История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

21-11-2009

Правовое регулирование каторжных работ на территории Восточной сибири в середине XIX века

Автор: Степанова Наталья Григорьевна

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КАТОРЖНЫХ РАБОТ НА ТЕРРИТОРИИ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКА

Н.Г. Степанова (Шенмайер)
Иркутская государственная сельскохозяйственная академия
г. Иркутск, Россия

 

Неотъемлемой частью функционирования любого государства является наличие в нем института исполнения наказаний, с помощью которого регулируется изоляция преступников от законопослушного общества. Карательная политика государства, условия содержания заключенных в местах лишения свободы, их правовое положение находятся в прямой зависимости от экономического и политического развития страны, взаимоотношений различных социальных групп и классов общества. С изменением этих, а также ряда других факторов коренным преобразованиям подвергается вся уголовно-исполнительная система наказания.  

Изучение истории карательной политики государства, в том числе становления и развития в стране правовой базы, регламентирующей условия жизни в местах лишения свободы, имеет большое значение для формирования на современном этапе целостного пенитенциарного законодательства и реформирования тюремной системы России.

 Уголовное законодательство середины XIX века предусматривало организацию физических работ преступников в местах заключения. Наиболее тяжелый труд предполагался в местах каторги, одна из которых находилась на территории Восточной Сибири.

Правовое регулирование каторжных работ нашло отражение в «Своде учреждений и уставов о ссыльных 1857 г.». В него  включены  и переработаны, в соответствии с современными требованиями, положения законодательства 1822, 1831 и 1845 годов. Устав состоит из введения, раздела о содержании ссыльных в местах назначения, где рассматриваются общий порядок управления  ссыльными, а также содержание и употребление в работы ссыльнокаторжных. В шестом отделении  Устава - наказания за преступления и проступки ссыльных.

 Основные работы, производимые ссыльнокаторжными на казенных винокуренных заводах Сибири регламентировались Высочайше учрежденным в 1856 году урочным положением, помещенным в Полном Собрании Законов за этот год (№30110). Кроме того, при управлениях каторжными работами на местах издавалось большое количество подзаконных актов.

В середине XIX в. каторга определялась в качестве наиболее сурового уголовного наказания, соединенного с лишением всех прав состояния человека, осужденного за преступления и проступки. В соответствии со статьей 3 Свода учреждений и уставов о ссыльных [Т.XIV Свода Законов Российской империи 1857 г.] каторжные работы классифицировались на три рода работ: 1) работы в рудниках, 2) работы в крепостях и 3) работы на заводах.  

Все осужденные на каторжные работы в рудники и заводы, за небольшим исключением, направлялись на сибирские рудники, заводы и фабрики. Осужденных на каторжные работы в крепостях этапировали как в крепости сибирского региона, так и вне Сибири, по указанию в сообщаемых гражданскому ведомству расписаниях военного начальства.

Ссыльнокаторжные состояли в ведении Казенных Палат, или по принадлежности, Нерчинского Горного Правления, пользовались покровительством Экспедиции о Ссыльных или Областного Правления той губернии (области), где находились, поэтому в случае необходимости теоретически имели возможность подавать жалобы и прошения в перечисленные государственные органы.

Физические работы каторжных осуществлялись под надзором военного караула и должны были соответствовать тяжести работ, установленных судом. Статьей 560 Устава предусматривалось, что «обращение каторжных первого разряда на заводы, за исключением лишь женщин, в случае приостановления работ на рудниках, или же, по необходимости умножения рабочих на заводах, может быть допускаемо только временно: на Нерчинские заводы только с разрешения заводского начальства, которое доносит о том для сведения главному местному начальству; на заводы, вне Нерчинского округа находящиеся, не иначе, как с разрешения самого главного местного начальства, и с соблюдением притом всех прочих правил, установленных относительно порядка препровождения и содержания каторжных и надлежащего за ними надзора».

