изданиям, на что нацеливали и научные структуры Общества. Поэтому формирование мемуарного комплекса нередко   сопровождалось  формированием документального и научного компонента и справочного  аппарата.

Отсутствие единых требований позволило каждому структурному подразделению, готовившему сборники, ставить общие задачи   освещения истории  каторги и ссылки регионов Сибири, но, исходя из собственных взглядов и возможностей, решать их по-разному. Некоторые редакционные структуры сборников  уделили достаточно внимания вступительной части:  «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги», «На женской каторге»,  «Нерчинская каторга», «Сибирская ссылка», «Иркутская ссылка», «100 лет Якутской ссылки», «Девятый вал», «Учеба и культработа в тюрьме и на каторге». Другие поместили  богатый справочный аппарат: «Сибирская ссылка» - библиография ссылки; «Девятый вал» - данные  об Обществе, библиография; «Иркутская ссылка» - данные о землячестве, мартиролог, библиография, именной указатель; «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги» - библиография, мартиролог, примечания; «Нерчинская каторга» - памяти погибших, данные о Нерчинском землячестве, библиография; «В Якутской неволе» - мартиролог, библиография; «100 лет якутской ссылки» -  именной указатель; «Енисейская ссылка» - именной указатель; «На женской каторге» - памяти умерших, приложение в виде писем, документов, статистических сведений и списка  каторжанок.  Часть редакционных структур попыталась сделать ставку  на исследовательский компонент: «Сибирская ссылка», «100 лет Якутской ссылки», «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги», «Нерчинская каторга». Тем не менее, публикация мемуаров в сборниках была преобладающей. 

Некоторые редакционные коллективы  предприняли попытку  сгруппировать свои материалы. Проблемно-хронологический метод формирования материалов использован в сборниках  «Нерчинская каторга» («Из далекого прошлого», «Горный Зерентуй и другие тюрьмы», «По промыслам и приискам», «Памяти  погибших») и «Девятый вал» ( «Перед революцией», «Девятый вал», «На другой день»). Редакция сборника «Иркутская ссылка» все публикации сгруппировала по содержанию: 1 - общие сводные материалы, характеризующие ссылку (статистические материалы, библиография);  2 - мемуары, посвященные преддверию ссылки - Александровской пересыльной тюрьме, отдельным местам ссылки в Иркутской губернии, быту ссылки, ее организации; 3 - производственная и культурная работа ссыльно-поселенцев, педагогическая, медицинская и научно-исследовательские работы; 4 - революционная работа ссыльно-поселенцев в подполье в февральские дни,  борьба за Октябрь. Два очерка «даны в форме беллетризованных мемуаров». Попытка определить жанровые особенности публикаций в большей степени не удалась, так как   жанровая  принадлежность публикаций под номером 3 и 4 о производственной, культурной, педагогической, медицинской деятельности ссыльно-поселенцев, революционной работе в подполье в февральские дни и  о «борьбе за Октябрь»  не указана. 

 Жанровые особенности публикаций попыталась определать редакция сборника «Сибирская ссылка». Н.Ф.Чужак от имени редакции все публикации  подразделил  на специально-исследовательские статьи, монографически-мемуарные, мемуарные, индивидуально-воспоминательские и  статьи  о побегах. Подходы революционных историков к жанровым особенностям публикаций  не вписываются в современные рамки.  Работы  Е.Никитиной, В.Н.Соколова, Н.Чужака и В.Николаева еще можно отнести к  «специально-исследовательскими».[viii]В них задействован исследовательский компонент  и даны обоснованные научные выводы. Остальные же публикации с полным основанием  можно отнести к мемуарному жанру – воспоминаниям, где есть личностно-субъективное начало и задействован ретроспективный характер воссоздания действительности.

