История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

15-09-2009

Нерчинская уголовная каторга во второй половине ХIХ века.

Автор: Волочаева Анна Владимировна

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Буржуазные реформы второй половины Х1Х века повлекли за собой кардинальные изменения в жизни российского общества. Изменениям подверглась и система наказаний. Необходимость модернизации мест заключения была вызвана тем, что в России все еще сохранялись архаичные виды наказания такие, как ссылка в каторжные работы, которые перестали соответствовать новым реальностям российского общества. Поэтому изучение истории ссылки в каторжные работы, как вида уголовного наказания, в условиях всеобщей перестройки страны позволит  раскрыть сущность взаимоотношений общества и государства в переходный период. Определение целей, направлений и методов реформирования, взаимодействие между органами государственной власти и управления, а также между государством и обществом при проведении реформ является актуальным для любого государства, находящегося на переломном этапе  развития. Данная проблема является особенно актуальной в связи со становлением в России гражданского общества и правового государства, а также гуманизацией системы наказания.

Кроме этого, исследование института ссылки в каторжные работы на примере Нерчинской уголовной каторги и ее режима в условиях проводимых в стране реформ, позволит определить  назначение наказания, применяемого к уголовным заключенным, в охранительной политике государства, а также содержание планируемых обновлений системы наказаний. Отношение государственной власти к ссылке в каторжные работы во второй половине Х1Х века было неоднозначным. С одной стороны, они не могли от нее отказаться, так как ссылка в каторжные работы законодательно оформилась совсем недавно (в 1845 году с созданием Уложения о наказаниях). Поэтому чиновники не видели причин для ее реорганизации. С другой стороны, этот вид наказания перестал соответствовать задачам пенитенциарной системы. Основная функция наказания в новом времени властью мыслилась как перевоспитание заключенных, в предыдущее время ссылка в каторжные работы этого не предполагала. Кроме того, принудительные работы, составлявшие основу каторжного режима, становились анахронизмом для нового общества еще и потому, что экономические отношения в целом по стране в переходный период строились уже на вольнонаемном труде. Следовательно, принудительный труд всех видов, в том числе и в системе наказаний, требовал упразднения.  Поэтому на протяжении второй половины Х1Х века в центральных органах власти и местной администрации шли поиски решения проблемы: стоит ли сохранить  ссылку в каторжные работы и, если да, то каким образом его приспособить к новым условиям жизни.

Представленная работа содержит широкий круг неопубликованных архивных материалов, дающих возможность представить целостную историю уголовной каторги во второй половине Х1Х века.

 Степень разработанности темы. Дореволюционная литература по проблемам каторги как вида наказания второй половины Х1Х века, ее сущности и значения включает в основном работы чиновников тюремного ведомства и правоведов. Среди работ этого времени можно выделить исследования, которые посвящены анализу проектов реформ, подготовленных комиссиями по тюремному преобразованию и разными чиновниками, в том числе и в местных органах власти – М.М. Исаев, Ф.М. Малинин, И.Я. Фойницкий.

На протяжении всего времени И.Я. Фойницкий  (один из ведущих тюрьмоведов России), исследуя проекты преобразований, которые создавались специальными комиссиями  (например, комиссия В.А. Соллогуба 1872 г.) и местными чиновниками (Н.Н. Муравьева-Амурского, М.С. Корсакова и др.), видел в них ограниченность. В первую очередь эта ограниченность проявлялась в сохранении каторжных работ как архаичного наказания. По мнению Фойницкого, сущность уголовного наказания в государстве переходного периода изменилась,  «предоставление государству права на личность арестанта, уголовная кабала, стала теперь невозможною», а, значит, каторга утратила свое предназначение и должна была упраздниться. 

В начале ХХ века среди чиновников и юристов вновь обострилась дискуссия по этому вопросу. Чиновники вспоминали о нереализованных проектах реформирования каторги второй половины Х1Х века и по-прежнему настаивали на сохранении этого вида наказания. Ф.М. Малинин предлагал реализовать проект каторжных работ в России, составленный  тайным советником по морскому ведомству Манном в 1872 году,  где труд преступников использовался по примеру Швеции на строительстве - мощении городских улиц гранитом.  С другой стороны, юристы начала ХХ века анализировали проекты чиновников тюремного ведомства и настаивали на упразднении каторжных работ. М.М. Исаев, изучив проект МЮ 1911 года по преобразованию каторги, считал его недостаточно продуманным, поскольку в системе наказаний по-прежнему сохранялась ссылка в каторжные работы. По мнению Исаева, требовалось полное упразднение данного вида наказания. Аргументы автора этого исследования основывались на замечаниях начальников ГТУ конца Х1Х – начала ХХ вв. Саломона, Хрулева, Грана по применению данного, указанных в отчетах по итогам их командировок на Нерчинскую каторгу.

