История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

07-03-2009

Влияние политических ссыльных на деятельность ученических организаций Якутска в 1902 – феврале 1917 гг.

Автор: Метелкина Лариса Николаевна

В отечественной историографии давно утвердился тезис о широком влиянии политических ссыльных на учащуюся молодежь Сибири. Местные партийные организации, основу которых зачастую и  составляли ссыльные,  в значительно большей степени, чем в других регионах,  обращали внимание именно на учащуюся молодежь – как наиболее благоприятную для восприятия революционных идей среду. Причем – по причине отсутствия в Восточной Сибири до 1918 г. высших учебных заведений, за исключением кратковременного пребывания в Верхнеудинске эвакуированного во время русско-японской войны владивостокского  Восточного института – объектом их воздействия стали преимущественно учащиеся старших классов средних учебных заведений.

Однако большинство исследователей этой проблемы ограничивается лишь констатацией факта наличия влияния политических ссыльных на учащуюся молодежь, как правило, не рассматривая сам «механизм» такого влияния. 

И публикации, и архивные источники позволяют проанализировать в основном деятельность ссыльных социал-демократов.  При этом работа с учащейся молодежью являлась весьма существенной частью проводимой ими работы.

Приведенные данные свидетельствуют о значительных различиях между отдельными городами Восточной Сибири, в зависимости от которых увеличивалось или уменьшалось значение работы с учащейся молодежью. В Красноярске и Чите были железнодорожные мастерские, на которых концентрировалось по нескольку тысяч рабочих и, соответственно, основное внимание и местных партийных комитетов, и политссыльных сосредотачивалось именно на них. Иркутск отличался большим количеством осевших в нем политссыльных и наибольшим, в Восточной Сибири, числом средних учебных заведений, что создавало особо благоприятные условия для пропаганды революционных идей среди учащихся. В Якутске, где при значительном количестве ссыльных практически полностью отсутствовали какие-либо промышленные предприятия, именно старшеклассники были той средой, в которой единственно возможно было вести агитационно-пропагандистскую деятельность. Кроме того, в Якутию ссылались наиболее активные деятели революционных организаций из других регионов Восточной Сибири, в том числе и имеющие опыт работы с молодежью. Именно поэтому в данной статье попытаемся разобраться в основных формах воздействия ссыльных на учащуюся молодежь в 1902 – феврале 1917 гг. на примере Якутска.

Необходимо отметить, что Министерства внутренних дел и юстиции вполне адекватно оценивали складывающуюся в Восточной Сибири и, в частности, в Якутии ситуацию и стремились предотвратить распространение влияния ссыльных на местное население. Так, Высочайшее повеление 12 июня 1887 г. предписывало «… поселять административно-ссыльных в местностях, по географическому положению наименее благоприятных для совершения побегов, и в среде населения, не восприимчивого к заражению революционными учениями, для чего избирать незначительные уездные города, не имеющие средних учебных заведений»[2]. Однако на практике, исходя из местных условий, это требование нарушалось, ввиду чего ссыльные водворялись не только в окружных центрах, но и в Якутске.

Первый кружок революционного характера был организован в Якутском реальном училище в начале 1902-1903 учебного года. Инициатором его создания стал ученик 6-го класса этого училища Н. Родионов, во время летних каникул, проведенных у родителей в Олекминске, сблизившийся с находившимися там в ссылке социал-демократами В. Бибергалем и Е. Первухиным. Но руководителем кружка стал И. Будилович, сосланный в Якутию за участие в студенческих демонстрациях в феврале 1902 г.

В литературе высказываются различные точки зрения относительно партийной принадлежности И. Будиловича и, в зависимости от этого, направленности руководимого им кружка. В.Е. Охлопков, со ссылкой на П.У. Петрова, придерживается того, что И. Будилович в рассматриваемый период был социал-демократом,»[3] и только в конце жизни, а умер И. Будилович в 1916 г., он «отошел от марксизма-ленинизма, стал эсером»[4]. Диаметрально противоположное мнение высказывалось Г.Н.Макаровым, который отмечал, что, хотя его руководитель и был убежденным эсером, кружок не имел выраженного политического направления, обсуждение «Проекта программы РСДРП» вызывало постоянные разногласия между кружковцами и не принимавшим этой программы И. Будиловичем, и лишь под конец жизни последний разуверился в программе социалистов-революционеров[5].

Более вероятной, с учетом анализа архивных материалов[6], представляется точка зрения Г.Н. Макарова – кружок, за время своей непродолжительной деятельности, не обрел определенного партийного направления, косвенным свидетельством чего может служить выбор источников, из которых были заимствованы материалы для подготавливаемого кружковцами журнала. Были использованы статьи из социал-демократических «Искры» и «Южно-русского рабочего», изданий Бунда и эсеровской «Революционной России», что может быть расценено как стремление учащейся молодежи к знакомству с любой политической нелегальной литературой, какую они в состоянии были достать.

