История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

13-02-2010

Из истории политической ссылки на Алтай в XIX в. (20-е – 90-е гг.)

Автор: Никулина Ирина Николаевна

Данная статья посвящена проблеме политической ссылки 20-х – 90-х гг. XIX в. на Алтае. На основе архивных материалов и литературы предпринята попытка определения численности ссыльных, их сословного состава, размещения, рода занятий и деятельности в регионе, а также показано их влияние на развитие Алтая. 

 

I.N. Nikulina

From the history of political exile in the Altai in XIX century (20 – 90)

The article views the political exile in the 20-s – 90-s of the XIX  century in the Altai region. The attempts is made to determine the number of exiles, class composition, location, occupation and activity in the region on the basis of archive materials and literature. Also shows the influence of the political exiles on the development of the Altai.

 

История политической ссылки[1] на Алтае в XIX в. является неотъемлемой частью не только истории политической ссылки в Сибири, но и в целом истории революционного движения в России. Сибирская ссылка по-прежнему остается интересной и достаточно многоаспектной темой, не потерявшей своей актуальности в настоящее время, поскольку круг рассматриваемых вопросов и конкретных направлений исследований претерпевал существенные изменения.

Вопросы политической ссылки имеют важное значение для изучения истории заселения региона, его научного исследования, культуры. Материалы по Алтаю дают возможность существенно расширить, углубить представления об истории русского и польского освободительного движения, о механизмах практического осуществления карательной системы Российской империи. В связи с этим актуальность данного исследования очевидна.

К числу вопросов, требующих первоочередного решения, относятся: определение численности, социального, профессионального состава, конфессиональной принадлежности ссыльных, составление их кратких биографий, изучение разносторонней деятельности на Алтае, выявление характера их взаимоотношений с местным населением и между собой, определение влияния политической ссылки на общественную жизнь региона.

Территориально исследование охватывает бывший Алтайский горный округ, в который входили Барнаульский, Бийский, Змеиногорский, Кузнецкий уезды и южная часть Томского уезда Томской губернии. На этой территории в настоящее время расположены Алтайский край, Республика Алтай, части Новосибирской, Кемеровской, Омской, Томской областей, восточная часть Республики Казахстан.

В XIX в. политическая ссылка на Алтай была представлена последовательно декабристами, членами Общества военных друзей, польскими участниками восстания 1830 – 1831 гг. и членами конспиративных польских организаций конца 30-х – нач. 40-х гг., революционными демократами 60-х гг., участниками восстания 1863 г. в Царстве Польском, народниками, членами первых рабочих организаций, польской партии «Пролетариат», марксистских кружков.

Источниковая база для изучения рассматриваемых вопросов достаточно широка и многообразна. Значительное количество документальных материалов сосредоточено в центральных и местных архивах (ГАРФ, РГВИА, РГИА, ГАОО, ГАТО, ЦХАФАК и др.), что подробно рассматривалось автором[2].

Алтайский горный округ был собственностью царя, которая распространялась на земли, леса, недра Алтая. Этим объяснялось своеобразие положения, занимаемого округом, являвшимся, своего рода, государством в государстве со своей администрацией, хозяйственным и правовым укладом. Управление этой собственностью было вверено Кабинету, находившемуся в Петербурге и осуществляющему общее руководство. То особое положение, в котором находился Алтай, как входящий в состав земель Кабинета, и послужило причиной его закрытия для ссылки. На территории Алтайского горного округа ссылка была запрещена законами 1762, 1776 гг. и т.д.[3], т.е. запрет ссылки на Алтай получил свое законодательное оформление.

Однако все препоны, возводимые администрацией Кабинета, не могли полностью оградить округ от ссылки. В исключительных случаях ввиду различных обстоятельств, с учетом особого положения Алтая, сюда допускались политссыльные. Ярким подтверждением этого явилась ссылка на Алтай декабристов и членов Общества военных друзей.

В настоящее время известно 5 декабристов: М.И. Муравьев-Апостол, С.М. Семенов, А.А. Фок, Н.Р. Цебриков, П. Иевлев и 3 члена Общества военных друзей в Белостоке И. Высоцкий, К. и Ф. Ордынские[4], которые были сосланы на Алтай в Бийск, Усть-Каменогорск и Бухтарминскую крепость.