Каждый редакционный коллектив выработал свою схему подборки материалов, ориентируясь на  собственные подходы к значимости материалов. Например, в сборнике «В Якутской неволе» после вступительной части сначала помещены публикации о более близком периоде: «Накануне Февральской революции в Якутске», «Политическая ссылка Якутской  области в 1904-1905 гг.».  Сборник «Енисейская ссылка»    сначала обратился к более удаленному  периоду: «Первые земляки (О декабристах в Енисейской губернии)». Сборник «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги»  после вступительного части поместил публикации о  побеге 1882 г.: «Побег с Кары», «После побега», «Документы о побеге с Кары», «На Каре». Видимо редакция посчитала, что побеги как форма протеста  каторжан,  являются наиболее значимой составляющей истории каторги. Сборник «На женской каторге» был составлен «самими каторжанками» сообразно плана, который «был обдуман и сообразно с этим выполнен», каждый автор «внес в сборник нечто свое». Сообразность плана  пояснила В.Н.Фигнер: «Предлагаемый сборник …обрисовывает, с одной стороны, Мальцевскую тюрьму и Акатуй, а с другой – вольную команду при этих тюрьмах».[ix]  

Отсутствие унификации составления сборников определило разнохарактерную структуру вступительной части. Редакционные введения помещены во все  сборники о каторжной тематике. Редакционные введения сборников о ссылке содержатся только в сборниках,  подготовленных Якутским землячеством: «В Якутской неволе» и «100 лет Якутской ссылки». Видимо на появление  изданий со всеми необходимыми атрибутами способствовал   прошлый опыт редакционного коллектива с основами редакторского дела. Якутское землячество,  сформированное из видных представителей партии и Общества, имело в своем составе опытных сотрудников дореволюционных изданий. Например,  В.Д.Виленский-Сибиряков и В.И.Николаев, члены редакционной коллегии сборника «В Якутской неволе», будучи в ссылке в Якутске сотрудничали в газете «Якутская Окраина» в качестве редакторов и авторов. 

Предисловия,  один из необходимых  компонентов издания, сопровождали не все сборники.  Те  подразделения, которые подготовили предисловия, исходило из собственного понимания их содержания, что  определило  их разнородный характер.  В одних случаях   предисловия содержат историю возникновения  издания и жанровые особенности  публикаций: «Сибирская ссылка». В других случаях  содержат «сквозную» историю региона репрессий: «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги», «В Якутской неволе». Редакционный коллектив «Иркутская ссылка»  пошел по другому пути. В первой части   сообщается об обстоятельствах появления сборника  и о жанровых особенностях публикаций. Вторая часть  содержит краткую историю  политической ссылки  Иркутской губернии. Некоторые предисловия написаны с ярко выраженным политическим пафосом: «Девятый вал». Его автор Ив. Теодорович  больше внимания уделил политической составляющей предисловия.

Авторский корпус сборников продиктован организационными принципами Общества: бывшие репрессированные революционеры разных периодов революционного движения, члены  Всесоюзного Общества или не вступившие в него по разным причинам.  Часть авторов представляла видных революционеров в прошлом и  партийных деятелей и руководителей Общества политкаторжан в настоящем. Одни из них имели  дореволюционный публицистический опыт. Другие,  авторы-массовики,  «впервые вступающие на литературный путь». Малая часть авторов представлена профессиональными историками. Наличие авторов-профессионалов, с одной стороны, расширило тематику, но в тоже время, увело  издание в  область исследований  не свойственных тематике сборников: М.Мамет «Колониальная политика царизма в Якутии в 17-19 веках». [x] Коллектив авторов сборника «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги»  составили «старики» - представители одной из наиболее ранних  революционных организаций - «Народная воля». Авторский корпус сборника «Нерчинская каторга» представлен революционерами более позднего революционного периода. За написание мемуаров взялись «молодые» авторы, часть из них представляли большевистское крыло социал-демократов. Авторский коллектив сборника «На женской каторге» представлен женщинами, бывшими  каторжанками Мальцевской женской тюрьмы Нерчинской каторги. Основной состав авторов имел высокий образовательный уровень и принадлежал  к партии эсеров и социал-демократам. 

