История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

10-03-2010

Присяжная адвокатура Восточной Сибири: состав и территориальное распределение (1885–1917 гг.)

Автор: Шахерова Светлана Леонидовна

Процесс становления присяжной адвокатуры Восточной Сибири, в отличие от Европейской части страны, был более длительным. Правительственный взгляд на место и роль Сибири в развитии страны, установившееся мнение о необходимости сохранения особого управления регионом определили  отказ от проведения ряда реформ 60-х гг. XIX века, в том числе и судебной. Александр III в условиях проведения контрреформ ограничился системой полумер по улучшению судебной части региона. Только с приходом к власти нового императора Николая II вводятся Судебные уставы 1864 г. и в Сибири с ограничениями и изъятиями, сделанными в годы контрреформ.

Деятельность первых присяжных поверенных в Сибири началась с  введения «Временных правил» 1885 г., по которым допускалось участие правозащитника при судебном разбирательстве дел, связанных с лишением всех прав и имущества. К сожалению, состояние источниковой базы не позволяет определить количественный состав представителей адвокатуры Восточной Сибири в период с 1885 по 1897 гг. Можно предположить, что количество присяжных поверенных было незначительным. Такое положение можно объяснить, во-первых, недостатком на месте квалифицированных специалистов, присяжная адвокатура как профессиональная группа в Сибири ещё не была создана, желающим попасть в присяжную адвокатуру пришлось бы ехать в европейскую часть страны, там вступать в корпорацию, а потом возвращаться обратно. По подсудности корпоративным учреждениям эти адвокаты принадлежали советам судебных палат европейских округов. Во-вторых, отношение правительства к адвокатуре определило отрицательное отношение большинства местных судебных чинов к присяжным поверенным, их участию в судебном разбирательстве. Однако, как отмечает сибирская пресса, добровольцы нашлись, и небольшая группа присяжных поверенных отправилась в крупные судебные центры Сибири – Иркутск и Томск.  Многие судебные округа Европейской России, как, например, Петербургской, Московской и др., были настолько переполнены адвокатами, что введение в Сибири «Временных правил» 1885 года дало надежду некоторым присяжным поверенным найти себе дела, заработать,  реализовать себя, а самое главное – сделать себе имя. Однако сибирская действительность быстро отрезвила новоприбывших: не было не только крупных уголовных дел, но и имеющиеся дела позволяли кое-как сводить концы с концами. В судах предпочитали назначать для защиты чиновников. Кроме того, на местах сложилась определённая группа ходатаев, которая довольно недоброжелательно отнеслась к новичкам-конкурентам. Одни поверенные сразу же возвращались в Европейскую Россию, другие оставались, но были вынуждены обратиться к дополнительному виду деятельности: репетиторству и учительству. Лишь единицы, имевшие связи среди крупных коммерсантов, сумели найти хорошую практику, как, например иркутский присяжный поверенный П.И. Звонников.

Большое значение как в губернских, так и уездных городах имели дореформенные ходатаи. Большая часть из них не обладала каким-либо юридическим образованием, единственным исключением были губернские города, в которых определенную долю ходатаев составляли бывшие и действующие судебные чины. В небольших городках и сельской местности юридические услуги населению оказывали политические ссыльные, к которым активно обращались местные жители, как к людям более грамотным.

Характерной чертой периода является отсутствие чёткого различия между старыми ходатаями и появившимися присяжными поверенными. Всех называют адвокатами, для иркутян не было важно ходатай это или нет, лишь бы выигрывал дела.

На период 1885-1896 гг. можно установить фамилии наиболее известных присяжных и частных поверенных и ходатаев, проживавших в Иркутске: это - частные поверенные Е.А. Перфильев, А.В. Тарасов, присяжный поверенный  П.И. Звонников, служащие Губернского суда В.Д. Власов, А.В. Митрохин.

         В это время намечается ещё одна тенденция – распределение дел среди представителей адвокатуры, одни поверенные ведут преимущественно гражданские дела (П.И. Звонников, А.В. Тарасов), другие - уголовные (А.В. Митрохин, Р.Д. Любавский). Так же, как и в Центральной России, наиболее крупные дела начинают отдаваться наиболее именитым адвокатам.