Ссылкой декабристов преследовалась цель лишить их возможности влияния на русское общество, пресечь все проявления свободомыслия. В то же время ссылка порождала возможность влияния на местное население, просвещение народа, повышение его общей культуры. В этом отношении наиболее показательно пребывание в Бухтарминской крепости декабриста М.И. Муравьева-Апостола, занимавшегося медицинской, педагогической, научной деятельностью.

Алтайская ссылка декабристов и членов Общества военных друзей имела свои особенности, которые нельзя не отметить. Это прежде всего их разобщенность. Строгий полицейский надзор, отсутствие возможности свободного передвижения делали невозможным общение ссыльных друг с другом. Фактически отсутствуют сведения о каких-либо связях ссыльных декабристов Алтая с другими декабристами, практически ничего неизвестно об их переписке, очевидно, не сохранившейся, а возможно и отсутствующей вследствие строгих политических ограничений. Отсутствие общения ссыльных между собой объясняется еще одной особенностью алтайской ссылки – разновременностью и кратковременностью их пребывания на Алтае. Все они находились в разное и непродолжительное (не считая М.И. Муравьева-Апостола, отбывающего ссылку в Бухтарминской крепости с 1829-1836 гг.) время на Алтае, что, несомненно, затрудняло установление контактов друг с другом. Срок ссылки декабристов и членов Общества военных друзей различен – от 1,5 месяцев до 7 лет – период, в целом, непродолжительный в сравнении с 30-летним временем ссылки декабристов в Западной и Восточной Сибири и оставивших там яркий след. Однако сам факт их ссылки на Алтай, условия жизни, отношение к ним местных властей и жителей, их деятельность здесь представляют, бесспорно, немалый интерес для истории.

Из числа участников восстания 1830 – 1831 гг. в Царстве Польском на Алтае находились Адам Валичек, Селиверст Флерчик, Антон Ясковяк[5].

В конце 30 – начале 40-х гг. XIX в. была продолжена ссылка в Западную Сибирь участников конспиративных освободительных польских организаций и групп, среди которых были и неблагополучные в политическом отношении римско-католические священники, находившиеся на Алтае.

Согласно предписанию генерал-губернатора Западной Сибири от 23 декабря 1839 г., римско-католические ксендзы Анкудович, Шишко и Михайлович, Торчановский за хранение у себя возмутительного содержания бумаг, непозволительную переписку и преступные речи были отправлены "под строжайший полицейский надзор": Михаил Торчановский – в Барнаул, Антоний Анкудович – в Кузнецк, Павел Шишко – в Бийск, Андрей Михайлович – в Колывань[6].

Во второй половине XIX в. политическая ссылка на Алтай получила свое дальнейшее развитие. Этому способствовало дозволение от 15 марта 1862 г. найма в виде опыта на 3 года ссыльнопоселенцев для работ на удаленных золотых промыслах в Алтайский горный округ[7], которое затем было продлено положением Комитета министров от 4 февраля 1866 г.[8] Хотя эти положения не касались непосредственно политических преступников, но тем не менее создавали определенную возможность проникновения ссыльных на территорию округа.

Как известно, с 1861 г. наблюдается бурный подъем освободительного движения, отражением которого явилась политическая ссылка как составная часть карательной политики самодержавия. В связи с этим в 60-х гг. XIX в. на Алтае появились ссыльные революционеры-демократы В.В. Берви-Флеровский, Л.П. Блюммер (Кузнецк), положившие начало массовой народнической ссылки 70-90 гг. XIX в., и поляки-участники восстания 1863 г. в Царстве Польском. По нашим подсчетам, в 60-х гг. XIX на Алтае находилось около 347 ссыльных. Безусловно, это не окончательные данные, определение численности ссыльных нуждается в дальнейшем уточнении и выявлении новых имен.