Неизвестно, как развивалась бы дальше деятельность кружка, но уже в середине января 1903 г. он был выдан учебному начальству (которое, в свою очередь, поставило в известность полицию) хозяином квартиры, где жил Н.Родионов, проходили собрания кружка и хранились подготовительные материалы для журнала. Последовали обыски и у других кружковцев. Примечательно, что они прошли «у четырех реалистов», как сообщала об этом «Искра»[7], в то время как кружок насчитывал, по меньшей мере, 5 членов, и кто-то из них, оставшийся неизвестным, дал показания о деятельности кружка и его руководителе. 22 февраля 1903 г. И. Будилович был арестован и, по окончании следствия, сослан на 5 лет в Колымский округ[8]. Хотя никаких практических результатов деятельность кружка не имела, дело о кружке реалистов было едва ли не первым политическим делом, обвиняемыми по которому привлекались местные жители, а суд над кружковцами имел значение показательного. Еще до вынесения решения суда Н. Родионов был исключен из реального училища «без права поступления в другое учебное заведение», П. Чагин – «с правом поступления в учебные заведения других городов», С. Бушуев, Кокнарский и А. Назаров-Наумов были оставлены в училище «с большим предупреждением»[9]. Суд же постановил установить над Н.Родионовым и П.Чагиным гласный надзор полиции в местах жительства их родителей, поэтому первый был отправлен в с. Солянка, а второй оставлен в Якутске. С.Бушуев, решением суда, был подчинен надзору учебного начальства на все время пребывания в Якутском реальном училище, с заменой этой меры взыскания, в случае выхода или исключения из училища, гласным надзором полиции по месту жительства родителей на два года[10].

В середине апреля 1905 г. под руководством ссыльного социал-демократа Х. Штейнбаха, в Якутске был организован кружок из семинаристов и реалистов, целью которого была выработка марксистского мировоззрения у его членов.

Кружок Х.Штейнбаха был не единственным в Якутске в этот период – параллельно с ним действовало еще несколько небольших кружков, где учащиеся под руководством политических ссыльных занимались самообразованием – преимущественно совместным чтением и обсуждением журналов и газет. Изредка несколько таких кружков устраивали объединенные собрания, на которых ссыльные выступали по вопросам текущего момента[11].  С началом нового учебного года состав кружка, руководимого Х. Штейнбахом, пополнился новыми членами из числа реалистов, семинаристов и гимназисток. Очевидно, именно в это время в кружок вступил  воспитанник духовной семинарии Владимир Чепалов, в скором времени ставший одним из активнейших его членов[12]. Число членов кружка превысило 20 человек, поэтому, по конспиративным соображениям, он был разбит на несколько мелких, к руководству которыми были привлечены ссыльные социал-демократы: Н.И. Лузин, С.В. Константинов, С.А. Малых[13]. Изредка устраивались общие собрания членов всех кружков, на которых читались и обсуждались рефераты. Ф. Астраханцев, вспоминая об этом этапе деятельности кружка, писал: «Тут, у Штейнбаха, впервые мы прониклись идеей классовой борьбы и с тех пор решили посвятить себя служению революции, окунуться с головой в великую борьбу пролетариата с угнетающим его капиталом»[14].

После отъезда – в связи с амнистией – Х. Штейнбаха из Якутска в ноябре 1905 г. для «Маяка» наступил трудный период. С одной стороны, кружок остался без руководства старшего, более опытного товарища именно в тот момент, когда в городе начали образовываться эсеровские ученические кружки и приходилось, не имея никакого опыта подобной деятельности, вести с ними борьбу. С другой – это период наивысшего революционного подъема в Якутии, время, которое В.Чепалов охарактеризовал в своем дневнике как «вихрь после тихой, болотной жизни»[15]. И при этом сведения о деятельности «Маяка» в 1905-1906 учебном году практически отсутствуют, а  существующие – весьма противоречивы. Так, по данным В. Бика, после отъезда Х. Штейнбаха из Якутска руководство  кружком взял на себя избранный еще при участии последнего комитет, состоявший из 7-ми, а по сведениям П.У.Петрова – из 3-х членов[16]. Но оба автора сходятся на том, что руководящую роль в этом комитете играл В.Чепалов[17].  В комментариях же местного отделения Истпарта, которыми была снабжена статья И. Эверестова, утверждается, что В. Чепалов занял руководящее положение в кружке, в ноябре 1905 г. переименованном в социал-демократическую организацию «Маяк», с осени 1907 г., а до указанного времени наиболее активными «маяковцами» являлись Е. Туезов и Я. Попов[18]. Однако анализ документов и воспоминания С.Ф. Котикова позволяют выдвинуть третью точку зрения – В.Чепалов начинает играть руководящую роль в кружке с осени 1906 г.[19]

Известно, что к концу 1905 г. численность «Маяка» не только не увеличилась, но даже сократилась, т.к. многие из его членов перешли в «Светоч», причем перешли туда не только вступавшие в период высшего подъема революции участники, но и некоторые из тех, кто входил в самый первый состав кружка Х. Штейнбаха, например, Н. Аммосов[20]. «Маяковцы» продолжали проводить  кружковые занятия по изучению марксистской литературы, но деятельность эта не имела большого влияния и распространения среди учащихся.

Кружок «Светоч» был создан в конце 1905 г. и действовал под руководством В.М. Ионова, народника, в 1883-1895 гг. отбывавшего ссылку в Баягантийском и Ботурусском улусах, а с 1904 г. проживавшего в Якутске, и учителя Н.Е. Афанасьева, местного жителя, сочувствующего идеям эсеров. Наиболее активными членами этого кружка стали Е.Лебедева, С. и Ф.Москвины, И.Резников, Л.Широкова[21].

Примерно в это же время возник и кружок «Луч», в состав которого вошли ученики 5-го класса реального училища, причем некоторые из них одновременно состояли и членами «Светоча». Как отмечает И. Эверестов, «Луч», хотя и имел эсеровский уклон, находился в более или менее мирных отношениях с «Маяком», который вел постоянную борьбу со «Светочем»[22]. По данным этого же автора, «Луч» издавал журнал под тем же названием, имел библиотеку с эсеровской и социал-демократической литературой, поддерживал связи со ссыльными различных партийных группировок, включая анархистов[23]. Руководителем этого кружка были П. Циммер и Н. Андреев, воспитанники реального училища, причем последний ранее входил в кружок Х. Штейнбаха[24].