К отдельной группе исследований дореволюционного периода можно отнести работы, авторы которых исследовали условия жизни преступников в разных местах отбывания наказания – П.А. Кропоткин, С.К. Гогель, В. Жижин, В.Н. Юферов, В.Н. Никитин, В.И. Семевский, А.Ц. Сипягин, Д. Тальберг,    Н.М. Ядринцев и др. Эти авторы определяли круг проблем, требующих разрешения при проведении тюремной реформы, и вносили свои предложения по некоторым вопросам, в том числе и по каторге.  Например, П.А. Кропоткин (секретарь ревизионной комиссии в Забайкальской области 1861г.) описывал жизнь каторжан на рудниках и промыслах Кабинета Е.И.В. и частных лиц – состояние тюрем, работ, основные преступления арестантов и др. В.Н. Юферов, используя данные статистики, указывал на недостаток тюремных помещений. Н.М. Ядринцев занимался проблемами организации ссылки в Сибири и изучением жизни преступников в тюрьме – бытом тюремной общины и взаимоотношениями между каторжными.

  В целом можно отметить у этих авторов разносторонний анализ условий жизни преступников в тюрьме и на каторге. В итоге своих исследований большинство авторов резюмировали о необходимости изменения всей системы наказания в соответствии с новыми условиями  и отмене архаичных видов наказаний, таких, как ссылка в каторжные работы.

В дореволюционной литературе по истории каторги второй половины Х1Х века можно выделить исследования также публицистического и художественного стиля написания, основанные на наблюдении за жизнью преступников Забайкалья и анализе рассказов каторжных – литераторов        С.В. Максимова и Я. Пургина и журналиста Дж. Кеннана. К этой же группе исследований можно отнести работы В.С. Войтинского, В. Гартевельда, представляющих собой сборники фольклора преступников начала ХХ века. В целом можно определить обличительный характер этих работ. Каторжные представлены в произведениях часто «жертвами» тюремного произвола и ужасных условий жизни, дополняющих жесткий режим содержания. Этим и объясняется их поведение на каторге (побеги, драки и т.д.), грубая психология и совершение ими рецидивных преступлений.

Первые мемуарные произведения преступников, главным образом политических, появились также в дореволюционный период.  К этой категории можно отнести работу Л.Г. Дейча, В.А. Вейнштока и др. В воспоминаниях авторы описывают жизнь  в русских тюрьмах и на каторге в Забайкалье, а также взаимоотношения с уголовными в 70-80-е годы Х1Х века (у Дейча) и конце изучаемого столетия (у Вейнштока).

Среди работ дореволюционного периода также можно выделить исследования, авторы которых занимались изучением преступных деяний и причин их совершения разными категориями населения.  К этой группе относятся работы тюрьмоведов, исследующих данные о преступниках в окружных и мировых судах Российской империи (Е. Анучин, Е. Тарновский), психологов и юристов, занимающихся изучением психологических и социальных причин совершения преступления (Р. Минцлов, Г. Тард). 

В целом, практически во всех работах дореволюционного периода по проблемам применения каторжных работ  как вида наказания решался вопрос об их необходимости и важности их преобразования или упразднения. Разрешение этого вопроса исходило из соответствия (или несоответствия) этого вида наказания европейским тюремным системам и новым условиям жизни российского общества и государства.

Среди советских историков особенно важными являются труды             М.Н. Гернета.  Этот автор занимался изучением истории пенитенциарной системы России дореволюционного периода. Отдельные работы он посвятил анализу причин совершения преступлений в период Российской империи и исследованию психологии преступников, отбывающих наказание в тюрьме. Особый интерес представляет его работа по психологии преступников, где описаны их тюремные развлечения. Большинство из них были традиционными, т.е. существовали и в дореволюционный период российской тюрьмы. По отношению к системе каторги у Гернета нет точных оценок. Его труд по истории царской тюрьмы представлен описанием в хронологическом порядке основных законов, касающихся системы наказаний в России, и государственных проектов тюремной реформы. Каторжные работы, как вид наказания, и преступники, отбывающие этот вид наказания, в исследованиях Гернета в полной мере не представлены, т.к. это не было целью автора. Есть только упоминания о Карийской каторге для политических преступников.