Существенные изменения в правовом положении, составе, территориальном распределении присяжной адвокатуры были связаны с проведением судебной реформы в регионе. Согласно «Временным правилам о применении судебных уставов к губерниям и областям Сибири» от 13 мая 1896 г. были созданы три группы адвокатуры: присяжные поверенные (как правозаступники в уголовных делах и судебные представители в гражданских), помощники присяжных поверенных (адвокат-стажёр, имеющий право ведения гражданских дел в качестве частного поверенного) и частные поверенные (которым ввиду необязательности высшего образования разрешалось ведение гражданских дел). Новые суды в Восточной Сибири были открыты летом 1897 г.

Основную часть первых присяжных поверенных региона составляли приезжие из различных регионов страны, так как в Восточной Сибири ощущался острый недостаток подготовленных кадров, отвечавших всем предъявляемым требованиям к представителям адвокатуры. Человек, вступавший в присяжную адвокатуру, должен был соответствовать ряду предъявляемых законом требований: наличие высшего юридического образования, 5-летний стаж работы в судебном ведомстве или в качестве помощника присяжного поверенного, возраст не менее 25 лет, обязательным условием было российское гражданство. К моменту открытия новых судов в присяжные поверенные Восточной Сибири вступило 17 человек (из них 13 приезжих), а в помощники – 12 (половина – приезжие). Приехавшие присяжные поверенные и их помощники ранее занимались практикой при Виленской, Саратовской, Киевской, Казанской, Московской, Одесской судебных палатах и Кутаисском окружном суде1.

Во время создания адвокатуры в Европейской России одним из наиболее острых был вопрос о количестве адвокатов, необходимых для судебных учреждений. Одни считали, что в адвокатуру сразу же хлынет поток людей. Другие же, наиболее прозорливые, их было большинство, считали, что количество присяжных поверенных в первое время будет  недостаточным, поэтому по «Положению введения в действие судебных  уставов» 19.10. 1865 г. лицам, поступавшим в адвокатуру, предъявлялись  меньшие требования: был понижен срок стажа, было не обязательным высшее юридическое образование. К моменту создания  адвокатуры  в Сибири эти льготы были отменены (в 1874 г.). Единственное исключение было сделано для Читинского и Якутского окружных судов, в которых из-за полного отсутствия желающих приехать пришлось принять лиц, не имевших высшего юридического образования. Угроза остаться без адвокатов была там особенно велика на протяжении первых пяти лет, поэтому перед Восточной Сибирью стала довольно актуальная проблема: недостаток присяжных поверенных и их помощников. Данный вывод подтверждается следующей таблицей.

Таблица № 1. Количество частных, присяжных поверенных и их помощников в первое пятилетие существования нового суда2

 

 

Присяжные поверенные

Помощники присяжных

          поверенных

Частные поверенные

 

1897

1898

1901

1897

1898

1901

1897

1898

1901

Иркутский

окружной суд

11

11

16

7

7

6

2

2

6

Красноярский

окружной суд

6

4

6

2

1

1

7

10

8

Читинский окружной суд

3

3

5

1

1

6

1

1

6

Якутский окружной суд

1

1

1

0

0

0

0

0

1

Всего

21

19

28

10

9

13

10

13

21

Преобладающей группой среди трех категорий адвокатуры оказались присяжные поверенные. Основная их часть была сосредоточена в Иркутске, месте пребывания судебной палаты и окружного суда (50%). Нужно отметить, что присяжные поверенные жили исключительно в тех городах, где находились судебные места. Красноярск, Чита и особенно Якутск, оказались в менее выгодном положении. Однако недостаток присяжных поверенных в этих городах отчасти компенсировался большим удельным весом частной адвокатуры. К сожалению, не известно, какая часть помощников присяжных поверенных была зарегистрирована частными поверенными, однако, можно предположить, что в условиях острой материальной нужды их основная часть брала свидетельства на хождение по чужим делам.