На начальном этапе своей деятельности «Светоч» и «Луч» основное внимание сосредоточили на кружковых занятиях, где изучались, по уже отработанной системе, политэкономия, история революционных движений, программы политических партий и т.д.

Новый этап в развитии «Маяка» начался летом 1906 г., когда  - после возобновления ссылки в Якутскую область лиц, обвиненных  в политических преступлениях - в город прибыли новые группы политссыльных, активных участников революционных событий конца 1905 - начала 1906 гг. Среди них был С.Ф. Котиков,  член РСДРП с 1904 г., член Саратовского Совета рабочих депутатов, участник боевой дружины, который быстро наладил связи с учащейся молодежью. Примечательно, что, судя по воспоминаниям самого С.Ф. Котикова, инициатива сближения принадлежала именно учащимся: «… часть якутской учащейся молодежи, революционизировавшаяся под влиянием бурных событий 1905 – 1906 годов в Якутске, вступила в тесный контакт со ссыльными. Не боясь родителей, школьных надзирателей и полиции, молодежь группами и в одиночку часто посещала “улуску”* и заводила горячую и тесную дружбу с политическими ссыльными»[25].  К осени 1906 г. определилась инициативная группа,  состав которой вошли И.Астраханцев, А.Попов, В.Чепалов и др. и началась «революционная и по своему идейному направлению в основном большевистская деятельность заглохшего старого ученического “Маяка”»[26].  Как пишет С.Ф.Котиков – и это мнение получило распространение в исторической литературе [27] - тогда же было решено создать на базе «Маяка» Якутскую организацию РСДРП, зарегистрировать ее в центре и выпускать свой печатный орган[28].

Что касается вопроса об оформлении на базе «Маяка» Якутской организации РСДРП, более убедительной является позиция Н.Н.Щербакова, что «в 1906 г. социал-демократической организации в Якутске фактически не существовало». Данный вывод основан на следующих фактах: 1) по своему составу «Маяк» был непролетарским объединением, к тому же мировоззрение его членов формировалось под влиянием ссыльных различных направлений. 2) «Маяк» не утверждался в качестве самостоятельного комитета Бюро Сибирского Союза, не располагал связями с другими организациями Сибири и ЦК РСДРП.  3) Деятельность  «Маяка» не выходила за рамки кружковой пропаганды[29]. Спорным представляется также утверждение С.Ф. Котикова о большевистском направлении деятельности «Маяка» в этот период[30]. Вместе с тем представляется возможным характеризовать «Маяк» как социал-демократическую организацию учащейся молодежи.

Необходимо отметить издательскую деятельность «Маяка». Уже в августе 1906 г. его членами, по инициативе и при участии С.Ф. Котикова, были выпущены три перепечатанные на гектографе прокламации: манифест депутатов  распущенной I Государственной Думы «К гражданам России», манифест  всему российскому крестьянству от социал-демократической фракции и трудовой группы Думы «К солдатам и матросам», при этом первая была впервые переведена на якутский язык[31].

В сентябре того же года начал выходить журнал «Маяк» за подписью «Изд. Якутской организации РСДРП». Всего вышло 4 номера, издание журнала прекратилось в январе 1907 г. «по техническим причинам»[32]. Известно содержание лишь двух первых номеров журнала – за сентябрь и октябрь 1906 г. – в 1909 г. попавших в руки следственных органов. В этих номерах были опубликованы статьи: «К учащимся» и «На очереди», автор последней приветствовал создание кружков, союзов, «Светочей», «Маяков», «беспартийных организаций»[33].

В тех же номерах была помещена статья «Социал-демократическое движение в Сибири»[34]. Г.И. Ройзман, ссылаясь  на свидетельства С.Ф. Котикова, высказал предположение, что автором этой статьи был Н. Родионов[35] - очевидно, имелся в виду  бывший реалист, член кружка И. Будиловича.

По мнению  П.У. Петрова, журнал этот имел достаточно широкое распространение среди учащейся молодежи Якутска. Г.И. Ройзман, основываясь на личных воспоминаниях ссыльных,  бывших в то время в Якутске, отмечает, что часть из них и не слышала об этом журнале, другая – знала о его существовании, но оценивала его как чисто ученический[36].

По свидетельству С.Ф. Котикова,  осенью 1906 г. в «Маяк» входили 18-20 человек, причем некоторые из старых «маяковцев», как, например, С. Голованенко, не стали членами нового кружка, хотя «близко к нему примыкали»[37]. Благодаря усилиям участников «Маяка» в Якутске была создана целая сеть марксистских кружков – около 10, в которых изучалась программа РСДРП и произведения классиков марксизма. Ведя пропагандистскую работу, члены кружка связались с несколькими солдатами местного гарнизона. Широко практиковалось проведение дискуссий с членами «Светоча», но к ноябрю 1906 г. они прекратились, т.к., по словам одного из «светочинцев», «с.-д. начали диктовать различные условия, а с этим не согласны мы»[38]. Однако споры между «Маяком» и «Светочем» на этом не закончились – они продолжались везде и всюду, где только предоставлялась такая возможность.