В общем же советская историческая наука по проблемам каторги отошла от проблем, поднимаемых дореволюционными исследователями. На первом месте оказалась проблема отношения власти к политическим преступникам и применение различных видов наказаний, включая ссылку в каторжные работы для государственных заключенных.

В начальный период советской власти на страницах журналов и книг, изданных Всесоюзным обществом бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, среди воспоминаний опубликованы статьи  исследовательского характера (А.А. Фомин, П. Фабричный, Ф. Кормильцев). Эти работы в большей степени представляют воспоминания с опорой на официальные документы по режиму содержания каторжных, категориям преступников и др. Помимо этого, П. Фабричный использовал в работе результаты собственного исследования арестантского жаргона уголовных и политических заключенных.

В научных исследованиях советского периода С.В. Кодана, Л.С. Клер,   З.В. Мошкиной, Б.С. Шостаковича и многих др. и работах публицистического характера Н.Е. Дворниченко, В.Н. Дворянова большое внимание уделялось именно политической каторге, поэтому она исследована была ими практически полностью. Лишь в некоторых работах, наряду с описаниями условий и режима содержания политических преступников, иногда затрагиваются некоторые стороны жизни уголовных каторжных при отбывании наказаний.

В постсоветский период исследование системы наказания стало особенно актуально в связи с поиском новых механизмов регулирования преступности в РФ. Многие из современных исследователей сформировались под влиянием известного педагога, д.и.н., профессора Иркутского государственного университета Н.Н. Щербакова, который стал основателем научной школы по истории политической ссылки в Сибирь. В 90-е годы ХХ века Н.Н. Щербаков выделил ряд направлений, перспективных в развитии данной темы: историографическое осмысление истории политической тюрьмы, каторги и ссылки в Сибирь Х1Х – ХХ вв.; организация и функционирование пенитенциарной системы, судебных органов и адвокатуры в Сибири; деятельность ссыльных различной принадлежности в сибирском регионе; история уголовной ссылки в Сибирь в XVII-ХХ вв.; изучение политической и уголовной ссылки советского периода. Поэтому большое число работ иркутских ученых посвящено именно этим направлениям исследования. Научные труды историков и правоведов современности из других городов России в целом обращены к тем же основным проблемам.

Так в постсоветский период многие авторы продолжают исследование политической каторги и ссылки - А.А. Иванов, Н.Н. Щербаков, П.Л. Казарян, А.Д. Марголис, З.В. Мошкина, М.Г. Бодяк, В.Н. Максимова, Н.Г. Степанова, Д.А. Мясников и др. В своих исследованиях они описывают установленный режим содержания политических арестантов на территории России, включая и Забайкалье, касаясь также и уголовных преступников.

Также в это время появляются работы, авторы которых историки и юристы исследуют в целом пенитенциарную систему России и ее реформирование – О.Н. Бортникова, Д.В. Коломенцев, Е.А. Петухов, А.А. Симатов, С.В. Колосок, К.К. Кораблин, В.О. Лачина и др. Они рассматривают основные направления пенитенциарной реформы в России второй половины Х1Х века, исследуют общее управление тюремной системы и его изменение в ходе проведения преобразований, а также органы тюремной власти в отдельных местах заключения (Тобольская губерния, Забайкальская область).

Среди современных исследований отдельно можно выделить работы, авторы которых рассматривают в большей степени современную пенитенциарную систему России, а также субкультуру преступников (их язык, традиции), с экскурсом в историю дореволюционного периода – М.Л. Греков, Е.С. Ефимова, И.И. Осинский, М.К. Гайдай.

В целом можно говорить о том, что в дореволюционный, советский и постсоветский период было проведено большое количество исследований наказания ссылкой в каторжные работы. Так в настоящее время есть работы по истории данного вида наказания, законодательным изменениям в положении каторжных на протяжении XVIII - нач. ХX вв., условиям жизни заключенных, представлены некоторые виды каторжных работ преступников, определены некоторые структуры органов управления каторжными как на уровне Забайкальской области, так и на уровне отдельных тюрем Нерчинской каторги. В литературе также существуют общие представления о психологии преступников на каторге, представлен состав политических заключенных.

