История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

25-05-2009

Структура и кадры мест лишения свободы в Бурят-Монгольской АССР в 20-начале 50-х годов ХХ века.

Автор: Курас Леонид Владимирович

Победа Советской власти и переход к новой экономической политике привел к существенным изменениям в структурах, управляющих пенитенциарными учреждениями. В 1922 году были приняты Уголовный и Процессуальный кодексы, а 16 ноября 1924 года - Исправительно-трудовой кодекс. Тем самым было усилено законодательное регулирование деятельности мест лишения свободы. Эти меры соответствовали условиям нэпа, когда большевики пошли на компромисс с классово чуждыми социальными элементами, и, прежде всего, в социально-экономической сфере. В то же время многие вопросы пенитенциарной политики должны были регулироваться ведомственными распоряжениями и приказами.

В 1922 году, в связи с реорганизацией  пенитенциарной системы РСФСР, структуры, ведавшие местами заключения, расположенными на территории Бурятии, подверглись ряду изменений. С 1 августа 1922 года Губернский отдел юстиции был упразднен и в соответствии с телеграммой Народного комиссариата юстиции РСФСР исправительно-трудовой отдел был передан в непосредственное подчинение губернского исполкома. С 30 октября 1922 года, в связи с упразднением Дальневосточной республики и вхождения ее территории в состав РСФСР, постановлением НКЮ и НКВД от 12 октября 1922 года все места заключения были сосредоточены в ведении НКВД.

Штаты исправительно-трудового подотдела Прибайкалья формировались в соответствии с нормами Центрального исправительно-трудового отдела, а начальник отдела (подотдела) назначался губернским исполкомом. Назначение утверждалось ГУМЗ НКВД РСФСР. Начальники пенитенциарных учреждений назначались начальником губернского отдела (подотдела). Смещение работников исправительных учреждений осуществлялось теми же органами, которые производили назначение. Основание для этих решений предоставляли в ГУМЗ НКВД РСФСР.

Руководство каждого места заключения было объединено в особые органы – коллегии. В состав коллегии входили начальник места заключения, его помощник (помощники), заведующий воспитательной частью, заведующий работами. В компетенции коллегии находились различные вопросы, связанные с деятельностью мест заключения. Например, решение о досрочном  освобождении или наложении взысканий на осужденного.

До 1 декабря 1922 года в местах лишения свободы Прибайкалья существовали штаты, утвержденные 30 августа 1921 года ЦИТО НКЮ. Жалование сотрудников мест лишения свободы в рассматриваемый период выдавалось весьма не аккуратно и было незначительным. Так, например, младший надзиратель Верхнеудинской тюрьмы получал жалование соответствующие третьей группе восьмого разряда тарифной сетки (всего насчитывалось 17 разрядов). При этом заработная плата не выдавалась по 3-4 месяца. До 1 октября 1922 года служащим мест заключения выдавался продуктовый паек. Казенного обмундирования надзиратели не имели. Незначительная заработная плата, отсутствие государственного продовольственного пайка и служебного жилья создавали трудности при заполнении штатов мест заключения, особенно штатов надзора. Служащие, работавшие в тюремном ведомстве до 1917 года, увольнялись, а новых служащих завербовать было сложно. Как результат новый штат надзирателей не обладал навыками и знаниями, необходимыми для служащих мест заключения. Уровень дисциплины надзирательского состава был низким, укомплектованность штатами составляла не более 20 процентов. Эти же проблемы стояли перед тюремным ведомством и после образования Бурят-Монгольской АССР в мае 1923 года. Только в конце 20-х годов в составе Наркомата юстиции БМАССР было создано Управление исправительно-трудовыми учреждениями республики, призванное осуществлять надзор и перевоспитание заключенных. Этот этап в истории пенитенциарной системы Бурятии до настоящего времени должным образом не исследован, хотя  сыграл важную и весьма противоречивую роль в истории республики.

 8 ноября 1933 года в соответствии с приказом ГУИТУ № 540 в целях рационализации работы УИТУ, точного установления функций секторов и отдельных работников и повышения их ответственности была установлена функциональная схема работы аппарата системы. В соответствии с приказом № 5 от 14 января 1934 года Народного комиссариата юстиции по управлению исправительно-трудовыми учреждениями Бурят-Монгольской  АССР такая же схема была установлена в ОИТУ. Управление ИТУ имел в своем составе:

 1) административно-организационный сектор во главе с Геювичем, он же начальник кадрового сектора;

 2) политико-воспитательный сектор – начальник т. Борисов;

 3) производственно-плановый и сельскохозяйственный сектор, которым руководил Уланов;

 4) финансово-отчетный сектором под руководством Шейнина;

5) сектор промышленности и сельского хозяйства возглавил Попов.