О подробностях пребывания В.В. Берви-Флеровского в Кузнецке известно благодаря дошедшим до нас воспоминаниям самого ссыльного и его жены[9], в которых отмечалось сближение с польскими ссыльными в Кузнецке, давалась характеристика некоторых поляков. Важно отметить интерес поляков ко всему русскому. Именно этим объясняется чтение Берви в Кузнецке полякам лекций о русских социальных идеях. Здесь проявились научные интересы Берви. Известно, что он работал над статьей «Macht und Kraft» («Действие и сила»), занимался сбором материала для работы «Положение рабочего класса в России». Л.П. Блюммер, работая на золотых приисках в тайге, хорошо изучил быт и нравы местных промышленников, чиновников, искателей. По возвращению из ссылки в 1871 г., им было опубликовано в журнале «Заря» первое в России произведение о жизни золотоискателей – роман «Около золота»[10].

В 60-х гг. XIX в. значительную массу политических ссыльных в Сибири составляли участники польского национально-освободительного движения. На Алтае в этот период находились 345 ссыльных поляков. Из них в Барнауле было 54 чел., в Бийске – 156 чел., в Кузнецке – 62 чел., в Колывани – 51 чел., в Усть-Каменогорске – 22 чел., хотя в дальнейшем ссыльные поляки из Сибирского линейного батальона г. Барнаула были переведены в Усть-Каменогорск и Семипалатинск[11]. Малочисленность польской политической ссылки на Алтае при сравнении с общим числом сосланных в Сибирь поляков[12] очевидна, что обусловливалось, на наш взгляд, закрытием долгое время Алтайского горного округа для ссылки. Администрация Кабинета стремилась любыми путями отклонить водворение здесь ссыльных, о чем свидетельствует ряд документов[13]. Характерно, что среди ссыльных были представители разных сословий: дворяне, ксендзы, мещане, чиновники, крестьяне. Несомненно, все они находились под полицейским надзором. В целом, подробности их жизни на Алтае малоизвестны. Необходимо отметить, что после пожаров 1864 г. в Барнауле кабинетское начальство добилось перевода большинства польских ссыльных из Алтайского горного округа, либо перевода их из Барнаула, Бийска, Кузнецка в Усть-Каменогорск и Семипалатинск, «т.к. в этих городах число сосланных по политическим делам будет весьма незначительно, - поэтому, при хорошем устройстве тамошней полиции представляется возможность строгого надзора за ними»[14]. Таким образом, местная администрация, используя любую возникающую возможность, стремилась избавиться от присутствия политссыльных в округе[15].

Среди поляков, отбывающих ссылку на Алтае, необходимо особо отметить врача Ц.И. Тэраевича, медицинская деятельность которого явилась выражением активной жизненной позиции[16].

В революционных событиях Польши принимали участие русские военнослужащие царской армии, в т.ч. В.А. Монастырский, в 1862 г. переведенный на службу в 10 Сибирский линейный батальон Барнаула.

В целом, политссыльные 60-х гг. XIX в. не могли не оказывать определенного влияния на население Алтая, уже одним своим присутствием здесь привлекали к себе внимание. Для политической ссылки 60-х гг. характерен относительно высокий уровень культуры и образования. По воспоминаниям участника революционного движения 60-х гг. Л.Ф. Пантелеева, польская ссылка « … в огромном большинстве … представляла высококультурный элемент»[17]. Значение польской политической ссылки определялось В.В. Берви-Флеровским одной фразой «они вносили с собой цивилизацию»[18]. Политическая ссылка 60-х гг. XIX в. на Алтае явилась характерным проявлением карательной политики правительства.

В 70-х гг. в стране резко увеличилось число репрессированных по обвинению в политической неблагонадежности и за пропаганду. Наиболее распространенной была ссылка внесудебная или административная без привлечения к суду. Следует отметить, что на Алтае также преобладала ссылка административным порядком (более 50% составляли административно ссыльные). По нашим подсчетам, в 70-90 гг.  XIX в. на Алтае в общей сложности находилось 106 человек. Из них в Барнауле проживало 37 ссыльных, в Бийске – 12, в Усть-Каменогорске – 48, в Кузнецке – 2, в Змеиногорске – 1, в Барнаульском округе – 1, в Кузнецком округе – 2, на ст. Алтайской Усть-Каменогорского уезда – 2, в пос. Ульбинском – 1[19]. Поскольку на Алтай большинство ссыльных попадало в результате прошения переводом из других мест, размещение в городах обусловливалось рядом причин: лучшими условиями жизни, большими возможностями изыскать средства к существованию, заниматься активной общественной деятельностью: просветительской, научно-исследовательской, публицистической, медицинской.