В настоящее время требуется рассмотрение положения уголовных каторжных, режим их содержания и условия жизни в один из самых противоречивых исторических периодов - время буржуазных реформ второй половины Х1Х века. В данный период происходила широкомасштабная дискуссия о сущности проводимых в стране реформ. Спорными были и тюремные преобразования этого времени. В исторической и правовой литературе в настоящее время нет работ, полномерно исследующих проекты реформирования каторги как основного вида наказания второй половины Х1Х века, взаимодействия при решении основных вопросов местной и центральной администрации, в  системе управления уголовной каторгой существует больше «белых пятен», чем ясности. Самым большим неисследованным пластом является состав заключенных Нерчинской уголовной каторги.   Именно этим направлениям исследования и посвящена настоящая работа.

Объект исследования ссылка в каторжные работы как вид уголовного наказания  в России во второй половине Х1Х века.

Предмет исследования – Нерчинская уголовная каторга, как основное место отбывания каторжных работ в Российской империи.

Цель работы – исследовать Нерчинскую уголовную каторгу, как основное место отбывания каторжных работ Российской империи, в условиях переходного периода.

Задачи диссертационного исследования:

- рассмотрев режим содержания и условия жизни преступников, структуру тюремного управления и основные проекты преобразований системы каторги, определить место, сущность и значение ссылки в каторжные работы в системе наказаний Российской империи переходного периода;

- рассмотреть основные виды каторжного труда и определить степень их соответствия Своду учреждений и уставов о ссыльных;

- исследовать влияние тюремных преобразований на внутреннюю жизнь каторжных и определить причины сохранения государством данного вида наказания, опираясь на результаты анализа количества и динамики поступления уголовных преступников на Нерчинскую каторгу, состава заключенных и внутриколлективных отношений в каторжной общине.  

Хронологические рамки исследованияначало 50-х – конец 90-х годов Х1Х века. Данный период выбран в связи с подготовкой и проведением в это время основных буржуазных реформ Российской империи и тюремной реформы в частности. 50-е годы являлись подготовительным этапом для проведения всех преобразований последующего времени и изменением условий применения наказания каторжными работами, вызванных нерентабельностью серебросвинцового производства на рудниках Нерчинского округа. Конец 90-х годов Х1Х века определен как завершающий, в связи с окончанием первого этапа реформирования каторги.  В это время организуется более четкая система управления на Нерчинской каторге, вся тюремная система передается в ведение из надзорного ведомства (МВД) в правоохранительное (МЮ). К этому же времени относится объединение уголовных и политических преступников и их подчинение общему закону – «Уставу о ссыльных».  

Территориальные рамки. Нерчинская уголовная каторга во второй половине Х1Х века располагалась в Забайкалье в Нерчинском горном округе. Границы его не были точно определенны, они изменялись в течение всего периода существования горного округа. В конце Х1Х века его территорию составляли восточные административные округа Забайкальской области – Читинский, Акшинский, Нерчинский, Нерчинско-Заводский, с входящими в их границы землями Верхнеудинского округа и Амурским участком. Забайкальская область в административном отношении входила первоначально в Иркутское генерал-губернаторство, а с 1884 - в Приамурское.

 Источниковая база исследования. Для достижения цели и задач диссертационного исследования использовались опубликованные документы из библиотек РФ и краеведческих музеев г. Читы и Иркутска, а также архивные материалы, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ), Российском государственном историческом архиве (РГИА), Государственном архиве Иркутской области (ГАИО), Государственном архиве Читинской области (ГАЧО, с ноября 2008 года - ГАЗК), Национальном архиве Республики Бурятия (НА РБ) и  Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока (РГИА ДВ).

Среди опубликованных материалов использовались различные группы источников:

Нормативно-правовая документация, содержащаяся  в «Полном собрании законов Российской империи» (собрание 2 и 3), «Своде законов Российской империи» (т.14, 15), «Сборнике циркуляров Главного Тюремного Управления», а также отдельные циркуляры Военного губернатора Забайкальской области и ГТУ, опубликованные в периодических изданиях государства и региона второй половины Х1Х века (например, в Тюремном вестнике, Забайкальских областных ведомостях и др.).  Нормативные акты позволяют проследить изменения в законодательных основах системы наказаний, положение ссылки в каторжные работы в этой системе и место Нерчинской каторги для уголовных преступников второй половины Х1Х века в Российской империи.

Вторая группа источников включает официально опубликованную отчетную документацию и статистические материалы.