 Руководство секретариатом и особой инспекцией осуществлялось начальником УИТУ Н. А. Водогреевым[1]. На секретариат возлагалось исполнение поручений начальника УИТУ и его заместителя, оформление приказов, организация справочной работы, архивная работа, выдача служебных удостоверений работникам УИТУ, организация делопроизводства.

На административно-организационный сектор были возложены функции исполнения приговоров и постановлений судов в отношении осужденных к лишению свободы, руководство организацией режима в ИТУ, организация строевой подготовки работниками ИТУ, курирование вопросов этапирования, руководство деятельностью наблюдательных комиссий, организация деятельности пожарной охраны, перспективное и оперативное планирование работы в ИТУ и др.

На политико-воспитательный сектор возлагалось организация и руководство политической, культурно-массовой работой среди осужденных и среди личного состава, планирование работы и затрат на политико-воспитательную работу.

На производственно-плановый сектор было возложено руководство промышленными предприятиями ИТУ, организация производства   на этих предприятиях, нормирование труда и расчет заработной платы. Кроме того, на секторе лежала организация реконструкции производственных предприятий ИТУ, руководство и организация сельскохозяйственного производства в ИТУ,   капитальное строительство, организация всех видов учета и статистики на производстве (кроме бухгалтерской), работа по рационализации производственной деятельности, инспектирование строительных работ, с привлечением в необходимых случаях специалистов.

На отчетно-финансовый сектор возлагались функции, связанные с разработкой вопросов финансовой политики системы ИТУ, организация и инструктирование всех учреждений и их предприятий по вопросам бухгалтерского учета и отчетности, перспективное и оперативно-финансовое планирование системы ИТУ, учет пенсионного и др. фондов и, наконец, ответственность за выполнение финансовых планов. 

На сектор снабжения и сбыта возлагались задачи снабжения продовольствием и медикаментами заключенных.

С 1936 по 1937 год начальником мест заключения и трудовых поселений НКВД Бурят-Монгольской Республики был А.М. Убугунов[2].

К 1939 году руководящий состав Отдела исправительно-трудовых колоний Бурятии согласно списка сотрудников ОИТК НКВД БМАССР выглядели следующим образом:

1. Начальник ОИТК лейтенант государственной безопасности Николай Алексеевич Водогреев, 1901 г.р., член ВКП(б) с 1922 г.;

2. Заместитель начальника ОИТК лейтенант государственной безопасности Алексей Дмитриевич Гурьянов 1904 г.р., член ВКП(б) с 1928 г.;

3. Начальник УРО ОИТК Петр Ефимович Конев (специального звания не имел), 1903 г.р.

4. Начальник отдела кадров ОИТК Закаменный (специального звания не имел), 1909 г.р.

5. Начальник финансового отдела Михаил Васильевич Подескуев (специального звания не имел), 1913 г.р.

Рассмотрим штаты сотрудников исправительно-трудовых колоний НКВД БМАССР на примере штатного расписания по отделу исправительно-трудовых колоний НКВД БМАССР за 1939 год разработанного в соответствии приказа Народного комиссара внутренних дел СССР № 0280 от 27 августа 1939 года.

 

Таблица 1

Штаты ОИТК НКВД БМАСССР 1939 г.

 

Перечень должностей

 

Основной оклад

 

процент за отдаленность

 

Льгота за службу в отдален. местности

 

Всего

 

Начальник ОИТК

Зам начальника ОИТК

Секретарь

Инспектор по мобилизационной работе

 

1200

1000

400

500

 

120

100

40

100

 

30

30

 

1350

1130

440

600

 

Отдел кадров

Начальник отделения

 

675

 

67,50

 

 

742,5

 

Группа контрагентских и исправительных работ

Ст. инспектор

 

474

 

47,50

 

 

522,50

 

Учетно-распределительный отдел

Инспектор

 

350

 

35

 

 

385

 

3-е отделение:

начальник отделения

 

675

 

67,50

 

 

742,50

 

Культурно-воспитательное отделение:

Начальник отделения

 

675

 

67,50

 

 

742,50

 

