История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

15-09-2009

Библиотечное дело в каторжных тюрьмах Восточносибирского региона начала XX века.

Автор: Степанова Наталья Григорьевна

Воспитательные функции библиотеки, ее положительное влияние на внутренний мир читателей трудно недооценить. Особенно важным является наличие библиотек в местах совместного проживания большого количества людей – в детских домах, приютах, лечебно-исправительных заведениях и тюрьмах.

Поражение первой русской революции в начале ХХ века привело к увеличению численности населения в тюрьмах восточносибирской каторги:  Александровской центральной каторжной тюрьме Иркутской губернии и Нерчинской каторги в Забайкалье. Нерчинская каторга, перестроенная заново в 1885-1890 г.г., состояла из семи постоянных тюрем: 1-го разряда - Акатуйской, Алгачинской, Горно-Зерентуйской и Кадаинской, 2-го разряда - Александровской, Кутомарской и Мальцевской, а также из нескольких временных арестантских бараков, разбросанных на территории округа вблизи золотых приисков. Здесь отбывали наказание, как уголовные каторжные, так и представители политических партий и групп, прибывшие из разных регионов России, в том числе из Алтайского края, Сибири и Дальнего Востока.

В начале XX века в тюрьмах восточносибирской каторги были скомплектованы богатые и разноплановые по тематике содержания книг библиотеки. Функционирование тюремных библиотек являлось не только результатом тюремной политики правительства, намеченной еще в начале XIX века, но и последовательной многолетней работы коллективов политкаторжан каждой отдельной тюрьмы.

В архивных материалах ГАРФ, ГАИО, ГАЧО и в воспоминаниях бывших узников исследуемых мест заключения имеется информация, позволяющая утверждать, что в 1907-1917 гг. политкаторжане края, используя тюремные библиотеки, вели активную учебно-воспитательную и идеологическую работу, состоящую из разных направлений. К ней можно отнести библиотечное дело, организацию курсов по обучению неграмотных и малограмотных каторжных, подготовку и прочтение публичных лекций, кружковую работу, проведение дискуссий, журналистскую и издательскую деятельности и другие культурные мероприятия. В условиях каторги коллективы политкаторжан стремились заполнить свободное время с пользой для себя, при этом преподаватель получал практические навыки ведения занятий, ученик - знания, коллектив - общество, сплоченное едиными интересами и деятельностью, а партии - подготовленных к борьбе революционеров.

Для самообразования, организации учебных и культурно-мас­совых мероприятий постоянно требовалась литература. Ее брали в тюремных библиотеках, которые регулярно обновлялись новыми книгами и периодическими изданиями. Их покупали в магазинах близлежащих населенных пунктов, выписывали в известных книгоиздательствах, привозили прибывавшие в тюрьмы политкаторжане или их родственники и знакомые, иногда литература поступала от писателей.

Наряду с открытыми библиотеками, разрешенными тюремным руководством, где подбиралась религиозная, художественная, иногда и научная литература, политкаторжане и лица, пользовавшиеся доверием коллективов политкаторжан (уголовные каторжане, работники тюрем), читали литературу из  нелегальных фондов, комплектование которых проходило в условиях строгой конспирации. Конспирация была необходима, поскольку в поисках крамолы тюремщики нередко обыскивали камеры. При одной из таких проверок в камере № 6 Горно-Зерентуйской тюрьмы (там, где жили политкаторжане) под двумя печками было обнаружено более 230 книг, запрещенных тюремной цензурой, философского, партийно-политического и политэкономического содержания. Здесь были труды К. Маркса и Ф. Энгельса, сочинения революционера-демократа Н.Г. Чернышевского, идеолога революционного народничества П.Л. Лаврова, либерального народника Н.К. Михайловского. А так же работы теоретика партии эсеров В.М. Чернова, российских социал-де­мократов Г.В. Плеханова, А.В. Луначарского и А.Н. Потресова, публикации руководителей германской социал-демократии и II-го Интернационала А. Бебеля, Э. Бернштейна, К. Каутского, сочинения Ф. Лассаля и другая литература.