Отчетная документация представлена материалами деятельности Главного тюремного управления и замечаниями инспекторов от ГТУ или представителей комиссий по тюремной реформе, составленных по итогам их командировок на Нерчинскую каторгу. Документы по деятельности  ГТУ  («Обзор десятилетней деятельности Главного Тюремного Управления», «Отчет по ГТУ за 1882 год» и др.) позволяют определить основные направления пенитенциарной реформы и ее итоги, в том числе и системы каторги в России. Среди отчетных документов по итогам командировок на Нерчинскую каторгу инспекторов от ГТУ и членов комиссий по тюремной реформе в работе важными являются: конфиденциальный отчет коллежского советника Власова, записки Начальника ГТУ М.Н. Галкина-Враского и его же путевые заметки, извлечения из отчета чиновника особых поручений при МЮ Д.А. Дриля по командировке в 1896 году и др.

В отчетных документах инспекторы тюремного ведомства дают характеристику  каторги в Нерчинском горном округе, обращая внимание на сохранение этого вида наказания (например, М.Н. Галкин-Враский) или определяя его ненужность и несоответствие новым условиям жизни             (Д.А. Дриль).

Статистические сведения о преступниках Нерчинской каторги представлены в официальных опубликованных изданиях (включая периодические газеты и журналы) и отчетах военных губернаторов Забайкальской области и приложениях к ним - Обзорах Забайкальской области за 1879, 1886-1892 гг. В этих документах представлен состав преступников (их количество, преступления, совершенные при отбывании наказания) и рассматриваются условия их содержания на каторге (состояние тюремных помещений и др.).

Одной из важных групп источников являются документы, содержащие официальные письма представителей администрации Забайкальского региона и центральных ведомств Российской империи, а также переписка между чиновниками - членами комиссий по тюремному преобразованию и др.  К этой категории источников можно отнести письма генерал-губернатора Восточной Сибири 1856-1861 гг. Н.Н. Муравьева-Амурского к государственному секретарю В.П. Буткову (1859 г.) и «Записка», поданная Его Императорскому Величеству (1858 г.). В своих письмах Н.Н. Муравьев-Амурский впервые изложил предложения по реформированию системы каторги и ссылки в Российской империи.  К этой же группе источников относятся письма графа В.А. Соллогуба (председателя комиссии по тюремному преобразованию в начале 70-х гг. Х1Х в.) и К.К. Грота (председателя комиссии во второй половине 70-х гг. Х1Х в.) к М.Н. Галкину-Враскому (первому начальнику ГТУ). Письма написаны  в подготовительный период тюремной реформы в России и посвящены рассуждениям о будущей системе наказаний в России и преобразованиям тюремного ведомства.

Важным источником по изучению межличностных отношений преступников на каторге и их психологии является мемуарная, публицистическая и художественная литература, включающая воспоминания политических преступников, которые отбывали наказание на Нерчинской каторге во второй половине Х1Х века и представителей тюремной администрации, находящихся здесь на службе в это время. Среди работ политических преступников особенно важными для настоящего исследования стали публикации М. Спиридоновой,  Ф. Радзиловской и Л. Орестовой,         Л.Г. Дейча и пр. в изданиях общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев – «Каторга и ссылка», «Нерчинская каторга», «Кара и другие тюрьмы Нерчинской каторги» - и в художественных произведениях бывших каторжных А.М. Соболя, А.М. Якубовича и др. В данных публикациях содержится интересная информация о взаимоотношениях уголовных преступников с политическими, об особенностях содержания этих групп каторжных.  

В воспоминаниях и записках представителей тюремной администрации (начальника конвойной команды Чемоданова, и.о. заведующего Нерчинскими ссыльнокаторжными А. Кейзерлинга), рассказах врача Карийской каторги Кокосова имеются психологические портреты каторжных и описания их межличностных отношений. В них также представлены сведения о взаимодействии преступников с системой надзора и управления в тюрьме.

 Использование мемуарной, публицистической и художественной литературы в исследовании осуществляется с учетом особенностей этих видов источников.

Среди исследованных фондов ГА РФ (г. Москва) особенно важные документы содержатся в фондах Канцелярии Нерчинской каторги Забайкальского областного правления и военного губернатора Забайкальской области (ф.29) и Главного тюремного управления (ф.122). В этих архивных фондах рассмотрено большое количество нормативных актов, отчетной документации по деятельности управленческих структур каторги в Забайкалье, штатах управления, организации каторжных работ, режиму и условиям содержания преступников, а также проектах их преобразований. Небольшое количество сведений о программе деятельности администрации Забайкальского региона (Приамурского края 1886 г.) находится в фонде Департамента полиции МВД (ф.102).