Отделение снабжения:

Начальник отделения

 

675

 

67,50

 

 

742,50

 

Санитарное отделение:

Начальник отделения – врач

Ст. санинспектор – врач

 

 

1300

1200

 

 

 

130

120

 

 

 

 

1460

1320

 

 

 

Финансовое отделение:

Начальник ФО гл. бухгалтер

Юрист-консультант

 

900

575

 

 

 

90

57,50

 

 

 

25

 

 

 

1015

632,50

 

 

 

Производственный отдел:

Начальник отделения

Инженер по деревообработке

Ст. экономист

 

700

700

575

 

70

70

57,50

 

20

 

790

770

632,50

 

Отделение охраны:

Начальник отделения

Ст. инспектор

Инспектор

Оружейный мастер

 

750

650

550

450

 

75

65

55

45

 

 

825

715

606

500

 

(Таблица составлена по материалам архива УФСИН России по РБ Ф. 3Оп. 1 Арх № 50 Л.72-73).

Должность старшего санитарного инспектора занимала врач А.И. Орловская, главного бухгалтер - И.В. Боксер, начальником культурно-воспитательного отделения был назначен Цыренов, инспектором по мобилизационной работе – Морозов.

Сохранились архивные данные о штатной численности счетных работников ОИТК НКВД БМАССР по состоянию на 1 сентября 1939 года.

Таблица 2

Штатная численность счетных работников аппарата Отдела исправительно-трудовых колоний НКВД БМАССР

 

Ф.И.О.

 

Занимаемая дол-ть

 

ввозраст

 

Образование

 

Стаж работы

 

Оклад

 

 

 

 

общ.

 

специальное

 

общий

 

На данной работе

 

 

Подэскуев М.В.

 

Начальник ФО

 

1913

 

7 кл.

 

Гл. бух.

 

10

 

6

 

650

 

Боксер И.В.

 

Гл. бух.

 

1910

 

7 кл.

 

Гл. бух

 

12

 

2

 

1000

 

Кабаков Г.М.

 

Бух-р

 

1916

 

Средн.

 

Бух-р

 

2

 

6 мес.

 

600

 

Злыгостева С.Г.

 

Кассир-счетовод

 

1913

 

7 кл.

 

Счет-д

 

6

 

2

 

420

 

Балдаева Е.А.

 

счетовод

 

1904

 

7 кл

 

Счет-д

 

2

 

2

 

420

 

(Табл. составлена по материалам Архива МВД РБ Ф. 12 Оп. 1 Д. 159 Л. 95-96)

 

Неукомплектованными оставались должности бухгалтера – ревизора и бухгалтера – претензиониста. Должность бухгалтера-ревизора была укомплектована только в ноябре 1940 года, ее занял А.И. Гречановский.

В 30-е – 40-е годы ХХ в. структура мест лишения свободы выглядела следующим образом:

ИТК № 1. Промколония г. Улан-Удэ, п. Стеклозавод. Начальник - Иван Александрович Лермо;

ИТК № 2. Исправительно-трудовая колония ст. Онохой. Начальник -  Дмитрий Сергеевич Духанин;

ИТК № 3. Колония массовых работ п. Ново-Ильинск. Начальник -  Афанасий Гаврилович Чащин;

 ИТК № 4. Колония массовых работ г. Улан-Удэ. Начальник - Георгий Михайлович Сороковиков;

ИТК № 5. Поселок Зун-Мурино Тункинского района.  Начальник - Стерликов;

ИТК № 6. Сельскохозяйственная колония в  г. Кяхта. Начальник - Павел Денисович Провкин;

ИТК № 7. Промколонияи в поселке Джида. Начальник - Александр Леонтьевич Калекин;

ИТК № 8. Колония массовых работ на станции Челутай.

ИТК Корсаковская рыбопромысловая колония. Начальник - Василий Степанович Соболев;

ИТК№ 9. Колония массовых работ в поселке Селенгинск. Начальник - Василий Сафронович Сониев;

 ИТК № 10. Сельскохозяйственная колония в поселке Мухоршибирь. Начальник - Александр Михайлович Блинов;

Лечебная колония. Главный врач - Яковлева Лидия Александровна;

Кабанская рыболовная ИТК в поселках Сахарово и Катково. Начальник - Карпенко;

Улан-Удэнская тюрьма № 1. Начальник - Г.Л. Попов.