В 70-х – 90-х гг. XIX в. ссылка на Алтай была представлена преимущественно народниками. Однако, наряду с ними, здесь находились и сосланные члены первых рабочих организаций (Г.В. Буряк, И.Г. Гаврилов и др.), марксистских кружков (П.П. Шатько, Д. Странден и др.), польской партии «Пролетариат» (С.С. Гросс, Л.Л. Ковальский и др.)[20].

Сословный состав политссыльных Алтая 70-х – 90-х гг. XIX в. был достаточно разнообразен. Значительную долю составляли дворяне (около 49%), мещане (около 22%), представители духовенства (около 13%), крестьяне (около 12%), купцы (около 4%)[21]. Не случайно, известный американский журналист и путешественник Дж. Кеннан, посетивший ссыльных Усть-Каменогорска, указывал на большое разнообразие «положений, которые они раньше занимали в обществе. Обе крайние ступени социальной лестницы имели здесь своих представителей: тут был один деревенский сапожник и одна кавказская княгиня, а между этими двумя представителями всевозможных классов и интересов: врачи, юристы, помещики, писатели, аптекари, журналисты, студенты, офицеры и т.д. Большая часть из них были дворяне или принадлежали к привилегированным сословиям, некоторые обладали, действительно, из ряда вон выходящим образованием»[22].

Профессиональный состав политссыльных был достаточно пестрым. Из числа лиц, у которых удалось определить род занятий, были студенты, врачи, учителя, инженеры, рабочие, офицеры, чиновники, представители духовенства.

Политическая ссылка 70-х – 90-х гг. XIX в. на Алтае была многонациональной по составу. Здесь отбывали срок наказания русские, украинцы, грузины, немцы, поляки, евреи и т.д. Это еще раз подтверждает мысль о том, что борьба с общим врагом – самодержавием сближала представителей различных национальностей.

Среди политссыльных Алтая были представители различных вероисповеданий: православные, католики, лютеране. Вместе с тем значительное число ссыльных являлось атеистами: их переписка и воспоминания, как правило, не отражают подлинного отношения к религии и церкви.

В условиях ссылки, строгого полицейского надзора политссыльные искали и находили новые пути к активной общественной деятельности. Это нашло выражение в развертывании культурно-просветительской, научно-исследовательской, публицистической, медицинской деятельности, что, естественно, было сопряжено с отходом от активной практической революционной деятельности. В данных условиях встала острая необходимость пробуждения общественной активности населения, его просвещения, повышения общей культуры, на что и была направлена разносторонняя общественная деятельность политссыльных 70-х – 90-х гг. XIX в.

Следует отметить постепенное сближение ссыльных с либеральными чиновниками. На Алтае особенно наглядно это проявилось на примере службы ссыльных и местного чиновничества в управлении Алтайского горного округа, в их совместной деятельности в «Обществе попечения о начальном образовании», «Обществе любителей исследования Алтая».

В соответствии с «Положением о полицейском надзоре» 1882 г. поднадзорным воспрещалась всякая педагогическая деятельность, чтение публичных лекций. Их могли допускать к письменным занятиям в правительственных и общественных учреждениях по найму, к врачебной, акушерской практике только с разрешения министра внутренних дел.

Однако эти правила соблюдались не всегда. Малочисленность местной интеллигенции, ужасающее состояние просвещения, нехватка грамотных людей, высокий образовательный уровень ссыльных вызывали их широкое привлечение на Алтае в качестве педагогов, врачей, писцов и т.д.

Многие из ссыльных, находившихся под надзором полиции, испытывая материальные затруднения, занимались частной медицинской и педагогической практикой, ремеслами, служили в купеческих конторах (А.Я. Сулин, П.В. Ровенский).