Особенности территориального распределения, доминирующего положения Иркутска определялись рядом причин. Прежде всего, сфера приложения адвокатского труда была более широкой именно в Иркутске, месте нахождения и судебной палаты, и окружного суда, а также банков и различных компаний, нуждавшихся  в услугах квалифицированных юристов,  именно здесь у приехавших поверенных было больше шансов для профессиональной самореализации. Как уже отмечалось, приезжающие в Сибирь адвокаты надеялись составить себе имя, обогатить практику и накопить состояние, поэтому второй причиной был уровень притязаний присяжных поверенных, окружные суды не могли дать таких громких и прибыльных  дел, как судебная палата. Кроме того, Иркутск был не только судебным центром, но и центром культурной жизни региона. Чита и особенно Якутск казались приезжим глушью. Одной из причин отказа ехать в места нахождения других окружных судов были высокие цены на продукты и жилье, как, например, в Чите, что в первое время, пока адвокат не обосновался на месте и не завел практику, было принципиально важным. Однако к 1907-1908 гг. положение изменится, и Чита по количеству присяжных поверенных и их помощников займёт второе место в Восточной Сибири после Иркутска.

В начале ХХ века территориальное распределение адвокатуры в пределах округа Иркутской судебной палаты не изменилось. Как и прежде, наибольшее число адвокатуры концентрировалось в городах, месте пребывания окружных судов и судебной палаты, на все остальные места округа приходилось небольшое число адвокатов. Это вполне ярко демонстрирует следующая таблица.

 Таблица № 2. Распределение числа присяжных поверенных округа Иркутской судебной палаты3.

 

Присяжные поверенные

Помощники

 

1908

1909

1910

1911

1912

1913

1908

1909

1910

1911

1912

1913

Иркутский

27

6

26

28

30

28

14

13

18

25

24

22

Читинский

6

8

9

10

10

8

3

3

5

12

14

14

Краснояр-ский

5

4

7

5

6

7

3

3

2

6

10

12

Владивостокский

14

14

14

18

19

18

7

11

11

11

15

12

Погранич-ный

8

5

6

5

6

9

5

3

4

5

6

7

Благовеще-нский

7

8

9

10

14

11

4

5

6

6

5

7

Якутут-

ский

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

Канский

0

1

0

0

0

0

0

0

0

0

0

0

Вне округа

0

0

9

13

15

18

0

0

0

0

0

3

Всего

67

74

80

89

100

99

37

38

46

65

71

77

 

С течением времени можно заметить снижение удельного веса адвокатуры Иркутска от почти половины до одной трети на территории судебного округа. Иркутск сохраняет за собой лидирующее положение и в Восточной Сибири. На его долю приходится более 60 % присяжных поверенных региона и почти половина помощников. Обращает на себя внимание и постоянное увеличение числа  поверенных, не проживающих в округе. Большинство из них были причислены к Иркутскому окружному суду. Так, в 1911 г. из 13 уехавших 11 были иркутянами4. Преимущественно город покидали когда-то приехавшие из Европейской России поверенные, а так же те, кому удалось наладить профессиональную деятельность в центре страны. Ещё одной причиной отъездов стал сибирский климат, некоторым поверенным или членам их семей, чтобы поправить своё здоровье, приходилось покидать обжитые места. Основными местами, куда переезжали поверенные стали Петербург и Москва. Особо следует отметить положение Якутского и Каннского окружных судов, где представителей присяжной адвокатуры вовсе не было. Суровые природно-климатическое условия, плохая транспортная связь, незначительное количество учреждений, нуждавшихся в услугах юриста, были главными причинами отказа адвокатуры региона обосноваться в этих городах.

Особенностью третьего периода существования присяжной адвокатуры (1907-1917 гг.) стало то, что ряды её пополняются исключительно из среды местных помощников и членов судебного ведомства, мировых судей, судебных следователей, товарищей прокурора. Причины их перехода в присяжные поверенные были разнообразными, прежде всего, это проблемы на службе, грозящее наказание. Особенно сложно проходила деятельность мировых судей. Частые перемены мест службы, огромная территория округа, обременённость судьи не только судебными, но и следственными делами явились главными причинами оттока судей в адвокатуру. Из мировых судей вышли читинские поверенные П.А. Кузнецов, А.П. Эпов, красноярский –
П.И. Дюков и др.5 Бывшие судебные чины формируют костяк присяжных поверенных Читы и Красноярска. Нужно отметить, что окончательно состав присяжных поверенных этих двух городов формируется лишь в 1906-1907 гг., когда происходит почти полная замена состава адвокатуры6. С 1905-07 гг. иркутские присяжные поверенные заняли все ключевые места в городе, приезжему в условиях жёсткой конкуренции было достаточно сложно вписаться в судебную жизнь.