Кяхтинская тюрьма. Начальник  - Г.Н.Орлов;

Трудовая колония для несовершеннолетних (п. Илька). Начальник - Д.А. Анненков.

Также в состав пенитенциарной системы Бурят-Монгольской АССР входили тюрьмы в селах Кырен, Баргузин и Багдарин.

В 1940 году приказом по ОИТК № 12 от 23 ноября 1940 года  начальником Н.А. Водогреевым были распределены обязанности по руководству системой исправительно-трудовых колоний между ним и его заместителем тов. Гурьяновым. На заместителя ОИТК Гурьянова было возложено руководство следующими отделениями и группами:

1. оперативно-чекистская группа;

2. отделение охраны и режима;

3. культурно-воспитательной группой;

4. санитарное отделение.

За собой Н.А. Водогреев оставил следующие структурные подразделения:

 1. центральная бухгалтерия отдела;

 2. отделение кадров;

 3. планово-производственное отделение;

 4. секретариат отдела;

5. мобилизационный уполномоченный;

6. архивная группа;

7. комендатура отдела.

Приказ был доведен до всего руководящего состава отдела и начальников колоний. [3]

Фундаментом лагерной системы Бурят-Монгольской республики являлась колония. ИТК рассматривалась как основная производственная единица. В качестве примера рассмотрим штаты промколонии № 1 по состоянию на 1940 год.

Таблица 3

Штаты пром. колонии № 1 ОИТК НКВД БМАССР  за 1940 год

Структ. Подр.

 

Наименование должностей

 

Ф.И.О. сотрудников

 

Должн. оклад

 

Административно-хозяйственный персонал

 

Начальник колонии

 

А.И.Лермо

 

690

 

Пом. нач. колонии

Михалев

 

630

 

Пом. нач. колонии по с/хозяйству

 

Ефремов

 

582

 

Инспектор УРЧ

 

Степанов

 

480

 

Инспектор КВЧ

 

Адушнаев

 

420

 

Гл бухгалтер

 

Вакансия

 

900

 

Плановик

 

Вакансия

 

800

 

Зав. снабжением

 

Стаяков

 

630

 

Комендант

 

Вакансия

 

380

 

Инс-тор пожарн. охраны

 

Мигацкий

 

420

 

Машинистка

 

Вакансия

 

325

 

Кассир

Белоусов

 

385

 

Ст. инспектор КВЧ

 

Яновук

 

460

 

Зав. складом

 

Вторушин

 

420

 

ВОХР

 

Пом. нач. ВОХР

Гвозаев

 

540

 

Политрук

 

Вакансия

 

437

 

Ст. надзиратель - 3 ставки

 

Степаненко, Будаев, Бакланов

 

360

 

Командир отделения-2 ставки

 

Зянин, Коверин

 

270

 

Ответственный дежурный 2 ставки

 

Усатюп, Горбунов

 

420

 

Стрелки - 21 ставка

 

Данных об укомплектовании нет

 

264

 

Мед. Персонал.

 

Врач, фельдшер-2 ставки, мед сестра

 

Должности были укомплектованы

 

720, 325, 250.

 

(Таблица составлена по материалам Архива УФСИН России по Республике Бурятия Ф. 3 Оп. 1 А№ 51 Л. 112).

 

Из таблицы видно, что пенитенциарная система испытывала сложности в укомплектовании должностей специалистами в различных областях, причем ИТК № 1 была дислоцирована в г. Улан-Удэ, в ИТК, находившихся в районах республики, вопрос о комплектации вакантных мест стоял значительно острее.

Во время Великой Отечественной войны  вся деятельность мест лишения свободы была подчинена одной цели – вся для фронта, все для победы. В целях успешной организации обороны объектов ОИТК НКВД БМАССР от воздушного нападения противника и ликвидации налета своими силами уже 17 июля 1941 г. были сформированы команды во всех ИТК. Так в ИТК № 1 подобную команду возглавил Бодонцоев, комиссар объекта - Калошин, зав. имуществом - Тимошенко. 

Согласно приказу Начальника ОИТК НКВД БМАССР № 124 от 23 августа 1941 года была ликвидирована Тункинская ИТК № 5, рабочая сила, которой использовалась по договору на дорожных работах Тункинского тракта. Ликвидация ИТК № 5 была связана с окончанием дорожных работ и нерентабельностью дальнейшего содержания рабочей силы для ОИТК.