В создании как легальных, так и подпольных библиотек, их работе активное участие принимали политкаторжане. В 1906 - зимой 1907 гг. библиотекой Акатуйской тюрьмы заведовал эсер Е.С. Созонов. Известная не только в России, но и за рубежом представительница партии эсеров Мария Александровна Спиридонова, отбывавшая с 1906 по 1917 гг. каторгу в Забайкалье, вспоминала об этом периоде жизни Егора Сергеевича: “Его стараниями было собрано много ценнейших книг по всем отраслям знания, которые ... потом делили по частям при общей рассылке политзаключенных по... тюрьмам Нерчинской каторги”. После перевода Егора Созонова в Горный Зерентуй, с осени 1908 г. и до смерти в 1910 г., он продолжал дело, начатое в Акатуе, - выписывал книжные каталоги из Читы, обращался в книгоиздательства, делал многочисленные заказы родственникам. На его имя приходило много посылок с учебными пособиями, произведениями русских писателей, зарубежной литературой. В своих письмах, адресованных матери и сестре, Е.С. Созонов просил присылать ему как можно больше книг по философии и, особенно, труды эмпириокритиков Р. Авенариуса, Э. Маха и Й. Петцольда, работы В.М. Чернова. Кроме философии его интересовала экономическая и правовая литература, издания, излагающие программно-тактические установки ПСР. Находясь в заключении, Е.С. Созонов много читал и своей любовью к знаниям заражал окружающих. Его максимализм не имел границ: в пустынной глуши, за тысячи верст от Петербурга он желал получать все новейшие печатные издания по интересовавшим его и товарищей по каторге научным и политическим проблемам.

В 1909 г. библиотека Зерентуйской тюрьмы, возглавляемая политкаторжанином А.А. Филиппченко, насчитывала более 2-х тысяч книг. Активное участие в ее формировании принимал руководитель фракции эсеров Я.О. Шмулевич. Нелегальная литература из Иркутска поступала на его имя.

В комплектовании библиотеки Мальцевской тюрьмы, созданной на основе книг, привезенных политкаторжанами в 1907 г. из Акатуя, участвовали политкаторжанки А.А. Биценко, Л.П. Езерская, И.К. Каховская, М.А. Спиридонова, М.М. Школьник, А.А. Измайлович, Р.М. Фиалка. Много личных книг на французском языке, присылаемых из-за границы, передала в общее пользование коллектива М.А. Беневская.

К 1914 г. около 1070 книг насчитывала тюремная библиотека в Алгачах.

Несмотря на проводимый начальником Акатуйской тюрьмы
В.Р. Шматченко (1907 г.) курс, направленный на уничтожение местной библиотеки, к 1911 г. она была восстановлена и просуществовала до 1917 г. В 1912 г. ею заведовала М.А. Спиридонова. И только после политической амнистии 1917 г. женщины - политкаторжанки увезли эти книги с собой в Читу.

Одной же из самых богатых тюремных библиотек Восточной Сибири  начала XX века можно без преувеличения назвать библиотеку Александровского централа, в которой к 1915 г. насчитывалось около 8500 книг и журналов, из них более 3000 экземпляров научного содержания. Назвать всех каторжан, принимавших участие в их сборе, мы не имеем возможности по причине отсутствия требуемых сведений. Известно, что для “школы прапорщиков” эсеры А.А. Краковецкий и В.Н. Пирогов выписывали из Петербурга нужные учебные пособия и новейшую литературу по военному искусству.

Таким образом, в Александровском централе и каторжных тюрьмах Забайкалья совместными усилиями тюремной администрации (при комплектации официальных библиотек), политкаторжан, общественных организаций и политических партий на воле, стараниями родственников и знакомых каторжан (при комплектации подпольной литературы) были собраны  и функционировали библиотеки, а значит, существовали благоприятные условия для повышения образовательного уровня.

Обсуждение вопросов, волновавших политических заключенных, переносилось на страницы тюремных рукописных журналов. В их подготовке принимали участие все желающие, независимо от партийной принадлежности. Эти издания выполняли воспитательную функцию. С недостатками политкаторжан Горно-Зерен­туйской тюрьмы в 1907 г. «словом и рисунком» боролся сатирический журнал «Овод», где издательскую работу возглавлял эсер А.М. Соболь. В 1908 г. были изданы юмористические журналы «Комар», «Блоха» и «Дым». Несколько позже - журналы «Наше», «Снова». Журналом «Снова» руководил А.В. Яковлев. О жизни политических арестанток Мальцевской тюрьмы писала М.В. Окушко. По своему содержанию рукописные журналы коллективов были разноплановыми - в них помещались стихи и художественная проза, теоретические статьи и политические фельетоны, заметки по различным вопросам тюремной жизни.