Положение адвокатуры в Иркутске, центре судебного округа, показывает другая таблица.

Таблица № 3. Количество присяжных поверенных и их помощников  в Иркутске7.

 

1898

1899

1901

1905

1908

1909

1910

1911

1912

1913

1916

Присяжных

поверенных

14

15

16

21

27

26

26

28

30

28

27

Помощников

8

7

6

11

14

13

18

25

24

22

13

 

Наиболее интенсивный рост числа присяжных поверенных города пришёлся на период с 1899 по 1908 гг. существования адвокатуры. В дальнейшем количество присяжных поверенных было довольно стабильным, это отчасти можно объяснить политикой, которую проводил совет присяжных поверенных округа Иркутской судебной палаты, созданный в 1907 г. Осознавая острую нехватку присяжной адвокатуры на местах, усиление позиций подпольной адвокатуры, члены совета присяжных поверенных рекомендовали новичкам выбрать местом жительства те города, где профессиональных поверенных было особенно мало. Кроме того, после открытия окружных судов в губернских центрах (Красноярске, Чите, Благовещенске, Харбине и др.) формируются свои юридические кадры.     Пополнение присяжных поверенных Иркутска умалялось достаточно большой долей смертности поверенных. В период с 1905 по 1912 гг. умерло 9 присяжных поверенных, что составляло одну треть поверенных города, поскольку с созданием в регионе адвокатуры в её ряды вступили достаточно зрелые люди.

Если говорить о росте количества помощников присяжных поверенных, то не во все годы он был одинаковым. Так в 1912-1913 гг. заметно незначительное уменьшение, что непосредственно связано с рядом причин. В Восточной Сибири не существовало какой-либо организации прохождения стажа помощниками присяжных поверенных, не было ни групп, ни юридических конференций8. Если в первое десятилетие существования адвокатуры достаточно медленный рост помощников, объяснялся тем, что они не всегда могли приобрести свидетельство на хождение по чужим делам, нужно было отвоёвывать каждого клиента. Некоторые, мало обеспеченные выпускники вузов, понимая, что помощничеством им не прокормиться, поступали служить в суды, а затем уже переходили в адвокатуру. Замедление роста помощников округа, сокращение количества помощников в Иркутске связано, прежде всего, с правительственной политикой относительно лиц иудейского вероисповедания. В 1905-1911 гг. наблюдался относительно быстрый рост количества евреев-помощников. Так, в Иркутске в 1905 г. в помощники входил один еврей (из 11), а в 1912 г. - 14 (из 25)9.  В 1912 г. вышел циркуляр Министерства юстиции, по которому доступ лиц, неправославных вероисповеданий, особенно иудеев, в помощники, а также приобретение  ими свидетельств на ведение дел в качестве частных поверенных, могли быть  только с разрешения министра юстиции10. Считалось, что своими национальными традициями евреи могут подорвать нравственные основы корпорации. Прокуроры окружных судов должны были составить списки помощников иудейского вероисповедания и отправить их на утверждение министру юстиции, поэтому уже в 1916 г. их было в Иркутске всего 4 (из 13), в других городах Сибири евреев среди помощников не было11.

Округ Иркутской судебной палаты по количеству присяжных поверенных и их помощников занимал одно из последних мест в России, несмотря на то, что территориальное распределение адвокатуры по судебным округам страны было далеко неравномерным. Это демонстрирует следующая таблица.

Таблица № 4. Процент распределения присяжных поверенных по округам12

 

Ташкентский

Омский

Иркутский

Киевский

Тифлисский

Виленский

Новочеркасский

Казанский

Саратовский

Одесский

Харьковский

Варшавский

Московский

Петербургский

1900

0.2

0.4

1.1

7.4

7.6

3

-

3.2

3.8

7.8

8.1

203

21.1

18.8

1905

0.5

0.8

1.3

8.7

5.6

3.5

3.3

2.3

3.7

8.