На основании постановления Государственного Комитета Обороны об обязательном военном обучении граждан СССР была организовано при всех ИТК обучение персонала. Обучение проходило без отрыва от исполнения служебных обязанностей. Профессионально подготовленные сотрудники в первый год Отечественной войны были призваны на фронт. Им на смену пришла молодежь, не имевшая никакого практического опыта, а также пожилые люди, не подлежащие призыву в Красную Армию по возрасту.  Для обучения молодых сотрудников были организованы курсы подготовки по различным направлениям служебной деятельности. Архивные документы донесли до нас имена бойцов, окончивших курсы с отличием. Так,  в 1943 году курсы по подготовке оперативно-розыскных работников окончили  П.П. Борисенко, 1915 г.р., который был назначен командиром оперативного отделения одного из ИТК; Г.И. Сатышев 1913 г.р., С.Д. Иванов 1896 г.р., И.С. Жженов  1918 г.р.

Согласно постановлению ГКО от 17 сентября 1941 года «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР» в республике было организовано более 300 военно-учебных пунктов, в которых прошли обучение 7165 человек.  Активизировалась деятельность оборонных организаций. Вся их деятельность была подчинена основной задаче – подготовке резерва для фронта. Красный Крест БМАССР организовал 15 курсов медсестер, на которых обучались 480 человек, 22 санитарные дружины численностью 700 человек, 300 санитарных постов – 1300 человек.

В этот период подразделения военизированной охраны получали новое пополнение младших командиров, прошедших учебные сборы. Лицам, прошедшим учебные сборы с оценкой «хорошо» и «отлично» присваивались звания и они назначались на должности командиров отделения военизированной охраны и помощников командира взвода.[4] В январе 1943 г. с отличием закончили учебу  Л.Я. Гаврилюк, Г.И. Катаржук, И.И. Щербаков Ф.И. Куманов, Ф.А.  Жолобов, Я. Л. Пожидаев А.М. Максохоев и др. [5]

Выпускную комиссию возглавлял старший лейтенант государственной безопасности С.С. Сопьяниченко, политрук курсов Ф.К. Тимохин. Обучение сотрудников включало в себя военно-лыжные занятия. Они проводились три раза в семидневку с 8 до 9 часов утра и в выходные дни с 11 часов до 14 часов дня.

Приказом начальника ОИТК НКВД БМАССР от 29 июня 1942 года № 70, во исполнение  приказов НКВД СССР № 0207/215/с, от 4 июня 1942 года и управления Селенгинского лагеря № 418 от 26 июня 1942 года в состав пенитенциарной системы республики вошел отдельный лагерный пункт № 2 Селенгинского ИТЛ, начальником которого был назначен Златин.[6]

Следует упомянуть, что на территории БМАССР были дислоцированы и другие исправительно-трудовые учреждения, не входящие в состав пенитенциарной системы Бурят-Монголии: Джидинский ИТЛ и Селенгинский ИТЛ, которые находились в подчинении Наркоматов добывающей и угольной промышленности.   

Во исполнение Приказа от 14 апреля 1943 г. № 53 Народного Комиссара внутренних дел полковника государственной безопасности Федюкова была проведена работа по переходу на новые знаки различия – погоны.[7]

С переходом на ношение новых знаков  различия всему личному составу мест лишения свободы было запрещено:

1. Появляться в театрах, клубах, кино и других общественных местах в плохо выглаженном обмундировании с нечищеными пуговицами и плохо вычищенных сапогах, не бритыми, не причесанными.

2. Носить в карманах костюмов громоздкие вещи, нарушающие подтянутость, а также держать руки в карманах.

3. Появляться на улицах города и других общественных местах (кроме железнодорожных станций) с большим багажом;

4. Появляться в форме на рынке, базаре, когда это не связано  с выполнением служебных обязанностей, находиться в очередях за спиртными напитками.

К началу 1945 года активно проводилась работа по проверке надзирательского состава ОИТК, аппаратов снабжения колоний и отдельных лагерных пунктов, инспектирования всего личного состава ОИТК НКВД БМАССР.

Летом 1945 года, в связи с массовыми амнистиями и освобождением заключенных, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1945 года в течение июля-августа 1945 года были полностью ликвидированы ИТК 6, 7, отдельные лагерные пункты Джидалага и на сульфатном заводе. Всего из лагерей и колоний Бурятии было освобождено примерно 20 процентов от общего числа осужденных по состоянию на 1 января 1946 года.  Также были закрыты рыболовецкие колонии в поселках Корсаково и Кабанск.