Пестрый состав авторского коллектива  наблюдался в сборниках о ссыльной тематике. Например, из пятнадцати авторов сборника «Сибирская ссылка» только  шесть являлись членами Общества политкаторжан,  из них три - членами ВКП (б).  При отборе работ редакция руководствовалась  не   членством автора  в партии и Обществе, а  полнотой, достоверностью и красочностью изложения фактов.

Особое внимание редакторские коллективы уделили иллюстративному материалу в виде  фотографий репрессированных, бытовых сюжетов каторги и ссылки, пейзажей Сибири; зарисовок; чертежей; карт местности; фотографий со стендов музея «Каторга и ссылка». Большая часть фотоматериалов осталась у бывших репрессированных со времени их пребывания на каторге и в ссылке. Часть фотоматериалов по заданию редакторских структур была специально сфотографирована  членами местных отделений Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев в 20-30-е гг.20 века.

Сборники содержат богатую коллекцию документального материала.    Некоторая их часть помещена в мемуарах для иллюстрации содержания. Другая часть документов опубликована как самостоятельные источники. Третья часть архивных материалов стала основой исследовательского  процесса. Одни из них  легли в основу комбинированного жанра: научно-исследовательских статей с элементами мемуаров.

Документы  в какой-то мере можно подразделить на две группы. Одна группа документов исходит от государственных учреждений царской  России: донесения, рапорты, отчеты, телеграммы, переписка начальников тюрем с вышестоящими и нижестоящими государственными органами. Ко второй группе  относятся документальные источники личного происхождения: письма,  дневниковые записи, тюремные записки или письма, направленные в государственные учреждения в виде жалоб, предложений, которые остались у революционеров со времени их «заточения». Документы явились важным подспорьем в написании воспоминаний, стали опорными точками повествования  людей, испытавших многие превратности судьбы.   Много документального материала поместили сборники: «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги» и «Нерчинская каторга».

Попытки научного осмысления истории сибирской каторги и ссылки в Сибири прослеживаются в научно-исследовательских работах. Исследовательский компонент основан на использовании архивного материала,  который зачастую сопровождался наличием мемуарного компонента. В результате появился комбинированный жанр - научно-исследовательские статьи с элементами мемуаров. Объем научно-исследовательских статей не велик.

Научно-исследовательские  статьи  в какой-то мере можно подразделить на «обобщающие»  и статьи  на заданную  конкретную тему.   Объединение в статьи «обобщающие», естественно, достаточно условно. Оно продиктовано стремлением, выявить, какие общие проблемы истории каторги и  ссылки в Сибирь были обозначены в работах. Ценность  «обобщающих» работ не равнозначна. Одни  написаны как вступительная часть к сборникам. В большей степени они представляют  комбинированный жанр - своеобразный симбиоз мемуаров, исторического исследования и «передовицы» политического издания: Ф. Кон «Предисловие»,  К.И. Протопопов «Енисейская политическая ссылка от декабристов до 1917 года», В.Д.Виленский-Сибиряков «Якутская ссылка в истории русского революционного движения. Вместо предисловия», А.С.Шаповалов «Минусинский округ (Место ссылки тов. Ленина)», Л.О. «Нерчинский край», В.Н.Фигнер «Тюремное звено» и др.[xi]

Часть «обобщающих» работ представляют законченное историческое исследование. Статьи  написаны уже состоявшимися историками  из состава Общества: Е.Никитина «Ссылка 1905-1910 гг. историческая справка», В.Н.Соколов «Сибирь и ссылка», А.А.Фомин «Нерчинская каторга последних десятилетий (1888-1917 гг.)» и Н.Н.Жуков «Из недр архива (Материалы к истории Нерчинской каторги)».[xii]

Научный компонент содержат работы, основанные на статистических  данных: К.В.  Калмыкова  «Политическая ссылка бывшей Енисейской губернии в цифрах»,   Ф.Н.Радзиловская и Л.П. Орестова «Статистические сведения о Нерчинской женской каторге (с 1906-1917 гг.)».[xiii]