Часть ссыльных работала по специальности, полученной на свободе. На Барнаульском сереброплавильном заводе трудились инженеры-технологи Ф.В. Олесинов и П.П. Шатько.

Многие ссыльные занимались ремеслами. Среди них столяр А.А. Александров, кузнец О.Ф. Костюрин, сапожник Л.Л. Ковальский и т.д. Таким образом, ссыльным было необходимо работать, т.к. не хватало средств к существованию, в то же время они видели в этом возможность сближения, установления контактов с местным населением.

В разносторонней деятельности политссыльных проявилась, несомненно, их активная жизненная позиция в ссылке.

Одним из направлений деятельности политссыльных на Алтае была культурно-просветительская работа, являющаяся, без сомнения, выражением мнения о решающей роли в переустройстве общества просвещения, распространения знаний среди населения. Именно в период ссылки в мировоззрении народников возросла доля просветительства, имеющего демократическую направленность, поскольку оно было связано с защитой интересов народных масс, борьбой с бескультурьем, безграмотностью. В просвещении народа, в повышении его общей культуры проявилась гражданская позиция ссыльных.

Политссыльные развернули активную культурно-просветительскую работу среди населения. Это нашло выражение прежде всего в их участии в деятельности «Общества попечения о начальном образовании», основанном 7 октября 1884 г. в Барнауле по инициативе ссыльного В.К. Штильке. Общество ставило своей целью «ликвидацию неграмотности усилиями самих граждан при наименьшем вмешательстве административной власти»[23]. Таким образом, уже в самой постановке вопроса имела место демократическая направленность.

Активными членами общества являлись ссыльные П.П. Шатько, Ф.В. Олесинов, А.А. Силин и др. Они делали регулярные вещевые и денежные пожертвования в пользу Общества, отдавали свои книги и журналы в фонд создаваемых библиотек. По инициативе Общества 15 сентября 1885 г. была открыта Нагорная школа, в 1896 г. – Зайчанская школа, в которых работали некоторые из политссыльных (М.Н. Крепыш и др.). Ссыльный М.О. Курский заведовал городской библиотекой и Народным домом Общества.

Несмотря на стремление правительства к изоляции политссыльных посредством запретов и ограничений, они занимались учительской деятельностью. Обучая грамоте, политссыльные несли новые знания, расширяя кругозор, поднимали культурный уровень населения. Преподаванием занимался В.К. Штильке, частные уроки давали П.В. Ровенский, Е.Г. Воронин, А.Н. Федоров, И.Е. Овсянкин, М.О. Курский и др.

Большое значение имело научное изучение Алтая политссыльными. В центре внимания исследователей находились вопросы переселенческого движения, крестьянской земельной общины, экономики округа, жизни и быта алтайцев и т.д. Чрезвычайно важно, что ссыльные одними из первых поставили эти вопросы и попытались их разрешить.

Значительным событием в общественной и культурной жизни Алтая явилось появление в 1890 г. историко-статистического сборника «Алтай», в который вошли работы ссыльных народников П.А. Голубева, И.Е. Овсянкина, Н.М. Зобнина, охватывающие все стороны жизни округа XIX в.[24] Инициатором его издания был П.А. Голубев.

Научное изучение округа приобрело более систематический характер с созданием 27 октября 1891 г. при непосредственном участии ссыльных «Общества любителей исследования Алтая». Общество существовало исключительно на частные средства (членские взносы, пожертвования). Его целью являлось содействие возможно широкому изучению Алтая, собиранию материала, его обработке и распространению. Результаты исследований помещались в непериодическом издании Общества – «Алтайском сборнике», выходившем с 1894 г. Следует отметить, что в настоящее время в Барнауле восстановлена традиция издания «Алтайского сборника».

Основная роль в этом начинании принадлежала политссыльному С.П. Швецову, долгое время являвшемуся секретарем Общества, занимавшемуся тщательным исследованием крестьянской общины на Алтае. Активными членами Общества стали многие политссыльные Барнаула Ф.В. Олесинов, П.П. Шатько, Н.Б. Шер, И.Е. Овсянкин и др. При Обществе были созданы библиотека и музей.