В  конце сороковых начале пятидесятых годов уголовно-исполнительная система Бурятии имела следующую структуру:

Во главе территориального органа находилось – Управление исправительно-трудовых лагерей и колоний (УИТЛК),  в состав которого входило двадцать подразделений:

ИТК-1   (дислокация г. Улан-Удэ)

ИТК-2    (дислокация пос. Южный)

Контрагентская колония № 3 (пос. Стеклозавод)

ИТК-4 (дислокация пос. Ново-Ильинск)

ИТК-5 (г. Улан-Удэ)

ИТК-6 и 7 – рыболовецкие колонии (пос. Сахарово и Катково Кабанского района)

Тюрьмы –№ 1 (г. Улан-Удэ), -№ 2 (Кяхта), -№ 3 (Баргузин),№ 4 (Кырен), -№5 (Багдарин)

   Подразделением УИТЛК являлся Джидинский исправительно-трудовой лагерь.                       

В  1954  году  согласно  приказу   Министерства  юстиции  СССР № 0238 от 5 октября 1953 года был ликвидирован Селенгинский ИТЛ. Непосредственно ликвидация началась еще раньше, в сентябре 1953 года, в соответствии с приказом начальника управления Селенгинского ИТЛ Министерства юстиции СССР № 088 от 26 сентября 1953 года. В связи с резким сокращением списочного состава заключенных были ликвидированы ряд лагерных пунктов 11 лагерного отделения.[8] В октябре того же года начальником отделения контрагентских работ полковником внутренней службы А.И. Герасимовым был составлен план практических мероприятий, который предусматривал вывоз заключенных из подразделений Селенгинского ИТЛ Министерства юстиции СССР. Во исполнение Постановления Совета Министров Союза ССР от 23 сентября 1953 года были проведены следующие мероприятия:

1. До 17 октября 1953 года были организованы на лагерном пункте № 110 временный пересыльный пункт для размещения заключенных, вывозимых из отдельных лагерных подразделений. В этих целях было установлено 3 брезентовые палатки с утеплителями, которые по согласованию с отделом охраны  были огорожены как  отдельная зона.

2. Заключенные привозились на автомашинах отдельными группами по 200-250 человек под усиленной охраной по пути следования.

3. На заключенных, вывезенных из ликвидированных лагпунктов, были закрыты наряды на произведенные работы и утверждены протоколы зачетов рабочих дней, сделана разноска по личным делам и объявлены эти зачеты осужденным.

4. За два дня до вывоза контингента  из подразделений всем заключенным была произведена полная комплексная санитарная обработка.

5. Всем заключенным было  выделено и  выдано зимнее обмундирование и надлежащее оформлены раздаточные ведомости и арматурные книжки.

6. Заключенные 3-го лагерного отделения в количестве 1200 человек были отправлены со станции Улан-Батор двумя эшелонами 21  и 26 октября 1953 года.

7. Остальные заключенные Селенгинского ИТЛ и «Строительства 505» в количестве 2400 человек вывозились эшелонами в следующем порядке: 1, 6, 10, 15, 20 декабря 1953 года.[9]

    Ликвидация Селенгинского ИТЛ проходила со значительными трудностями. В архиве МВД Республики Бурятия сохранились документы, позволяющие реконструировать этот сложный и драматический процесс. Так, в рапорте на имя Начальника ГУЛАГа Минюста СССР генерал-лейтенанта тов. П.С. Долгих заместитель начальника лагерного отделения Селенгинского ИТЛ майор И.В. Рабинович  указывал на отсутствие минимума санитарных условий для проживания контингента в приготовленных палатках. По его мнению, они совершенно не подходили для проживания в осенне-зимнее время, отсутствовали медицинский пункт, а баня и прачечная не обеспечивали нормальную санобработку контингента. Личный состав управления переносил те же трудности, что и спецконтингент. [10]

 Во исполнение приказа МВД СССР № 0360 от 29 июня 1954 года были ликвидированы практически все тюрьмы на территории республики, за исключением тюрьмы № 1 в г. Улан-Удэ. В июле 1954 года была закрыта тюрьма № 2 в городе Кяхта. Заключенных перевезли для содержания в тюрьму № 1 города Улан-Удэ [11] Спецконтингент из тюрем  № 3 ,№ 4, № 5  был вывезен в Иркутскую и Читинские области, а так частично в Тюрьму №1 города Улан-Удэ. Это объяснялось значительным сокращением числа заключенных  в результате массовой амнистии 1953-1954 годов, сокращением штата секторов лагерных отделений ОИТК МВД БМАССР, сокращением непроизводственных расходов по содержанию аппарата в соответствии с приказом МВД СССР № 00361 от 14 июня 1951 года.[12]