Часть работ научно-исследовательного характера посвящена  наиболее известным протестам каторжных и ссыльных со значительным  комплексом архивного материала: Шумяцкий Я.Б. «Туруханское дело», Лурье Г. «Романовская история (По архивным данным)», А.Фомин «Карийская трагедия. (По архивным документам)».[xiv]

Научный компонент содержат работы, посвященные известным  ссыльным: Е.С.Коц «Чернышевский в Вилюйске»  и Н.Пиксанов «Владимир Галактионович Короленко и Якутская ссылка. 1881-1884». [xv]

Часть работ исследовательского характера напрямую посвящены исследованию разных периодов ссылки. В сборнике «100 лет  Якутской ссылки» в хронологическом порядке рассматриваются периоды якутской ссылки: до 70-х гг.19 века,  70-80-х гг.19 века, 1890-1900 гг.19 века, 1906-1917 гг.  За работу взялись бывшие ссыльные Якутского края: Г.Лурье,  М.Брагинский, В.Виленский-Сибиряков,  ссылка которых, зачастую  не совпадала с рассматриваемым хронологическим периодом.  Тем не менее, личный опыт ссыльной жизни  бывших изгнанников и прошлая публицистическая  деятельность помогла им в исследовании вопроса.

В количественном отношении в сборниках превалируют мемуары - воспоминания непосредственных участников событий. Работу по формированию мемуарного комплекса  редакторские коллективы   обосновывали неумолимыми законами времени – «Надо поторопиться, особенно когда речь идет о материалах второй категории. Ибо если пользование архивными документами нам обеспечено  на неопределенно длительный срок, то нельзя того же сказать о материалах, почерпнутых нами из воспоминаний живых участников борьбы, переживших все ужасы режима, установленного для пленников самодержавия в тяжелые годы реакции, наступившей после поражения революции 1905 г.». [xvi] Не используя ценные источники - мемуары, можно потерять их «вместе с живыми хранителями», подчеркивали составители сборников.

Опасения составителей вполне оправданы. Ко времени выхода сборников, многие бывшие репрессированные были преклонного возраста, память которых сохранила только яркие события времени. Необходимость донести более детальную и точную информацию диктовала особую практику работы над мемуарами – коллективное прорабатывание мемуаров. 

Характерной особенностью сборников является наличие богатого  справочного аппарата. Его видовые особенности:  примечания редакторских коллективов или участников событий в виде комментарий к мемуарам,  мартирологи и библиографии, именные указатели и поименные списки, статистические сведения о репрессированных. Основная задача справочного аппарата представить дополнительные сведения читателю и расширить научную базу для исследователей.

Примечания помещались не только к отдельным мемуарам, но и  присутствуют как самостоятельные источники. Например,  примечания, помещенные в конце сборника «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги», можно отнести к самостоятельному историческому источнику. Составитель   примечаний И.Жуковский-Жук достоверность фактов проверял на основании архивных документов (обвинительных актов, судебных приговоров, статейных списков, анкет)  и печатных материалов. В результате кропотливой работы было составлено 121  примечание  ко всем мемуарам и публикациям.

Именные указатели и поименные списки бывших репрессированных  являются своеобразными источниками по истории каторги и ссылки в Сибири. Особое внимание именным указателям уделили редакторские коллективы, готовившие сборники  о ссылке: «Иркутская ссылка», «Енисейская ссылка», «100 лет Якутской ссылки».

Как самостоятельный компонент справочно-информативных источников  в сборниках присутствуют мартирологи. Составлением  мартирологов  занимались наиболее активные землячества Нерчинское и Иркутское. Задача составителей строилась на проверке фактов, которые черпались из разных источников. Например, И.Жуковский-Жук для составления мартиролога Нерчинской каторги проверял факты и события по архивным данным. В Мартиролог  Нерчинской каторги вошли имена  политкаторжан, которые погибли не только на  каторге, но и  за ее пределами на поселении, и имена тех  «кто пережил неволю и погиб в дальнейшей революционной борьбе или отойдя от нее на склоне своей жизни».  Нерчинское землячество решило действовать  «в интересах исторической правдивости». В синодик  были включены имена всех судившихся  или отбывавших каторгу по политическим делам «от подлинных революционеров до тех, кто малодушно изменил красному знамени, отойдя от революции или даже перейдя в лагерь ее врагов». Таким образом, в список вошли имена 363 политкаторжан,  начиная с декабристов, которые умерли или погибли до и после 1917 года.  Иркутское землячество пошло по другому пути, оно включило в синодик только тех, кто умер или погиб  в ссылке до 1917 года.