В фондах РГИА (г. Санкт-Петербург) особую значимость для настоящего исследования представляют документы, содержащие сведения о деятельности комиссий по тюремному преобразованию, проектах пенитенциарной реформы, а также каторги и ссылки в частности, отчетная документация о результатах проведенных преобразований и др. Все необходимые для исследования сведения находятся в фондах Департамента общих дел МВД (ф. 1284), Комитета министров (ф.1263), Министерства Юстиции (ф.1405), Кабинета Е.И.В. (ф.468), Департамента государственного казначейства (ф.565), Департамента законов Государственного Совета (ф.1149), Департамента полиции исполнительной (ф.1286).

Среди изученных архивных фондов ГАЧО (ГАЗК, г. Чита) особую ценность по данной проблеме представляют фонды Забайкальского областного правления – общераспорядительный и тюремный отделы (ф.1 о.о., ф.1 т.о.);  Управления Нерчинской каторги (ф. 28) и Горного отделения Главного Управления Восточной Сибири (ф. 93). Данные фонды содержат документы о передаче заведования ссыльнокаторжными Нерчинских горных заводов из ведомства горного правления в гражданское; циркуляры МВД и ГТУ; приказы по Управлению Нерчинской каторгой; инструктивные письма Главного управления Восточной Сибири; ведомости, доклады, донесения, рапорты, отчеты и переписку органов, осуществляющих управление и надзор за ссыльнокаторжными; документы по бытовому устройству тюрем Нерчинской каторги и употреблению преступников в работы на территории округа.  

Отдельные важные документы содержатся в фондах Забайкальского областного правления врачебного и политического отделов (ф. 1 вр.о.  и ф.1 п.о.), Военного губернатора Забайкальской области (ф.13), Забайкальского областного статистического комитета (ф.19), Нерчинского горного правления (ф.31), Окружного инженера Восточно-Забайкальского горного округа (ф. 105), Забайкальского областного попечительского о тюрьмах комитета (ф.152), Забайкальской тюремной инспекции (ф.113).  Среди документов этих фондов есть сведения о количестве и составе преступников каторги, состоянии врачебной части каторги, циркуляры и распоряжения военного губернатора по разным вопросам и др., что позволило уточнить некоторые позиции автора по проблемам истории Нерчинской каторги второй половины Х1Х века.

Среди фондов ГАИО (г. Иркутск) наибольшую ценность для исследования проблем каторги представляет фонд Горного отделения Главного Управления Восточной Сибири (ф.712). В нем содержатся постановления, циркуляры ГУВС об исследовании состояния и деятельности горных округов, в том числе и Нерчинского горного округа, отчеты горного отделения и доклады ревизоров о состоянии частной золотодобывающей промышленности. Документы, которые позволяют уточнить или еще более подтвердить выводы исследования каторги в период нахождения ее в ведении Иркутского генерал-губернатора, содержатся в фондах Главного Управления Восточной Сибири (ф.24), Канцелярии Иркутского генерал-губернатора (ф.25), Иркутского губернского управления (ф.32).

Среди фондов РГИА ДВ (г. Владивосток) важным являются фонды Главного Управления Восточной Сибири (ф.701) и Канцелярии Приамурского генерал-губернатора (ф.702). Среди документов данных фондов большую ценность для диссертационного исследования представляет переписка между различными органами власти по вопросам передачи ссыльнокаторжных из горного ведомства в гражданское. Работы преступников каторжного разряда на строительстве Сибирской железной дороги представлены в фонде Заведующего командами ссыльнокаторжных на 5 участке постройки Забайкальской железной дороги (ф. 1590).

Документы, хранящиеся в НА РБ (г. Улан-Удэ), можно отнести к категории значимых по частным вопросам истории каторги в Забайкалье. Здесь находятся ведомости о добыче золота в 50-е годы Х1Х века (фонд Горного исправника частных золотых промыслов  - ф.93) и предписания Забайкальского областного правления о назначении торгов на поставку продовольствия и различных материалов для ссыльнокаторжных Карийских промыслов и Алгачинского рудника  в конце 70-х – начале 80-х годов Х1Х века (фонд Верхнеудинского полицейского управления - ф.337).