Вероятно, члены «Маяка» стремились каким-либо образом отметить первую годовщину Манифеста 17 октября 1905 г. В 1909 г. в руки полиции попали тексты двух речей, произнесенных 16 и 17 октября 1906 г. одним из «маяковцев» - Н. Желобцовым – в реальном училище. В первом оратор призывал «защищать попранные всякой сволочью права человека», «одной рукой срывать цепи, другой мстить, мстить и мстить»[39]. Во второй речи картина переживаемой эпохи была представлена следующим образом: «Реакция давит все сильнее и сильнее, отнимаю у нас одно за другим наши жалкие права… Железная лапа произвола давит молодую жизнь <…> Свободу надо брать, а не просить. Нужно уничтожить всякую сволочь, чтобы весь мир кричал об этих убийствах. Путь всякий из них помнит, что мститель не далек». В заключение речи было заявлено, что бороться с реакцией можно только идя в ногу с рабочей партией. И заканчивалось выступление лозунгами: «Долой самодержавие! Долой старый режим! Долой милитаризм! Да здравствует социализм! Да здравствует РСДРП!»[40]. Содержание этих речей явно свидетельствует о недостаточной твердости социал-демократических убеждений, во всяком случае, этого члена «Маяка».

Некоторые сведения о деятельности кружка «Светоч» содержит письмо его участника, руководившего одновременно и «Лучом», Н. Андреева. Последний сообщал, что он имеет свой кружок среди учащихся, где преподает «элементарные сведения по политической экономии и социалистическому учению» и что участники его читают в настоящее время «Политическую экономию» Богданова. Автор письма отмечает также, что имеет кружок и среди солдат, «но только новых – иркутских, с ними я пока не занимался: нет конспиративной подходящей квартиры, а вести пропаганду литературой и разговорами (беседами) в казармах невозможно прямо-таки, очень усиленно, тщательно защищаются от «внутреннего врага», «от крамолы»; среди старых «местных» солдат у нас нет никакой связи и там все забрали «маяковцы»[41]. Примечательно данное Н.Андреевым в следующем письме объяснение причин выхода из «Маяка»: «Ведь с.-д. я считался только потому, что был в «Маяке» и не знал других партий… Когда довольно порядочно ознакомился с этими партиями, когда я уже увидел плохие стороны у с.-д., тогда я подал заявление о моем выходе из «Маяка», ибо нехорошо быть в с.-д. организации, когда не сочувствуешь этой партии»[42].

Якутский губернатор Буланов в одной из докладных записок  иркутскому военному генерал-губернатору о событиях 1905-1906 гг. в регионе и о политическом положении в Якутской области подчеркивал: «…не миновавшее и Якутской области общее политическое движение последнего времени обязано почти всецело проявлениями своими влиянию непомерно большой политической ссылки в область и пребыванию здесь в течение многих лет самых серьезных и упорных революционных деятелей»[43]

С началом нового, 1907 г., активная пропагандистская и кружковая деятельность, ведущаяся с осени 1906г., несколько ослабела. Революционный настрой молодежи, присущий ей в 1905 и 1906 гг., прошел. По всей вероятности, это совпадает и с отходом – по невыясненным причинам – от  непосредственного руководства организацией С.Ф. Котикова. 28 марта 1907 г. В.Чепалов отмечал в своем дневнике: «реакция дает себя знать и в нашем глухом городе, на днях исключены Ж.С. и Сол. из 5 кл(асса) реал(ьного) училища… Были сходки… Забастовка провалена… Раскол среди молодежи…»[44]. Примерно с середины 1907 г. с «Маяком» начинают сотрудничать прибывшие в ссылку социал-демократы И.И. Васадзе и С.М. Розеноер. И все же деятельность «Маяка» постепенно приходит в упадок.

В период, последовавший за поражением первой российской революции, в Якутске «только учащаяся молодежь жила в подполье со своими кружками: «Маяк», «Светоч», «Луч», позднее – «Молодые силы» [45]. «Луч», просуществовав до 1908 г., распался, поскольку его члены, закончив реальное училище, в основном уехали из Якутска для продолжения образования[46]. В том же году, истощенный трехлетней борьбой с «Маяком», прекратил свое существование «Светоч», причем часть его членов перешла в «Маяк»[47].

О деятельности «Маяка» в 1907-1908 гг. можно судить главным образом по письмам и дневникам В.Чепалова. Осенью 1907 г.[48] он писал ссыльному социал-демократу И.Гринцу в Читу: «я <…> организовал беспартийную, якобы профессиональную организацию среди семинаристов, где будет издаваться журнал. Эта организация, конечно, будет ареной пропаганды с(оциал)-д(емократического) учения. Я привлек двух семинаристов – с(оциалистов)-р(еволюционеров). Они не крепки в теоретическом отношении и разбить их очень легко, а это будет иметь для нас очень большое значение, так как эти лица пользуются у некоторых семинаристов большим авторитетом»[49]. В другом письме к тому же адресату В.Чепалов описал примерную программу занятий созданных им и его товарищем кружков семинаристов: один кружок занимается сначала политэкономией и «когда ее кончит», будет изучать «о партиях», другой уже закончил заниматься философией и перешел к изучению аграрного вопроса[50]. При этом сам – как руководитель второго кружка – высказывал надежду, что все 6 его членов будут социал-демократами, хотя среди них и был один «эсер», но, по выражению В.Чепалова, его на каждом занятии «сажали в калоши»[51].  К достижениям осени 1907 г.  относится распропагандирование эсеровского кружка из 15 человек в духовном женском училище и создание социал-демократического кружка в реальном училище[52]. Вместе с тем В.Чепалов отмечал, что в это время еще достаточно сильны были позиции эсеров в женской гимназии[53].