Будучи сотрудником статбюро Главного управления Алтайского горного округа, Швецов являлся инициатором статистических исследований с целью наиболее углубленного изучения Алтая, в которых участвовали многие члены Общества. В 1891-1893 гг. им было произведено статистическое обследование арендного хозяйства округа, в 1894 г. производилось сплошное подворно-статистическое обследование крестьянского и инородческого хозяйства округа, в 1895 г. проведена однодневная перепись Барнаула и т.д.[25]

Подтверждением научно-исследовательской работы ссыльных Алтая явилось их участие в деятельности Семипалатинского статистического комитета, созданного в 1878 г., занимавшегося изучением географии, истории, экономики края, обработкой сведений, полученных в результате исследований. Первым секретарем комитета был ссыльный Е.П. Михаэлис. В работе комитета активно участвовали политссыльные С.С. Гросс, А.А. Леонтьев, Н.И. Долгополов, А.В. Бяловеский и др.[26]

В целом, значение научного наследия политссыльных 70-х – 90-х гг.  XIX в. для Алтая очевидно. В их работах собран и обобщен богатый фактологический материал по вопросам крестьянской общины, переселенческого движения, положения рабочих, коренного населения Алтая, не утративший своей ценности и сейчас. Уже сама постановка названных проблем, несомненно, определяла пути дальнейших углубленных исследований. Деятельность ссыльных способствовала накоплению информации по тем или иным вопросам, формированию научных интересов, привлечению передовых слоев населения к исследованию Алтая, пробуждению потребности к знаниям и тем самым оживлению общественной жизни региона.

Политссыльные активно участвовали в периодической печати. Самой доступной формой участия явилось написание корреспонденций в газеты. Отметим, что корреспонденции ссыльных были часто анонимными или писались под псевдонимом, тем не менее, они представляли огромный интерес для населения, не привыкшего к подобного рода печатным выступлениям. Ссыльные сотрудничали в различных изданиях Сибири: в «Сибирской газете» помещали свои корреспонденции Е.П. Михаэлис, А.Л. Блек, А.А. Александров, А.В Бяловеский, П.А. Голубев и др., в «Восточном обозрении», «Сибирском листке» - В.К. Штильке, С.П. Швецов и т.д. Обращение к нуждам края, постановка злободневных проблем, обобщение научной информации по конкретным вопросам в печати было тем новым, что привлекало внимание населения, пробуждало его гражданскую активность, вносило оживление в общественную жизнь Алтая. Несомненно, участие политссыльных края в сибирской печати свидетельствовало о том, что Алтай не был изолирован от контактов и связей с др. городами – Омском, Томском, Тобольском, Иркутском и, очевидно, с находившимися в них ссыльными.

Стремясь принести пользу людям, многие ссыльные занимались медицинской практикой. В этом также проявилась их активная общественная позиция. Однако, опасаясь их влияния на местное население, правительство всячески старалось препятствовать этому, о чем уже упоминалось выше («Положение о полицейском надзоре» 1882 г.). Тем не менее, недостаточная обеспеченность медицинскими кадрами, высокая заболеваемость населения, вынуждали местные власти делать исключения из правил. В Барнауле оказывали медицинскую помощь С.В. Мартынов, И.И. Березин, А.В. Быстрицкий, в Усть-Каменогорске работал в аптеке ссыльный В.Л. Иньков[27]. В целом, медицинская помощь населению рассматривалась ссыльными как исполнение своего долга, стремление оказать помощь всем нуждающимся посильными средствами.

Под влиянием политической ссылки в Сибири возникали кружки пропагандистского направления. Однако фактические данные, свидетельствующие о наличии антиправительственных кружков ссыльных на Алтае, практически отсутствуют. Есть сведения о существовании в Барнауле нелегального общества «Красного Креста», созданного для оказания нравственной и материальной помощи ссыльных в Сибири, куда входили В.К. Штильке, Ф.В. Олесинов, П.П. Шатько, И. А. Юферов и др., кружков В.К. Штильке, И.А. Юферова[28]. Однако, на основании сохранившихся архивных данных, трудно судить о какой-либо революционной пропаганде, проводимой этими кружками.