Методологической основой исследования является совокупность научных методов, составляющих основу исторической науки, а также принципы историзма, объективности и системности научного анализа. В исследовании используются сравнительно-исторический и сравнительно-правовой методы, проблемно-хронологический метод, метод статистического анализа, а также методы сопоставления, анализа и обобщения различных исторических источников.

Сравнительно-правовой метод на основе сопоставления нормативных документов 1857, 1885 и 1890-х годов позволяет определить юридическое положение каторжных и режим их содержания, а также возможные нормативные изменения условий применения карательного режима в указанное время. Сравнительно-исторический метод на основе сопоставления отчетных документов, статейных списков преступников и др. важен для анализа изменения состава и условий жизни каторжных на протяжении изучаемого периода времени. Использование этих двух методов в сочетании позволяет определить, насколько соответствуют установленные законом нормативы применения наказания каторжными работами реальным условиям жизни изменяющегося российского общества. 

Проблемно-хронологический метод позволяет определить качественные изменения в событийно-историческом описании истории каторги в Нерчинском горном округе, видов каторжных работ, режима содержания и условий жизни преступников.

Метод статистического анализа особенно важен при исследовании количества и состава преступников каторги по возрастному, социальному, религиозному и др. признакам.

Методы сопоставления, анализа и обобщения необходимы при изучении источников разных видов (нормативные акты, отчеты, воспоминания и др.) и определении объективных результатов диссертационного исследования.

Система наказания каторжными работами в Российской империи исследуется на основе принципов историзма, т.е. в процессе ее развития, объективности и системности научного анализа, при сравнении большого количества письменных источников различных архивов РФ, а также опубликованных документов из библиотек РФ и краеведческих музеев Иркутска и Читы.

Положения, выносимые на защиту:

1.     В атмосфере реформ ссылка в каторжные работы подвергалась переоценке и реорганизации.

2.     Реформирование свелось к преобразованиям системы управления каторжными в Нерчинском округе и вынужденным корректировкам режима при организации принудительных работ.

3.     Рост преступности в Российской империи в переходный период не позволил власти кардинально изменить систему наказания и отменить каторгу.

4.     Среди каторжан преобладали осужденные за убийства и грабежи, а также преступники-рецидивисты, то есть из центра России удалялись самые опасные и неисправимые заключенные.

Научная новизна.

- история Нерчинской уголовной каторги представлена в системе, т.е. рассматривается и как режимное учреждение, и как социальный срез общества. До настоящего времени изучались лишь отдельные фрагменты данной темы.

- изучена система органов управления Нерчинской каторги на протяжении второй половины Х1Х века.

- рассмотрены проекты преобразований Нерчинской каторги не только государственных комиссий, но также отдельных чиновников и частных лиц.

- системно представлены виды каторжного труда уголовных преступников и осуществлена попытка сравнения нормативов каторжных работ и фактического их осуществления.

- выявлен социальный состав уголовных преступников на каторге по половозрастному, религиозному и др. критериям. До настоящего времени данное направление представлено было в основном исследованиями отдельных общеуголовных или каторжных тюрем.

- исследована социальная психология ссыльнокаторжных уголовников: их межличностные отношения, мотивы правомерного и неправомерного поведения, что также является новым в современной историографии.

Практическая значимость. Материалы диссертационного исследования интересны для историков и правоведов. Они могут быть использованы при разработке краеведческих курсов в учебных заведениях по истории Забайкалья, по теории и истории государства и права России дореволюционного периода, по тюремной психологии и др.

Апробация работы. Результаты исследований по диссертации обсуждались на заседаниях кафедры отечественной истории Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета                          им. Н. Г. Чернышевского, заслушивались в виде докладов на Всероссийской  научно-практической конференции «Гражданское общество: история и современность» (Чита, 2007) и IX Международной молодежной научно-практической конференции (Чита, 2005 г.). По диссертации опубликовано 11 статей (г. Чита, г. Улан-Удэ, г. Санкт-Петербург), из которых 2 - в рецензируемом издании по истории (г. Санкт-Петербург).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения.

Основное содержание работы

Во «Введении» определяется актуальность выбранной темы, анализируется степень изученности проблемы, устанавливается объект и предмет исследования, формулируются его цель и задачи, излагается научная новизна, положения, выносимые на защиту, характеризуется источниковая база и основные методы работы, раскрывается ее теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Институт каторги в системе наказаний Российской империи второй половины Х1Х века» рассматривается предназначение каторги как института в системе наказаний в планах самодержавной власти второй половины Х1Х века. В ходе исследования фактически действовавшего режима содержания и условий жизни преступников в Нерчинском горном округе, а также, изучив структуру управления каторгой и проекты преобразования системы каторги, определяется место, сущность и значение этого вида наказания в переходный период жизни российского общества.