5.9

18.2

28.5

17.9

1910

0.6

1

1.6

8.6

4.6

2.8

3.4

2.4

4.1

7.4

5.9

14.8

19.7

20.6

1913

0.9

1.5

1.7

8.7

4.3

2.6

3.7

2.5

4.7

7.8

5.9

12.1

18.9

19.6

        

Значительная часть адвокатуры приходилась на Московский, Петербургский, Варшавский округа; меньше всего присяжных поверенных было в тех судебных округах, где судебная реформа была проведена в последнюю очередь: Иркутском, Омском и Ташкентском округах. В начале ХХ века территориального перераспределения адвокатуры не произошло, но, тем не менее, Иркутский округ понемногу увеличивает число поверенных, занимая лидирующее положение в Сибири.

В европейских округах страны рост присяжной адвокатуры шёл довольно неравномерно: в первое 25-летие рост адвокатуры шёл довольно медленно, а во второе – наблюдался  большой скачок. Так в Московском судебном округе в 1890 г. было 343 присяжных поверенных и 127 их помощников, а в 1914 г.  соответственно 1305 и 1536 человек. В  молодых округах, где судебные уставы были введены в 1896–98 гг., количество присяжной адвокатуры, во-первых, было невелико: в общем составляло 229 присяжных поверенных и 200 их помощников омского, иркутского и ташкентского округов в 1913 г.13  Во-вторых, рост присяжных поверенных и их помощников шёл сравнительно равномерно и не подвергался  каким-либо изменениям.

На одного адвоката палаты в 1910 г. приходилось в среднем 27,8 тысяч жителей, в Иркутске, т.е. в том городе, где находилась судебная палата, 13,7 тысяч в остальных окружных судах. Такое распределение было характерно для всей территории России. Несмотря на то, что адвокатов в округе не хватало, положение в нём было относительно неплохим. Так, в наиболее многочисленном московском округе в среднем на одного представителя присяжной адвокатуры приходилось 10,4 тыс. жителей, в Москве – 1,6 тыс., а в остальных городах 55 тыс. жителей14. Здесь были даже такие окружные суды, которые, находясь в нескольких километрах от столицы, не имели присяжных поверенных вообще.  Нужно отметить, что лучшее положение адвокатуры округа Иркутской судебной палаты было обусловлено меньшей плотностью населения региона.

В среднем на одного адвоката, будь то присяжный поверенный или помощник, приходилось судебных в Иркутском судебном округе (уголовных и гражданских) дел – 208,8; в Омском – 227,8; Ташкентском – 227,4.15  Картина неравномерного распределения не изменится, если сравнивать и количество судебных дел, падающих на одного адвоката.

 Таблица № 5. Количество судебных дел на одного адвоката в 1910 г.16

 

Петербургский округ

Московский округ

Харьковский округ

Иркутский округ

Омский округ

В округе, где находится судебная палата

12,8

14,4

37,3       

138,1

189,5

В остальных

окружных судах

124,8

219,3

189,5

250,1

238,5

         Исходя из данных таблицы, можно отметить, что, во-первых, количество дел, приходившихся на одного адвоката, подтверждает неравномерность территориального распределения адвокатуры внутри Иркутского судебного округа. Во-вторых, что оказание юридических услуг в местах нахождения окружных судов, а также в уездных городах и сельской местности было недостаточным, и это было общероссийской тенденцией.  В то же время количество присяжных поверенных в Иркутске и соответственно дел, приходившихся на одного адвоката, отзывы иркутского совета присяжных поверенных позволяют предположить, что количество дел, приходившихся на одного иркутского адвоката, было оптимальным, что позволяло уберечь местную адвокатуру от жесткой конкуренции и обеспечить каждому нормальные условия для труда.

         В нескольких словах следует упомянуть и о частных поверенных. Институт частных поверенных был учреждён, главным образом, в качестве института вспомогательного, чтобы компенсировать на местах недостаток присяжных поверенных, оградить население от притеснений подпольной адвокатуры. По мнению создателей частных поверенных, этот институт должен был постепенно отмирать с увеличением числа присяжных поверенных. В 1898 году присяжная адвокатура России по численности достигла того размера, когда в интересах населения дальнейший рост частной адвокатуры был бы излишним17. Большой процент частной адвокатуры приходился как раз на те округа, в которых по численности было недостаточно присяжных поверенных. К этим округам  относился и округ Иркутской судебной палаты.

