История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

18-03-2009

Культурно-просветительская деятельность политических заключенных в Акатуйской тюрьме Нерчинской каторги (1890-1917 гг.)

Автор: Мясников Дмитрий Александрович

В конце XIX века в Сибири в связи с развитием, в первую очередь, экономики резко возрос спрос на спе­циалистов различных профессий. Без минимума знаний нельзя было вести хозяйство, овладевать новыми видами техники. Вместе с тем, подготовка грамотных людей не соответствовала требованиям времени. В 1884 г. сред­нее образование в Иркутске имели всего лишь 2,55% мужчин и 1,86% женщин, начальное - 6,4% мужчин и 2,8% женщин [1]. Еще более тяжелым было положение с народным образованием в сибирской деревне, в кото­рой проживала основная масса населения. Общий про­цент грамотности в Сибири (включая дальневосточные области) составлял по переписи 1897 г. 12,4%, в сельской местности не превышал 9,9%. среди женщин процент гра­мотных в целом по Сибири составлял 5,1% и 3,2% в сель­ской местности. Ситуация с образованием в Забайкалье была хуже, чем в среднем по Сибири. В Иркутской гу­бернии на 49 человек местного населения приходился один учащийся, в Забайкалье - один на 86. На одну действующую гимназию в Иркутской губернии приходи­лось 1410 человек, в Забайкальской области - 3547 человек [2].

Ввиду всего вышесказанного, имеет большое зна­чение культурно-просветительская деятельность полити­ческих заключенных Акатуйской тюрьмы, в первую оче­редь, педагогическая.

В историографии проблема культурно-просве­тительской деятельности политических заключенных Нер­чинской каторги представлена, в первую очередь рабо­тами бывших заключенных, изданных в 1920-30 гг. Эти работы выходили в рамках деятельности Всесоюзного общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев. В них авторы делятся своими воспоминаниями об орга­низации обучения в тюрьмах, состоянии библиотек, театральных постановках и т.п. [3]. В этих работах отмечается большое значение, которое имела общеобразовательная деятельность политических заключенных в тюрьмах Нерчинской каторги. Она позволяла с определенной пользой провести время в заключении, расширить знания по тем или иным вопросам, завербовать сторонников из числа не­профессиональных революционеров, как правило, неграмотных.

На основе этих воспоминаний была опубликована статья З.Т. Тагарова [4]. Он обобщил имеющийся по данной теме материал и сделал своего рода обзор. Он описал, в каких тюрьмах Нерчинской каторги и когда проводилась культурно-просветительская деятельность. В составе последней З.Т. Тагаров выделил общеобразова­тельные занятия, деятельность тюремных библиотек, рукописные журналы и газеты, деятельность тюремных театров.

В      работах      последних      лет      культурно-просветительская работа политических заключенных освещается в рамках исследований, посвященных истории отдельных тюрем [5] и разных категорий заключенных в них [6]. Выводы этих исследователей в целом совпадают с выводами, сделанными авторами 1920-30 гг.

Сведения о культурно-просветительской работе в Акатуйской  тюрьме  содержатся  в  воспоминаниях бывших узников [7].  Они представляют собой простое описание мероприятий, проводимых политическими заключенными для поднятия культурного уровня уголовного контингента и разнообразия тюремного заключения

После перевода в Акатуй политические заключенные Нерчинской каторги отбывали наказание вместе с уголовными арестантами. Культурный и образовательный уровень уголовной каторги был крайне низким, единицы из них умели читать и писать, не говоря уже о каких-то глубоких познаниях. Большинство же политических арестантов получили хорошее образование, многие закончили университеты, знали иностранные языки. В такой ситуации политические заключенные практически сразу после открытия Акатуйской тюрьмы принялись обучать уголовных грамоте.

Эта деятельность была выгодна для всех. Полити­ческие получали возможность отчасти реализовать свой интеллектуальный потенциал и разнообразить свою жизнь. Администрация была довольна, что столь опасные государственные преступники применяют свою энергию в правильном направлении. У них оставалось меньше времени и сил для конфликтов с руководством. Уголов­ные заключенные повышали свой культурный и образовательный уровень, чего на свободе сделать были не в состоянии.