Таким образом, на территории Бурятии реализовывалась политика реформирования системы мест лишения свободы, и создавались предпосылки к созданию современной уголовно-исполнительной системы. При этом территориально структура исправительно-трудовых лагерей в Бурят-Монгольской АССР строилась в соответствии с производственными задачами. Территориальные единицы ИТУ образовывались при реализации на определенной территории того или иного производственного объекта, где должны были быть задействованы лагеря заключенных. Статус, лимит наполнения, продолжительность существования ИТК зависел от масштаба производственного объекта, для реализации которого учреждение создавалось. Управление лагерями осуществлялось иерархическими структурами, за каждой из которых были закреплены определенные обязанности. Лишенные свободы включались в структурные единицы нижнего уровня, через которые осуществлялось управление лагерным контингентом. В составе лагерной администрации выделялись функциональные подразделения, регулирующие определенные стороны деятельности мест заключения: снабжение, финансы, распределение рабочей силы и др. Лагерная администрация включала и структуры, ведавшие отдельными отраслями лагерного производства, лесозаготовками, сельским хозяйством.

 Таким образом, структура пенитенциарных учреждений Бурятии была организована в полном соответствии с требованиями директив и приказов НКВД – МВД страны. 

<hr"33%" size="1"></hr"33%">

[1] Николай Александрович Водогреев - 1910 года рождения, г. Иркутск. В 1913 году он окончил 4 -х классную приходскую школу. С 1918 по 1920 – боец партизанского отряда Медведева, в 1920 – 1921 годах  - красноармеец, в 1922 году политработник  5-й Кубанской  бригады  (место дислокации - г. Иркутск, г. Троицкосавск Кяхтинского аймака Бурят - Монгольской республики). Член ВКП (б) с 1922 года. В 1922-1923 годы Н.А. Водогреев служил милиционером конного разъезда и политруком 2 отделения Иркутской губернской милиции, затем обучался на курсах  Центральной транспортной милиции ОГПУ в г. Москве. С 1937 по 1939 год временно исполнял обязанности начальника отдела пожарной охраны НКВД Бурят - Монгольской АССР. С 1939 по 1941 гг. – начальник отдела исправительно-трудовых колоний и трудовых поселений НКВД Бурят - Монгольской АССР. С 1941 по 1943 гг. Водогреев Н.А. проходил службу в должности помощника Наркома внутренних дел Бурят -Монгольской АССР – Фонды музея УФСИН Минюста России по Республике Бурятия.

 

[2] Александр Мендакович Убугунов родился в 1898 г., в улусе Куйта  Аларского аймака Иркутской губернии. Из крестьян-середняков. Окончил в 1921 году Национальное кавалерийское отделение при Иркутских повторных курсах среднего начсостава. В 1922 году закончил обучение в учебном эскадроне при полковой школе младшего командирского состава в г. Иркутске. Служил в 4-ом эскадроне 35 Гангутского кавалерийского полка (1921-1922гг.). До службы в пенитенциарной системе Бурятии работал прокурором и народным судьей. С  июля 1936 по июнь 1937 гг. – начальник отдела мест заключения и трудовых поселений УНКВД по Бурят – Монгольской Республике.   22 мая 1938 года А.М. Убугунов  был арестован по обвинению по ст. ст. 58-1,2,7,9-11. В 1994 году прокуратурой РБ он был признан пострадавшим от политических репрессий. 

 

[3] Там же Л. 124.

[4] Архив МВД РБ Ф. 12  Л. 21

[5]  Там же Л. 23

[6] Архив МВД РБ Ф. 12 Д. 162 Л. 87.

[7] Там же Л. 62-63

[8] Архив МВД РБ. ДФ.01 А№  275  Л. 224

[9] Архив МВД РБ. ДФ 01  А№ 273  Л.4

[10]  Там же. Л.1-2

[11] Архив МВД РБ. Ф.01  А№ 172  Д. 8 Л.54

[12] Фонды музея УИС РБ. Оп.1  Л.214


Возврат к списку

  Rambler's Top100