Важная часть справочно-информативных источников сборников библиография политической тюрьмы, каторги и ссылки в Сибири.  В результате объединенных усилий исследователей Е.Д.Никитиной, Б.Бесселя, А.Матиясевича, В.Николаева Е.Н.и научных структур Общества  появились библиографические обзоры по истории каторги и ссылки сибирского региона: Нерчинской каторге, иркутских тюрем и ссылки, якутской ссылки, об освобождении из тюрем и ссылки в 1917 г. и объединенная библиография сибирской ссылки. [xvii] Некоторые авторы представили комментарии к литературе, систематизировали литературу по типам, происхождению, алфавитному, хронологическому и  региональному порядку.

Часть сборников имеют в своей структуре оригинальный раздел - статистические сведения о землячествах. Активно занимались изучением  контингента политических репрессированных на основе статистических сведений, полученных из анкет «земляков», Нерчинское и Иркутское землячества: М.Лютенберг  «Нерчинское землячество в цифрах», О.Штульман «О составе Иркутского землячества Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев».[xviii] Выявление состава «земляков» имело определенную цель: «… изучая отдельную часть Общества политкаторжан … мы получаем понятие о всем Обществе  в целом и о той революционной эпохе, в которой действовал основной       костяк Общества».  Одна часть статистики отражает основные  данные о бывших революционерах:  количество членов, половой состав, возраст, национальный состав, социальное происхождение, образование, основная профессия в настоящее время. Другая часть сведений касается партийности: партийность до 1917 года, партийность в настоящее время, состав коммунистической части землячества по партийному прошлому. Третья часть статистки касалась вопросов: начала участия в революционном движении, времени  судимости, каким судом судился, о приговорах, пребывании в тюрьме и на каторге, на поселении, в эмиграции и освобождении в 1917 году.  Статистические материалы,  не смотря на свою сухость и бесстрастность,  позволил нарисовать общий портрет репрессированных революционеров  Нерчинской каторги и Иркутской ссылки.

Таким образом, сборники, сформированные редакционными структурами, состоящими из репрессированных революционеров, представили обширные материалы по истории каторги и ссылки Сибири в досоветское время. Организаторы сборников, не будучи профессионалами, составили оригинальную рубрикацию, организовали авторский корпус, представили уникальную вводную и заключительную  части сборников.   Задумываясь как популярные издания по истории каторги и ссылки с воспитательными функциями, сборники вышли на уровень научного освоения источниковой базы. Многообразие научных,  литературных и  мемуарных форм дали возможность сформировать уникальный фонд  исторических источников, востребованных современными историками.

 

1.      От редакции // Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги. Сб. воспоминаний, документов и материалов. -  М. - 1927. - С.9.

2.      Наши сборники (Предисловие) // Сибирская ссылка: Сб. первый. - М.- 1927. - С.9. 

3.       Там же. -    С.7 - 8. 

4.      От редакции // В Якутской неволе: Из истории политической ссылки в Якутскую область: Сб. материалов и воспоминаний. - М. - 1927. - С. 9 

5.      От редакции // 100 лет Якутской ссылки: Сб. Якутского землячества. М. - 1934.-  С.7.

6.      От редакции // Там же … С.6. 

7.      Теодорович Ив. От Якутского острога к социалистической республике // 100 лет Якутской ссылки … - С. 9-24;  М. Б-ский. Современное состояние ЯАССР и перспективы ее дальнейшего развития // Там же. - С.352 - 382.