Одним из первых политических арестантов, кто взялся за обучение уголовных заключенных, был писа­тель-народоволец Петр Филиппович Якубович. В Акатуе он создал целую школу обучения грамоте и чтения вслух произведений русских классиков. В это дело он вкладывал чрезвычайно много энергии и энтузиазма. Занятия проходили вечером, после поверки. Педагогической деятельностью П.Ф. Якубович очень увлекался и заражал этим настроением своих учеников и слушателей [8].

Сами политические заключенные в этот период также занимались интеллектуальной деятельностью. Они читали и обсуждали поступавшие в тюрьму книги, переводили иностранные издания, обучали друг друга иностранным языкам. В общем, они занимались самообразованием, повышая свой уровень и оттачивая знания по тем или иным предметам.

Весной и летом 1906 г. в Акатуйской тюрьме ока­залось большое количество рядовых участников револю­ционных выступлений 1905 г в Забайкалье. Это были солдаты, казаки, железнодорожные рабочие и служащие, участвовавшие в революционных событиях, не являясь профессиональными революционерами. Внезапно оторванные от привычной повседневной жизни и ока­завшиеся на каторге, многие из них стали морально деградировать. Прибывшая летом этого же года в Акатуй группа эсеров столкнулась с моральным разложением заключенных. В условиях ослабленного надзора заклю­ченные занимались пьянством, воровством, драками.

Вновь прибывшие политические заключенные решили переломить ситуацию в тюрьме, в том числе, и с помощью организации общеобразовательных кружков для неграмотных [9]. Оказавшись в заключении вместе с рядовыми участниками антиправительственных выступлений, профессиональные революционеры вместе с гра­мотой прививали им свои революционные взгляды, при­общали к революционной деятельности. В результате этой работы заключенные выходили из тюрем не только грамотными, но и разбирающимися в политических вопросах. Поэтому политическая каторга в этот период получила среди революционеров название «Романовский университет» [10].

Первыми организаторами этих кружков в Акатуй­ской тюрьме летом 1906 г. стали эсеры Петр Корнеевич Сидорчук, Семен Фарашьянц, Петр Алексеевич Куликов­ский и др. После прибытия других эсеров - Марии Алек­сандровны Спиридоновой, Лидии Павловны Езерской, Григория Алексеевича Гершуни, Егора Сазонова - образовательная работа развернулась очень широко.

В этот момент в Акатуе сложилась уникальная си­туация - в ней находился целый ряд лидеров революци­онного движения страны. Все они были людьми высокообразованными, убежденными, обладавшими высокими личными качествами. Арестованные и осужденные на каторгу на самой волне революции, они всю свою ог­ромную энергию направили на рядовых революционе­ров, оказавшихся с ними в заключении. Эффект от тако­го воздействия был огромен. Обладавшие огромным авторитетом профессиональные революционеры легко влияли на арестантскую массу и руководили ею. Они легко убеждали простых солдат, матросов и железнодо­рожных рабочих в правильности революционного выступ­ления. Вели пропаганду своих революционных воззрений и находили отклик в душах арестантов. Все вышесказан­ное в равной степени относилось и к просветительской деятельности.

Занятия велись практически по всем общеобразо­вательным предметам. Подбор учителей был идеальным, все они были способными и умными людьми. Григорий Гершуни читал лекции по истории революционного движения в России, на которые собиралась вся тюрьма. На них присутствовали даже надзиратели и сотрудники ад­министрации, «скромно прятавшиеся по углам» [11]. П.К. Сидорчук, П. Прошьян, П.А. Куликовский, Г.А. Гершуни, С. Фарашьянц, Л.П. Езерская, Е. Измаилович, М.А. Спири­донова и др. вели многочисленные кружки по всем предметам. Этими кружками были охвачены почти все заключенные Акатуйской тюрьмы, осужденные за уча­стие в революционных выступлениях 1905-1906 гг.

Таким образом, подавляющее большинство заклю­ченных в тюрьмах Нерчинской каторги были неграмотны­ми. Руководство каторги и края понимало необходимость общеобразовательной работы, но, в силу определенных причин, не могло ее организовать. На этом фоне актив­ная деятельность политических заключенных по просве­щению неграмотных имела большое значение. Как уже говорилось, такая деятельность была вызвана самими условиями заключения: стремление к реализации своего интеллектуального потенциала, масса свободного вре­мени, наличие большого количества учеников и благо­склонное отношение администрации. В период револю­ционного подъема 1905-07 гг. к этим факторам добави­лось стремление подготовить за время тюремного за­ключения новые кадры, которые после освобождения включались бы в революционную деятельность. Все это приводило к тому, что культурно-просветительское и нравственное воздействие на основную массу каторжан со стороны политических арестантов было гораздо шире и эффективнее, чем со стороны тюремной администра­ции.