Судя по статьям В.Чепалова, написанным для ученических журналов «Вперед» и «Товарищ», в конце 1907 – первой половине 1908 гг. «маяковцы» вели борьбу не только с эсерами, но и с появляющимися среди учащейся молодежи обществами спиритов, санинцев, а также против возрастающего влияния анархистов[54]. Событием для «Маяка» стал произошедший в конце 1907 – начале 1908 гг. «раскол» на большевиков и меньшевиков. Во главе первого, более многочисленного (по мнению очевидцев) в «Маяке», направления стоял В. Чепалов[55], второго - И.И. Васадзе.  Представляется, что данный «раскол» был в значительной степени надуманным, поскольку сам  лидер «большевистского направления»  осенью 1907 г., в письме к И. Гринцу, отмечал: «…я не большевик и не меньшевик пока, так как вследствие отсутствия здесь литературы по этим вопросам еще не разобрался в этом и не могу причислить себя ни к большевикам, и к меньшевикам, а в  вопросе относительно участия в третьей думе расхожусь пока (как) с теми, так и с другими»[56].

Летом 1908 г., окончив Якутскую духовную семинарию, В.Чепалов уехал в Варшаву, где поступил на медицинский факультет университета. Вскоре после отъезда он заочно был обвинен в трате средств «Маяка» не по назначению. Узнав об этом обвинении, а также о том, что некоторые кружковцу предлагают реформировать деятельность «Маяка», В.Чепалов написал заявление о выходе из организации, обращенное к общему собранию. Свое решение он объяснял невозможностью работать в одной организации со своим оскорбителем Н. Желобцовым, нежеланием внесения раздоров в среду членов «Маяка» из опасения помешать этим «нашей работе» и намерением вести пропаганду социал-демократических идей вне организации[57]. При этом он указал и на свою роль в деятельности оставляемой им организации: «Я один из тех «Маяковцев», на спинах которых он вырос и трудами которых встал на ноги, я один из тех, кто поднял с(оциал)–д(емократическое) движением в Якутске. Вспомните, что представляло собой дело Якутской социал-демократии осенью 1907 года… Я один  и мой товарищ по делу Вас(ильев) Н. решили поднять с(оциал)-д(емократию) в Якутске, мы работали днем и ночью…»[58].

Именно изъятие 31 декабря 1908 г. в Хабаровске у И. Гринца двух цитируемых выше писем привлекло внимание правоохранительных органов к деятельности кружка. Первоначально ошибочное установление корреспондента – В. Рачинского, у которого была обнаружена библиотека политссыльных, - все же вывело, через обнаруженную при обыске у И. Васадзе, переплетавшего библиотечные книги, копию обращения к общему собранию «Маяка» к действительному автору писем – В.Чепалову. В результате было возбуждено сразу два дознания: в отношении И. Васадзе, Н. Желобцова и В. Чепалова – по обвинению в участии в преступном сообществе, поставившем целью насильственное ниспровержение посредством вооруженного народного восстания существующего государственного строя, ведения пропаганды социал-демократических идей среди учащихся Якутска, издания и распространения журнала «Маяк», поддержании связей, через переписку с Я.Эрлихом и И.Гринцом, с социал-демократическими организациями в Иркутске и Чите[59], и в отношении организации библиотеки ссыльных[60].

Состоявшийся 10 апреля 1910 г. суд по делу «маяковцев» вынес всем троим обвиняемым оправдательный приговор, который мотивировался недоказанностью обвинения и «пагубным влиянием» политических ссыльных на юные умы[61].

Кружок «Молодые силы» был создан осенью 1907 г. при Якутской фельдшерской школе, но постепенно распространил свое влияние и на воспитанников других учебных заведений города. Его организаторами были ученики фельдшерской школы Семен Шахурдин, Иннокентий и Василий Брусенины и Гавриил Заморщиков, а также типографский наборщик Степанов[62]. С.Шахурдин в 1906 г. слушал лекции в Вольной высшей школе в Петербурге, где состоял в одной из социал-демократических организаций, но вскоре вышел из нее и присоединился к эсерам[63]. В августе 1907 г. он вернулся в Якутск и поступил в фельдшерскую школу[64]. К ноябрю  1907 г. из учеников и слушателей школы была создана группа, решившая, «при поддержке посторонних лиц», издавать журнал, цель и назначение которого были выработаны и приняты на сходке 1 ноября 1907 г..  Предполагаемая цель журнала – самообразование и саморазвитие, причем принять участие в его издании мог всякий, уплативший членский взнос в размере 10 коп.. Постановлением той же сходки был организован и одноименный кружок с целью «самопомощи в возможно более широком смысле» и девизом «Один за всех и все за одного»[65]. Членом кружка мог стать всякий, признававший его девиз и устав и давший слово исполнять их[66]. Устав этой организации не сохранился, но относительно цели деятельности кружка один из его участников отмечал, что это была «беспартийная организация», руководители которой ставили своей целью подготовку молодежи к революционной борьбе[67].

Уже к 1908 г. в кружок были привлечены «подростки средних классов» - ученики реального училища и воспитанницы гимназии и численность его превысила 60 человек[68]. В целях ознакомления членов кружка с программами революционных партий на его собрания, проводимые два раза в месяц в здании фельдшерской школы, приглашались представители различных партийных группировок политической ссылки. Проводились и занятия более мелкими группами, на которых читалась политическая литература и происходил обмен мнений о прочитанном[69]. Кружок располагал значительной библиотекой политической литературы – более 1000 наименований, состоявшую частично из имевшихся у членов организации книг, частично – из переданных ссыльными. В течение почти двух лет выходил рукописный журнал «Молодые силы»[70].