В первом параграфе «Каторга как вид уголовного наказания в период проведения буржуазных реформ» рассматриваются основные виды преступлений, наказываемых ссылкой в каторжные работы, сущность данного уголовного наказания накануне реформ и необходимость его изменения в период преобразований второй половины Х1Х века. В ходе исследования определено, что ссылка в каторжные работы оставалась одним из основных и важных видов наказания во второй половине Х1Х века. Юристы дореволюционного периода настаивали, что, в связи с либерализацией российского общества, теперь сущность каторги должна была измениться или вообще каторгу нужно исключить из системы наказаний, как несоответствующую новым условиям жизни. Но, не смотря на все рассуждения и большое количество отрицательных замечаний, Нерчинская уголовная каторга продолжала существовать вплоть до ее ликвидации в 1917 году.  Государство, в связи с ростом криминальной обстановки в стране в условиях переходного периода, не смогло отказаться от данного вида наказания.

Во втором параграфе «Условия и режим содержания заключенных на каторге» рассматриваются режим содержания преступников Нерчинской каторги, регламентированный законом, и реально существующие условия их жизни,  что позволило определить, насколько наказание каторжными работами не соответствовало  новой системе отношений между обществом и государством, складывающейся во второй половине Х1Х века. В ходе исследования стало известно, что общий карательный режим каторги, определенный законом, дополнялся суровыми реальными условиями жизни (старыми и грязными тюремными помещениями, их большой переполненностью, плохим состоянием медицинской части и др.). Пытаясь сохранить  «необходимый» режим каторги, государство не могло изменить неудовлетворительные условия жизни преступников, ограничиваясь только полумерами.

В третьем параграфе «Управление уголовной каторгой в Забайкалье» исследуется одно из важных направлений преобразований в системе уголовной каторги – это реформирование структуры ее управления. Представителям власти казалось, что, изменив управление, в соответствии с возникшими обстоятельствами, каторжные работы сохранят важное место в новой системе наказаний Российской империи. Поэтому исследование системы управления каторжными в Нерчинском горном округе позволяет определить, насколько удалось власти реализовать свои планы по отношению к данному виду наказания.

В ходе работы удалось выяснить, что управление Нерчинской уголовной каторги во второй половине Х1Х века не было постоянным и преобразовывалось в связи с изменением условий существования системы каторги и необходимостью ее реорганизации. На протяжении всего этого периода происходило складывание сложного руководящего аппарата каторги, подчиненного Военному губернатору Забайкальской области. Но до конца Х1Х века власти так и не удалось создать в полной мере действенную систему управления, способную в любых условиях сохранить карательное предназначение каторжных работ.

В четвертом параграфе «Проекты реформ Нерчинской каторги»  исследуются основные проекты тюремных преобразований второй половины Х1Х века. Среди них - проекты правительственных комиссий К.И. Палена, А.Б. Лобанова-Ростовского, В.А. Соллогуба, К.К. Грота, а также проекты частных лиц (чиновников, юристов) – Н.Н. Муравьева-Амурского, М.С. Корсакова и др. Изучение проектов реформ Нерчинской каторги позволяет определить, как оценивали сложившуюся ситуацию несоответствия старой системы наказания и изменяющегося российского общества, люди, предлагавшие реформы, и какой была реакция властей на эти предложения (затягивание рассмотрения или быстрое внедрение инициатив).

В ходе исследования было выделено два этапа в создании и проведении в жизнь проектов преобразования каторги.

1) Период 60-70-х гг. Х1Х в., связанный с работой комиссий и отдельных лиц над разработкой тюремной реформы. В это время проекты преобразования каторги были созданы в Восточной Сибири (проекты Муравьева-Амурского и Корсакова), деятельность же правительственных комиссий в этот период времени не достаточно продуктивна. Правительственные комиссии преимущественно учитывали присылаемые предложения, но самостоятельных проектов реформы каторги не создавали. По сути дела, пытаясь сохранить  каторжные работы, как вид наказания, власть боялась изменять что-либо основательно на каторге.

2) Период 1879 - 90-х гг. Х1Х в. связан в большей степени с деятельностью Главного Тюремного Управления. В это время, в мероприятиях ГТУ нашла отражение бо


Возврат к списку

  Rambler's Top100