 

Примечания

1. Терновой И.В. Начальные учебные заведения в Иркутске во второй половине XIX - начале XX вв. // Си­бирский город в XVII - начале XX вв; Сб. статей. - Ир­кутск: Оттиск, 2006. - Вып. 6. - С. 142.

2. Андреев В.М. Просветительская деятельность ссыльных народников в Сибири (70-90-е гг. XIX века) // Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. - февраль 1917 г.). - Иркутск: Изд-во ИГУ, 1973 - Вып. 1

3. Плесков В. Из литературного архива Горного Зерентуя // Каторга и ссылка, - 1923. - №6. - С, 167-176; Плесков В. «Вольный университет» и культработа на ка­торге // Каторга и ссылка. - 1930. - №10. - С. 164-176; Плесков В. «Вольный университет» и школа в Зерентуе // Учеба и культ работа в тюрьме и на каторге: Сборник воспоминаний. - М.: Изд-во ВОПиС, 1930. - С.77-101; Ульянинский. Учеба на каторге 1907-1917 // Каторга и ссылка. - 1929. - №5. - С.27-31; Фабричный П. Грамота и книга на каторге // Каторга и ссылка, - 1922. - №3, -С. 189-205.

4. Тагаров З.Т. Общеобразовательная учеба и культработа политзаключенных на Нерчинской каторге // Ссыльные революционеры в Сибири. - Иркутск: ИГУ, 1980. - Вып. 5. - С.71-84.

5. Бодяк М.Г. История Зерентуйской тюрьмы Нерчинской каторги (1879-1917 гг.): Дисс... канд. ист. наук. - Иркутск: ИГУ, 2004. - 304 с.; Быкова Н.Н. История Александровского централа (1900-1917 гг.): Дис. ... канд. ист. наук. - Иркутск: ИГУ, 1998. - 280 с.

6. Дмитриев Д.И. Революционная деятельность большевиков в каторжных тюрьмах Восточной (1907-1917 гг.): Дисс. канд. ист. наук. – Иркутск, 1989. - 249 с.; Максимова В.Н. Женская политическая каторга и ссылка в Восточной Сибири (1907-1917 гг.). - Дисс... канд. Ист. наук. - Иркутск: ИГУ, 2003. - 206 с.; Шенмайер Н.Г. Эсеры в каторжных тюрьмах Восточной Сибири (1907-1917 гг.): Дисс… канд. ист. наук. - Иркутск: ИГУ, 1997. - 318 с.; Шенмайер  Н.Г. Эсеры-каторжане Восточной Сибири (1907-1917 гг.). - .Иркутск: ИрГСХА, 1999. - 188 с.

7. Васильев Г.А. Из революционного прошлого. - Улан-Удэ, 1968. - 87 с; Орлов М.П. Об Акатуе времен Мельшина // Каторга и ссылка. - 1928, - №11. - С. 106-117; Пирогова А.Я На женской каторге // На женской каторге. - М,: Изд-во ВОПиС, 1932, - С. 180-200; Спиридонова М.А. Из жизни на Нерчинской каторге // Каторга и ссылка. - 1924. - №1. - С. 185-204; Терешкович К.А. С. Гуревич // Якутская трагедия. - М.: Изд-во ВОПиС. -  С.154-166; Фрейфельд Л.В. Из прошлого // Каторга и ссылка. - 1928. - №4, - С. 70-81; Фрейфельд Л.В. В горах Акатуя. - М.: Изд-во ВОПиС, 1930. - 61 с.; Фрейфельд Л, Из прошлого // Каторга и ссылка. -  1928. - №4. - С. 97.

8. Спиридонова М. Из жизни на Нерчинской каторге // Каторга и ссылка. - 1924. - №1. – С. 201.

9. Плесков В.А. «Вольный университет» и культработа на каторге // Каторга и ссылка. - 1930, - № 10.  – С. 164-176.

10. Спиридонова М. Указ. соч. - С. 203.

 

Опубликовано: Мясников Д.А. Культурно-просветительская деятельность политических заключенных в Акатуйской тюрьме Нерчинской каторги (1890-1917 гг.) / Д.А. Мясников // Вестник ИрГТУ. – 2007. - №1. – С. 184-186;


Возврат к списку

  Rambler's Top100