Однако местная полиция не зафиксировала никаких внешних проявлений деятельности организации. Позднее это послужило основанием для вывода о том, что деятельность его носила столь конспиративный характер потому, что «старшие организаторы кружка <…> не имели ввиду двинуть весь кружок на какие-либо активные действия, а присматривались к определенным лицам, с целью привлечь наиболее способных на свою сторону и, распропагандировав их, сделать способными к революционной деятельности, а в случае надобности даже «пустить в оборот»[71].

То,  что сами организаторы «Молодых сил» называли кружок эсеровской организацией, в определенной степени находит подтверждение в практической его деятельности. По свидетельству одного из участников кружка, несколько его членов вели подготовку к совершению террористического акта в отношении Шеламова, бывшего в 1905-1906 гг. организатором союза «истинно русских якутов» и экспроприации у его единомышленника, крупного торговца Парнякова, и призывали к этому на страницах своего журнала[72]. Предпринимались даже попытки изготовления бомб, причем одна из них, изготовленная М.Заболоцким, была обнаружена, в результате чего он был приговорен к двум с половиной годам тюремного заключения[73], однако это не привело к прекращению деятельности организации.

Провал организации произошел осенью 1909 г., когда во время обыска в фельдшерской школе была обнаружена нелегальная литература и документы, касающиеся деятельности «Молодых сил» у живущего в том же здании С. Шахурдина, совмещавшего учебу с обязанностями сторожа. К дознанию по этому делу были привлечены  также Н.Андреев и И.Эверестов, упоминавшиеся в изъятых бумагах. Уже в декабре 1909 г. Якутский окружной суд приговорил всех троих к годичному заключению в крепости.  Н.Андреев и С.Шахурдин отбывают этот срок, а И.Эверестов, подавший апелляцию, был оправдан за недостаточностью улик[74]. Так прекратила свое существование наиболее радикальная, по мнению местных правоохранительных органов, организация учащейся молодежи Якутска.

То, что к 1910 г. в Якутске прекратили свою деятельность все ученические организации, возникшие в ходе или после революции 1905-1907 гг.,  в полной мере совпало с общей тенденцией развития  движения учащейся молодежи во всероссийском масштабе.

Деятельность существовавших в Якутии  в период нового революционного подъема и первой мировой войны объединений учащихся освещается весьма противоречиво.

Г.Ройзман считал, что в 1913-1917 гг. происходило оживление политической работы среди учащихся[75]. В. Бик, напротив, отмечает, что с момента распада «Маяка» в 1910 г. на протяжении почти 7 лет учащаяся молодежь Якутска стоит в стороне от всякого революционного движения» и даже Ленские события, подъем революционного движения и начавшаяся мировая война не смогли вывести ее из этого состояния[76]. П.Ойунский (Слепцов) наиболее характерной особенностью периода 1913-1916 гг. считает существовавший и ранее, но усилившийся с началом войны и мобилизацией якутов  на тыловые работы национальный антагонизм, который выразился, в частности, и в создании ученических кружков по национальному признаку. К кружкам такого рода П. Ойунский отнес кружок, действовавший на базе Якутского городского 4-х классного училища[77]. Он же отмечает, что «до конца 1916 г. на нас политическая ссылка не обращала внимания. Не вела никакой работы по политическому перевоспитанию. Наш кружок не раз распадался, но вновь возникал в более суженных рамках. Приди к нам в эти тяжелые кризисные моменты социал-демократия – наше ядро было бы более сильным в февральские дни…»[78].

Примечательно, что в исторической литературе существуют различные точки зрения о времени восстановления Якутской организации РСДРП после прекращения существования социал-демократической организации «Маяк» в 1908 г.. П.У.Петров связывает восстановление организации с именами Е.М. Ярославского и В.П. Ногина и датирует это событие апрелем 1914 г.[79].
С.М. Розеноер еще в 1935 г. высказывал мнение, что организация была восстановлена в 1910 г.[80]. Этой же точки зрения придерживаются Н.Н. Щербаков и Э.Ш. Хазиахметов[81].  Но в любом случае речь идет именно о восстановлении, а не создании организации РСДРП, тем самым признается роль ученической организации «Маяк» в качестве  первой социал-демократической организации в Якутии. В Якутске в 1910-1914 гг. постоянно или временно проживало 75 членов РСДРП, что составляло более трети от общего числа ссыльных и в состав организации РСДРП в этот период входили исключительно ссыльные[82]. Однако никакой постоянной работы среди учащейся молодежи, по всей вероятности, не велось. Макаров упоминает о проводимых с 1914 г. местной социал-демократической организацией нелегальных маевках, в которых, кроме политических ссыльных, принимали участие и учащиеся старших классов средних учебных заведений[83]

Очень критично охарактеризовал состояние работы ссыльных социал-демократов в этот период и Е.М.Ярославский: «…Сравнительная обеспеченность якутской ссылки, относительная свобода существования, отсутствие подчеркнутого полицейского режима, <…> и создавали <…> несколько обывательское настроение среди части ссылки… Это обывательское настроение, в представлении части ссыльных, выражалось в том, что надо сидеть тихо, не шевелиться, не делать ничего нелегального, недозволенного, и тогда начальство не будет притеснять…»[84]

Остается не очень понятной позиция самого Е.М. Ярославский в отношении ведения политической работы  в Якутске. Известно, что в Якутск, после пятилетнего тюремного заключения  и каторги, Е.М.Ярославский прибыл еще 13 июня 1913 г.[85]. И собственную деятельность он противопоставлял этой «обывательщине»: «…когда стало известно, что я организую два кружка из среды якутской молодежи, беседую с ними, даю и читаю им нелегальную литературу, это было встречено даже с некоторым  недовольством, боязнью – как бы чего не вышло. <…> Однако, несмотря на то, что эти соображения высказывали мне даже открыто, я своей работы не прекращал…»[86]. Как ошибочное оценивал Е.М.Ярославский отрицательное отношение ссыльных социал-демократов к подпольной работе в Якутске[87]. Но при этом вышеупомянутые кружки были им организованы только в конце 1916 г.