8.      Никитина Е. Ссылка 1905-1910 гг. Историческая справка // Сибирская ссылка. - С.11-24;  Соколов В.Н. Сибирь и ссылка // Там же. - С.25-50; Чужак Н. Ссылка и областничество // Там же. - С. 51 - 87; Николаев В. Ссылка и краеведение // Там же. -  С. 88 - 108. 

9.      Фигнер В.Н. «Тюремное звено» // На женской каторге: Сб. воспоминаний.- М. - 1932. - С.9.

10.  Мамет М.. Колониальная политика царизма в Якутии в 17-19 веках // 100 лет Якутской ссылки. -  С. 24-77. 

11.  Кон Ф. Предисловие // Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги… - С.11-13; Протопопов К.И. Енисейская  политическая ссылка от декабристов до 1917 года // Енисейская ссылка: Сб. Енисейского землячества.- М. - 1934. - С.5-17; Виленский-Сибиряков В.Д.  Якутская ссылка в истории русского революционного движения. Вместо предисловия. // В Якутской неволе …- С.11-22; Шаповалов А.С. Минусинский округ (Место ссылки тов. Ленина) // Енисейская ссылка…- С. 33-53; Л.О. «Нерчинский край» // На женской каторге…- С.14 – 16; В.Н.Фигнер «Тюремное звено» // На женской каторге… - С. 5 - 13. 

12.  Никитина Е. Ссылка 1905-1910 гг. Историческая справка // Сибирская ссылка… - 11 – 24;  Соколов В.Н. Сибирь и ссылка // Там же. - С.25 - 50; А.А.Фомин. Нерчинская каторга последних десятилетий (1888-1917 гг.) // Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги… - С.15 – 54; Н.Н.Жуков. Из недр архива (Материалы к истории Нерчинской каторги) // Нерчинская каторга… - С. 7 - 81.   

13.  Калмыкова К.В. Политическая ссылка бывшей Енисейской губернии в цифрах» // Енисейская ссылка…- С. 144 - 157;  Радзиловская Ф.Н. и  Орестова Л.П. Статистические сведения о Нерчинской женской каторге (с 1906-1917 гг.) // На женской каторге…- С. 257 - 265.

14.  Шумяцкий Я.Б. Туруханское дело // Енисейская  ссылка…С.69 - 77; Лурье Г. Романовская история (По архивным данным) // В Якутской неволе…С. 136 – 161; Фомин А. Карийская трагедия (По архивным данным) // Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги. С.110 - 137.

15.  Коц Е.С. Чернышевский в Вилюйске // В Якутской неволе…- С. 43 - 70; Пиксанов Н. Владимир Галактионович Короленко и Якутская ссылка. 1881-1884 // Там же…- С. 71-89.

16.  От составителей // Нерчинская каторга… - С.5.

17.  Никитина Е. Библиографический справочник по истории Нерчинской каторги // Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги… С. 213 - 226; Она же. Что читать о Нерчинской каторге: Список основной литературы // Нерчинская каторга…- С. 252 - 266; Бессель Б. Библиография ссылки // Сибирская ссылка… - С.223 - 229;  Матиясевич А. Библиография Иркутских тюрем и ссылок // Иркутская ссылка… -  С.292 - 306;  Николаев В. Материалы по библиографии Якутской политической ссылки // В Якутской неволе …- С. 208 - 210; Е.Н. Освобождение в 1917 г. Библиографическая справка // Девятый вал… - С.183.

18.  Лютенберг М. Нерчинское землячество в цифрах // Нерчинская каторга…-  С.242 – 251; Штульман О. О составе Иркутского землячества Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев // Иркутская ссылка… -  С.247-262.

 

Н.Ф. Васильева,

к.и.н., доцент Иркутского государственного университета

 

Опубликовано:

Вестник Иркутского регионального отделения Академии наук Высшей школы России. Иркутск, 2007.- №1 (11). - С. 134-144.


Возврат к списку

  Rambler's Top100