В соответствии с разделением каторжных на разряды, предполагалось их раздельное использование на работах. В обязанности тюремной администрации входил контроль над определением тяжести работ каторжан, их изменением и, с разрешения генерал-губернатора, предусматривалось право устанавливать новые виды работ. Каторжные первого разряда употреблялись на самые тяжелые работы. При этом снятие оков разрешалось только с согласия высшего местного начальства и только на время выполнения работ в случаях необходимости в  интересах производства. В случаях тяжелого заболевания работающего и при наличии письменного на то разрешения  высшего местного начальства было возможным облегчение урочной работы.

Не смотря на то, что суровые условия режима каторги, в том числе и тяжелый физический труд, рассматривались в качестве наказания, в российском законодательстве середины XIX  века прослеживались элементы прогрессивной системы - каторжанам предоставлялась возможность для исправления и покаяния. С этой целью в рабочие дни для них проводились утренние и вечерние молитвы.  В дни торжественные и больших праздников, когда работы прекращались, по утру, сверх времени на молитвы и непосредственно перед ней, назначалось время для чтения особого поучения или назидательной книги [ст. 566 Устава]. В течение трех дней по утрам предоставлялось время для приготовления к исповеди и приобщению к Святым таинствам. Заботясь о сохранении души страждущих, законодатель, тем не менее, обязывал священника доносить «кому следует о содержании исповеди каторжных» [ст.567 Устава].

Исправление стимулировалось прохождением испытательных работ, сроки которых находились в прямой зависимости от степени наказания. Они устанавливались для  каторжных первого разряда: 1) бессрочным – восемь лет; 2) присужденным к работам на время от пятнадцати до двадцати лет – четыре года; 3) присужденным к работам на время от двенадцати до пятнадцати лет – два года. Каторжным третьего разряда: 1) присужденным к работам на время от шести до восьми лет – полтора года; 2) присужденным к работам на время от четырех до шести лет – один год [Ст. 569 Устава].

Лица, подававшие надежду на исправление, переводились в отряд исправляющихся. Перевод производился Горным Правлением и Казенною палатою, о чем объявлялось каторжным в присутствии высшего местного начальства и духовного лица. При этом священник объяснял значимость возможности улучшения условий содержания. После процедуры перевода в отряд исправляющихся каторжные содержались без оков, жили и употреблялись в работы отдельно от испытуемых, находясь, как правило, под надзором мастеровых или заводской охраны. В отдельных случаях им могли доверить надзор за другими каторжными, для них предусматривались дополнительные увольнения от работ, а рабочим дням велся особый учет.

Каторжным первого разряда через три года, а третьего разряда через один год после поступления в отряд исправляющихся, из общей заработанной суммы выделялись средства на  проживание не в остроге, а в комнатах заводских мастеровых, или в построенных для себя домах на земле, принадлежащей  заводу. Разрешалось вступать в брак. Назначенное пособие выдавалось натуральным продуктом так, чтобы наличные деньги не превышали третьей части всего назначенного к отпуску количества, отпускался лес для постройки домов.

Если с момента поступления в разряд исправляющихся  каторжные не подвергались никакому наказанию, то на основании ст. 582 Устава у них  десять месяцев считались за год действительных каторжных работ, и, соразмерно с этим, сокращалось время работ, назначенное приговором.

Таким образом, в российском законодательстве середины XIX века выстраивался механизм регулирования каторжных работ. В контексте коренных государственных преобразований и реформирования тюремной системы, привлекая пенитенциарную практику европейских государств, предпринимались попытки совершенствования российской каторги.

 

Литература:

1. Государство и право: Сводный каталог юридической литературы, хранящейся в фондах НБ ИГУ и ОПБ/ Под ред. В.Г. Вишневского.- Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1998. – Вып. 1. Дореволюционные издания. – 328 с.

2. Свод учреждений и уставов  о ссыльных// Свод законов Российской империи. Т.XIV – СПб., 1857.

3. Мошкина З.В. Политическая каторга в России и социально-психологический облик политкаторжан.: Дис... д-ра ист. наук. М., 1999.

 


Возврат к списку

  Rambler's Top100