В целом же движение учащейся молодежи в Якутске в 1910 – феврале 1917 гг. не прекратилось, хотя и приобрело формы, существенно отличающие его от движения предшествующего периода.

В 1910-1912 гг. в Якутске существовал кружок из реалистов и гимназисток, находившийся под эсеровским влиянием, «но никаких заметных результатов своей деятельности» не оставил[88]. Другие кружки, существовавшие до 1916 г., не имели политического характера.

В 1913 г. было образован тайный кружок учащихся-якутов, целью которого было «воспитать литературный молодняк из воспитанников городского 4-х классного училища». В числе его первых членов были Н. Винокуров, И. Заравняев, И. и Г. Кичкины, Н. Неустроев, И. Слепцов. В 1915 г. этот кружок был преобразован в организацию якутов-старшеклассников всех учебных заведений Якутска и численность его превысила 70 человек. Издавался рукописный журнал, проводились дискуссии на литературные, политические и религиозные темы[89]. Организация эта просуществовала, по видимому, до конца 1916 г.

Осенью 1914 г. открывается учительская семинария, основная масса воспитанников которой – дети якутов из отдаленных улусов. Постепенно образуется несколько землячеств, наиболее сплоченным из которых оказалось вилюйское, причем в него были вовлечены не только семинаристы, но и гимназистки-вилюйчанки. Члены землячества объединились в кружок, преследующий цели «общего развития» и выпускающий, с осени 1916 г., рукописный журнал «Дитя». В числе кружковцев были С. Аржаков, С. Гоголев, С.Жирков, И. Иванов-Барахов, гимназистки Д. Александрова,
Д. Жиркова, М. Потапова[90].

В 1916 г. [91] небольшой кружок учащихся был создан  ссыльным социал-демократом Е.М.Ярославским. Знакомство его со своими будущими кружковцами произошло через Г.О. Охнянского, жившего на одной квартире с М. Аммосовым и П. Слепцовым (Ойунским), и Г.И. Петровского, квартировавшего вместе с Д. Ершовым[92]. Изначально имевший литературный уклон, с ноября 1916 г. кружок изменяет направление своей деятельности. Теперь его целью было «революционизировать молодежь, подготовить из нее партийные кадры»[93].

Первые занятия кружка были посвящены обсуждению наиболее интересовавших его участников вопросов, прежде всего - о войне, об отдельных аспектах текущей политики. От обсуждения перешли к изучению истории революционного движения в России и других странах, произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, Г.В. Плеханова[94].

К началу 1917 г. состав кружка расширился до 20 человек. Кроме него, по аналогичной программе, под руководством К.И. Кирсановой и Е.М.Ярославского работал еще один ученический кружок «Рассвет», в состав которого входили В. Синеглазова, Г. и Н.Шергины, Р.Цугель и др.[95].

С февраля 1917 г. стали практиковаться совместные собрания кружковцев с представителями местной социал-демократической организации. Первое такое собрание, устроенное для сближения учащихся и политссыльных, составлявших подавляющее большинство социал-демократов Якутска, состоялось в начале февраля на квартире Е.М. Ярославского – под видом празднования дня рождения последнего. На следующих двух собраниях с докладами выступал Е.М. Ярославский. 19 февраля – с докладом о манифесте 1861 г., содокладчиком по которому был Г.И. Петровский. 1 марта – на последнем нелегальном собрании, посвященном 36-й годовщине убийства народовольцами Александра II – с был подвергнут террор как метод революционной борьбы[96].

С началом февральской революции, по свидетельству Е.М. Ярославского, из кружков, им организованных, в состав социал-демократической группы вошли М. Аммосов, П.Слепцов (Ойунский), А. Попов, Д. Жиркова, А. Редникова, С. Васильев, Н.Атласова, М.Шелоховская, З.Васильевская, Р.Цугель, К. и А.Середкины, Н.Бубякин. По данным П.Слепцова (Ойунского), с первых же дней революции сторонниками социал-демократов проявили себя С.Аржаков, И.Барахов, С.Васильев, С.Гоголев, М.Мегежековский, гимназистки Б.Альперович, Т.Аммосова, Ж.Бик, И.Попова и др.[97], ставшие костяком вновь образованного кружка «Юный социал-демократ». В комитет этого кружка вошли В.Синеглазова – председатель, М.Аммосов, А.Редников и А.Попов – члены, Э.Проневич - секретарь[98].