Подводя итог вышеизложенного, следует подчеркнуть, что политическая ссылка на Алтай явилась прямым отражением российского освободительного движения XIX в., частью общероссийской политической ссылки, являвшейся одним из средств расправы правительства со своими политическими противниками. Пребывание политических ссыльных на Алтае в XIX в. имело огромное  положительное значение в области развития просвещения, культуры, медицинского обслуживания, научного изучения региона.

В целом, история политической ссылки на Алтай включает широкий диапазон разнообразных проблем, все более расширяющихся в связи с введением в научный оборот новых источниковых материалов центральных и сибирских, а также зарубежных архивов. В связи с этим очевидна необходимость широкого сотрудничества ученых, благодаря которому возможно освещение неизученных и малоизученных сторон данной темы.

 

Настоящий материал опубликован: Сибирская ссылка: Сборник научных статей. Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2009. – Вып. 5 (17). – С. 403–417.


[1] Под политической ссылкой подразумевается принудительное удаление лиц, обвиняющихся в политическом преступлении по суду или в административном порядке в отдаленную местность на определенный срок или бессрочно.

[2] Никулина И.Н. Источники по истории политической ссылки на Алтай в XIX в. // Проблемы источниковедения истории Сибири. Барнаул, 1992.
С. 44-50.

[3] ПСЗРИ. Т. 15, № 11414; Т. 20. № 14462 и др.

[4] Подробнее см.: Никулина И.Н. Ссыльные члены «Общества военных друзей» на Алтае // Алтайский сборник. Вып.18. Барнаул, 1997. С. 52-57.

[5]   Герасимов Б. Ссыльные поляки в Семипалатинской области (Краткий исторический очерк) // Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Русского Географического общества. Семипалатинск, 1918,  Вып. 12.  С. 22 - 24.

[6] ГАОО. Ф. 3. Оп. 13. Д. 18084. Л. 1-а, 1 об., л. 10, 10 об.; Подробнее см.: Никулина И.Н. О ссыльных польских ксендзах в Западной Сибири в 30 – 50-х гг. XIX в. / И.Н. Никулина // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия : История, филология.  2005. Т. 4. Вып. 2. С. 94 – 98 и др. работы.

[7] 2-е ПСЗРИ. Т. 37. Отд. 1. № 38062.

[8] Там же. Т. 41. Отд. 1. № 42977.

[9] Берви В.В. Воспоминания // Голос минувшего. 1915. № 6-8; Берви Е.И. Из воспоминаний // Голос минувшего. 1915. № 7-8.

[10] История Кузбасса. Ч.1. Кемерово, 1967. С.142.

[11] Подсчитано нами по: ГАРФ. Ф.109. 4 эксп. 1864 г. Д. 171. Л. 80-82; ГАОО. Ф. 3. Оп. 6. Д. 7784. Л. 14-24. Следует отметить, что ввиду частого перевода ссыльных  с одного места жительства на другое точный подсчет достаточно затруднен.

[12] Общее число сосланных в Сибирь поляков определяется различно. Так С.Ф. Коваль называл 22 тыс. чел., Л. Заштовт – 38 тыс. чел. (Коваль С.Ф. За правду и волю. Иркутск, 1966. С. 46.; Заштовт Л. Депортации и переселения польского населения из западных губерний вглубь Российской империи после Январского восстания 1863-1864 гг. // Польская ссылка в России XIX-XX вв.: региональные центры. Казань, 1998. С. 166).

[13] РГИА. Ф. 1286. Оп. 25. Д. 1391. Л. 9-10 и др.

[14] Там же. Л. 20.

[15] Подробнее см.: Никулина И.Н. Поляки-участники восстания 1863 г. на Алтае // Алтайский сборник. Вып. 16. Барнаул, 1995. С. 95-103; она же. Из истории пребывания поляков на Алтае (60-е гг. XIX в.) // Диаспоры. 2005. № 4. С. 83 – 98 и др. работы.

[16] См.: Никулина И.Н. Ссыльный врач Ц.И. Тэраевич (1833 – 1901) в Западной Сибири // Lekarze polscy na Syberii od XVIII do XX wieku.


Возврат к списку

  Rambler's Top100