 Таблица № 6. Процент адвокатуры (от всей) на 1910 г.18

 

Петербургский округ

Московский округ

Казанский округ

Иркутский, Омский, Ташкентский округа

Присяжные поверенные

19,5

24,9

2,4

3,6

Частные поверенные

8,9

7,9

27

7,0

Неравномерность распределения присяжной адвокатуры в пределах округа судебной палаты со своей стороны явилась следствием своеобразного распределения и частной адвокатуры. Главный процент частной адвокатуры приходился на так называемые «отсталые» места, или на те, где процент присяжной адвокатуры был низок. В этих местах также была достаточно высокой доля подпольных ходатаев.

Таблица № 7. Процент адвокатуры в Иркутском, Омском, Ташкентском округах судебных палат19

 

в месте нахождения

судебной палаты

окружного

суда

в остальных

местах

Присяжные поверенные

28,2

53,0

18,8

Частные поверенные

16,5

45,2

38,3

         Наименьшее число частных адвокатов приходилось на те города, где пребывала судебная палата. Поскольку к частным поверенным обращались за той же помощью, что и к присяжным поверенным, поэтому местом их деятельности в основном были окружные суды (Читинский, Красноярский), где конкуренция с присяжной адвокатурой была не столь высокой. Значительная часть частных поверенных проживала в отдалённых местах, им как бы была выделена своя область действия в городках и селениях. Так, в 1897 году в Иркутске было всего лишь двое частных поверенных, и в дальнейшем их число увеличилось незначительно20, что говорит о большой популярности присяжной  адвокатуры среди местного населения и низкой конкурентной способности частных поверенных.

Состав присяжных поверенных Восточной Сибири по социальному  положению, юридическому стажу, вероисповеданию можно рассмотреть на примере иркутских присяжных поверенных. По своему социальному составу адвокатура была разнородна: из дворян были В.В. Косенко, М.С. Стравинский, из потомственных почётных граждан братья Григорий и Иосиф Патушинские, Леонид Аполлонович Белоголовый (сыновья знаменитых иркутских купцов)21. Из мещан в адвокатуре был А.М. Донец. В целом особенности социальной структуры региона определили и особенность социального состава адвокатуры: меньшее количество представителей дворянства.

По судебным уставам для представителей присяжной адвокатуры было обязательным высшее юридическое образование. Среди 21 иркутского присяжного поверенного в 1905 году было семь выпускников
С.-Петербургского университета (Л.А. Белоголовый, Каретников, Кауфман, М.С. Стравинский, А.В. Тарасов, А.И. Туманов, П.Д. Боголюбов). Пятеро – Московского (А.Б. Виноград, В.Д. Власов, И.С. Фатеев, И.П. Хренников, Л.С. Шапиро), четверо выпускников Демидовского юридического лицея (Г.Б. Патушинский, М.А. Пескин, Б.С. Орнштейн, А.М. Донец), двое – Новороссийского университета (Г.М. Берков, М.М. Дубенский). В.В. Косенко окончил императорский университет св. Владимира, Н.И. Раевский – Казанский, а В.А. Харламов императорское училище правоведения. Из числа 11 помощников присяжных поверенных четверо (И.И. Масальский, К.М. Несытов, И.Б. Патушинский, Г.П. Устюжинов) окончил Московский университет; С.Г. Левинсон, Л.И. Рай – Новороссийский; В.В Болотов, Константинов – С.-Петербургский; И.М. Семигановский – Харьковский; И.Г. Лихтерман – Томский22. Таким образом, в число присяжной адвокатуры города входили выпускники крупнейших университетов страны.

Ещё одним условием вступления в адвокатуру было наличие стажа работы по судебному ведомству или в качестве помощника присяжного поверенного. В 1905 г. из 21 человека десять проходили стаж в качестве помощников присяжных поверенных в Иркутске. Надо заметить, что в дальнейшем пополнение адвокатуры, числа присяжных поверенных, шло в основном за счёт помощников, причём проживающих именно в городах Восточной Сибири. Те же, кто проходил стаж в судебных учреждениях, завершили  свою служебную карьеру в качестве надворного советника (Н.Ф. Пржесмыцкий), титулярного советника (Г.Б. Патушинский). В качестве коллежского секретаря (А.П. Каретников), коллежского асессора (П.Д. Боголюбов, В.Д. Власов, М.М. Дубенский), коллежского советника (К.А. Рыцк), статского советника (Н.И. Раевский, А.Д. Раткевич). Работали в судебных учреждениях и помощники присяжных поверенных, так С.Г. Константинов, И.М. Семигановский – коллежские секретари; К.М. Несытов, Г.Б. Патушинский – губернские секретари23.