В годы первой мировой войны политкаторжане Александровского централа имели возможность сотрудничать с иркутской газетой «Сибирь», редактируемой бывшим ссыльным эсером А.Р. Гоцем. Из редакции газеты староста коллектива эсер Е.М. Тимофеев получал по телефону новости, которые распространялись среди арестантов. В «Сибири» под псевдонимом «Г.Ш.» политзаключенные Александровского централа публиковали военные обзоры.

Тюремные будни также оживляли любительские спектакли и пение песен, что практиковалось в коллективах в периоды ослабленного режима. Литературой для постановки спектаклей каторжан обеспечивали тюремные библиотеки. Тематика пьес, по которым ставились спектакли, была разнообразной - от “Женитьбы” Н.В. Гоголя до сценариев революционного содержания неизвестных авторов. Спектакли проходили, как правило, в арестантских камерах и пользовались большим успехом у зрителей. Из политкаторжан активное участие в постановках спектаклей принимали
И.М. Бланков, И.И. Жуковский, Ф.Н. Корешков и другие.

Библиотечная, издательская и журналистская деятельность, учебная и культурно-массовая работа не только развивала и  воспитывала, но и вносила разнообразие в жизнь каторжан Восточной Сибири, делала ее более яркой и содержательной.

Список литературы и источников:

Источники:

1. ГАЧО. - Ф. 113. - Оп.8. -Ед. хр.8. - Л. 62; ГАЧО. - Ф. 4307. -
- Оп. 2. Ед. хр. 193.

2. ГАИО. - Ф. 25. -Оп. 6. -Ед. хр. 4214(1). - Л. 10-12;  ГАИО. - Ф. 245. - Ед. хр. 1496. - Л. 45.

3. ГАРФ. - Ф. 102.- 5 делопр-во. - Оп. 146. Ед. хр. 701. -Л. 9.

4. Письма Егора Созонова к родным 1895-1890. -М.: Изд-во политкат., 1925. - С. 148, 155, 196, 226-227, 229-230, 232-233, 234, 240, 241, 234-246, 247-248, 251-252, 256-257, 263.

5. Криворуков И. В Александровской центральной каторжной тюрьме //Кандальный звон. - 1927. - № 7. - С. 10-12; Фабричный П. Каторга о мировой войне //Каторга и ссылка. - 1927. - № 1. - С. 72.

6. Михлин Е. Театр в Зерентуйской тюрьме //Каторга и ссылка. - 1928. - № 1. - С. 90-91.

7. Плесков В. На трудном пути (Памяти А. Соболя) //Каторга и ссылка. - 1926. - № 5. - С. 234.

8. Плесков В., Зильберштейн Я. Тюремные журналы //Учеба и культработа в тюрьме и на каторге. - М., 1932. - С. 174-201.

9. Савицкий Ф. Александровская Центральная Каторжная Тюрьма. //Тюремный вестник. -1908. -№ 1. - С. 65.

10.  Радзиловская Ф., Орестова Л. Мальцевская женская каторга 1907--1911 гг. //Каторга и ссылка. -1929. -№ 10(59). -С.126-128.

11. Ульянский В. Учеба на каторге: Александровская центральная каторжная тюрьма (1906-1917 гг.) //Каторга и ссылка. - 1929. - № 5(54). -С. 106-126.

Литература:

1. Коптелов Л. Е. Газета и время. - Иркутск: Вост. - Сиб. книжное изд-во, 1978. - С. 135;

2. Рудых З.С. Нелегальные библиотеки политических ссыльных Иркутской губернии в 1899-1916 гг. //Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в.- февраль 1917 г.). - Иркутск, 1973. - Вып. I.- С.145.

 

N.G. Stepanova (Shenmaier)

 

LIBRARIANSHIP IN PENAL PRISONS IN ESTERN SIBERIA IN THE EARLY 20TH CENTURY

 

Different rich libraries were classified in the penal prisons of East-Siberian servitude (Alexander prison of Irkutsk province and prisons of Nerchinsk servitude in Zabaikalje) in the early 20th century. Political state convicts used legal funds allowed by the prison government and illegal funds that were formed under conditions of conspiracy. The functioning of such libraries created favorable conditions for improving the educational level of the state convicts and their moral development. It also relieved the monotony of their life.

 

Key words: penal prisons, state convicts, prison libraries.

 

 


Возврат к списку

  Rambler's Top100