Состав адвокатуры по вероисповеданию практически не отличался от других регионов страны, что в полной мере определялось правительственной политикой. Большая часть присяжных поверенных была православной, среди иркутян двое на 1904 г. евангелистско-лютеранского (Л.С. Шапиро, А.М. Донец) и один римско-католического (М.С. Стравинский)24. Лиц иудейского вероисповедания не было вообще. Как известно, политика правительства к этой группе была довольно жёсткой. Среди помощников присяжных поверенных было  одно лицо иудейского вероисповедания – Исаак Гиршевич Лихтерман25. Надо сказать, что Иркутский окружной суд к приёму евреев в число помощников относился достаточно строго. В Красноярском и Читинском окружных судах лиц иудейского вероисповедания практически не было. Правда, как уже было сказано выше, к 1912 г. количество помощников из числа лиц иудейского вероисповедания увеличивается, однако благодаря циркуляру 1912 г. они были отчислены из состава помощников присяжных поверенных.

Если говорить о возрасте присяжных поверенных, то в 1905 г. он колебался от 27 до 53 лет, а помощников с 22 до 30 лет26.

В заключение следует отметить, что адвокатура Восточной Сибири была одной из самых малочисленных групп адвокатуры России. Распределение ее внутри округа было, также как и в других судебных округах России, неравномерным. Основная часть присяжных поверенных пришлась на Иркутск, Красноярск и Читу. Жителям уездных городов и сельской местности региона квалифицированная юридическая помощь оказалась недоступной. По своим профессиональным качествам адвокатура Восточной Сибири отвечала предъявляемым требованиям, и образовала достаточно монолитную корпоративную группу.

Примечания

 

1 РГИА. Ф. 1405. Оп. 98. Д. 3350. Л.109. Там же. Д. 3351. Л. 93.

2 Сборники статистических сведений о составе и деятельности судебных установлений Европейской и Азиатской России… - Вып. 13, 14, 17. – СПб., 1898, 1899, 1902.

3 Составлено по отчётам Совета присяжных поверенных округа Иркутской судебной палаты за 1907-13 гг.

4 Отчёт совета присяжных поверенных… за 1911-12 гг. – Иркутск, 1913. – С. 2-3.

5 ГАИО. Ф. 245. Оп. 5. Д. 125.

6 Отчёт совета присяжных поверенных …(23.02. 1907 –1.03. 1908 гг.). – Иркутск, 1909. – С. 216-219.

7 Составлено по Отчётам совета присяжных поверенных округа Иркутской судебной палаты за 1907-1912, Справочным книгам и делам ф. 243 ГАИО.

8          История русской адвокатуры. – Т. 2. – СПб., 1916.  – С. 49.

ГАИО. Ф. 245. Оп. 1. Д. 848. Л. 23.

10 ГАИО. Ф. 245. Оп. 1. Д. 848. Л. 21.

11 ГАИО. Ф. 246. Оп. 2. Д. 23. Л. 2.

12 История русской адвокатуры. – Т. 2. – СПб., 1916. – С. 31.

13   Там же. – С. 9.

14   Там же. – С. 52.

15    Там же. – С. 49.

16   Там же. – С. 51.

17   Там же. – С. 52.

18   Там же. – С. 52.

19   Там же. – С. 53.

20  Справочная книга Иркутского судебного округа за 1898 г. – Иркутск, 1899. – С. 28.

21  ГАИО.  Ф. 242. Оп. 4. Д. 10. Л. 2-3.

22   ГАИО. Ф. 243. Оп. 1. Д. 107. Л. 8-9.

23  Там же. – Л. 8.

24  Там же. – Л. 8.

25 Там же. – Л. 9.

26 ГАИО. Ф. 243. Оп. 1. Д. 325. Л. 10-11.

Материал опубликован: Сибирская ссылка: Сборник научных статей. Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2009. – Вып. 5 (17). С. 192–206.

 

 

 


Возврат к списку

  Rambler's Top100