Даже столь непродолжительная работа с учащейся молодежью принесла значительные  результаты. Во-первых, в кружки Е.М.Ярославского  пришли представители коренного населения Якутии, что уже являлось серьезным достижением местной социал-демократической организации, до того состоящей преимущественно из ссыльных. Во-вторых, это расширило возможности агитационно-пропагандистской работы социал-демократической организации среди местного населения – по мнению В.Бика, «при исключительно русском составе якутской партийной организации только наличие в ее рядах М.Аммосова и П.Слепцова (Ойунского), владевших якутской речью», давало возможность ведения такой работы[99]. В-третьих, важное значение имело уже то, что в марксистских кружках основным условиям для членства в них был не национальный или национально-региональный критерий, а стремление к политическому самообразованию, объединившее в рамках одной организации учащихся разных национальностей. В-четвертых, благодаря работе ссыльных социал-демократов, проводимые ими идеи оказали влияние на часть учащейся молодежи Якутска.  Как раз на примере Якутска представляется возможным в наибольшей степени судить об эффективности деятельности существовавших накануне Февральской революции кружков учащихся – прежде всего по той позиции, которую занимали члены этих организаций не только на протяжении 1917 г., но и в последующий период. Правда, имеющиеся данные являются односторонними, поскольку касаются лишь тех кружковцах, которые в конечном итоге стали большевиками. В частности, из членов кружков под руководством Е.М.Ярославского вышло 5 из 7 Председателей СНК ЯАССР, занимавших эту должность в 20-е годы[100]. Между тем, по свидетельству П.Слепцова (Ойунского), во время произошедшего с началом Февральской революции размежевания учащихся по партиям, «основная масса русской и якутской молодежи пошла за эсерами»[101]. Однако сведения о ведении социалистами-революционерами работы среди воспитанников средних учебных заведений Якутска отсутствуют. Но, исходя из того, что в первые же дни Февральской революции, одновременно с «Юным социал-демократом» был создан и «Юный социалист-революционер», руководимый эсером И.Бланковым, в состав которого вошли «многие реалисты и некоторые гимназистки»[102], следует предположить ведение такой работы, по крайней мере, в двух учебных заведениях (реальном училище и женской гимназии) и работы,  судя по ее результатам,  весьма эффективной.

Деятельность политссыльных, направленная на оказание влияния на учащуюся молодежь, в рассматриваемый период в целом может быть представлена следующим образом.

Вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы:

1. Для политических ссыльных, находившихся в Якутске, работа с учащейся молодежью представляла фактически единственную возможность продолжения революционной деятельности. Поэтому в оказании влияния на учащихся были заинтересованы представители всех политических направлений, оказавшихся в Якутске.

2. Вместе с тем учащиеся не были пассивным объектом влияния - во многих случаях именно им принадлежала инициатива и создания организаций, и налаживания связей со ссыльными.

3. Наибольшим влиянием на ученические организации пользовались социал-демократы и эсеры, однако, в отличие от социал-демократов,  не представляется возможным в должной мере отследить каналы влияния,  которые использовали в своей деятельности эсеры.

4. Более жестко пресекалась деятельность тех организаций, в направлении деятельности которых хотя бы в минимальной степени  можно было  заподозрить эсеровское влияние, даже в тех случаях, когда это влияние не приводило к каким-либо практическим результатам. Одновременно с этим причастность к организациям социал-демократического направления не приводила к серьезным последствиям для их участников.

 

Приложения

<hr"33%" size="1"></hr"33%">

* Наименование своеобразного клуба политссыльных в Якутске

<hr"33%" size="1"></hr"33%">

[1]  При составлении таблицы использованы материалы статьи: Шербаков Н.Н. Агитационно-пропагандистская деятельность политических ссыльных в составе сибирских организаций РСДРП (1907-1917)/ Н.Н.Щербаков // Сибирская ссылка: Сб. науч. статей. Иркутск, 2000.  Вып. 1(13). С.181-184.

[2] Цит. по: Казарян П.Л. Якутская политическая ссылка: (Историко-юридическое исследование) / П.Л.Казарян. Якутск, 1999. С.87-88.

[3] Охлопков В.Е. История политической ссылки в Якутии/В.Е.Охлопков. Якутск, 1990. Кн.2.Ч.1.: Революционеры пролетарского периода в якутской политической ссылке. С.107.

[4] Там же. С.107-108.

[5] Макаров Г.Н. Первый революционный кружок в Якутии/ Г.Н.Макаров // Полярная звезда. Якутск, 1984. №2. С.126.

[6] ГАИО, ф.600, оп.1, д.110, л.146 об; ф.245, оп.1, д.1363, лл.4,5,31,47.

[7] Хроника революционной борьбы // Искра. 1903. № 47. 1 сент.

[8] Там же.

[9] Макаров Г.И. Указ. соч. С.129.

[10] Там же. С.128.

[11] Э-в (Эверестов) И. Революционное движение учащейся молодежи в период 1905-1909 гг. (Из воспоминаний)/ И. (Эверестов) Э-в // По заветам Ильича. Якутск, 1925. № 10-11. С.69.

[12] Петров П.У. Революционная деятельность В.П.Чепалова в Якутии (1905-1909 гг.) / П.У.Петров // Революционное движение в Сибири и на Дальнем Востоке. Томск, 1965. Вып.3. С.27.

[13] В-р (Бик В.) Первый социал-демократический кружок в Якутии «Маяк»/ (В.Бик) В-р // По заветам Ильича. Якутск, 1925. №7. С.53.

[14] Астраханцев Ф. Из воспоминаний об ученических кружках Якутии / Ф. Астраханцев // Автономная Якутия. 1923. 19 августа.

[15] Петров П.У. Указ. соч. С.31.

[16] В-р (Бик В.) Указ. соч. С.54, Петров П.У. О революционной деятельности большевиков в Якутской ссылке/ П.У.Петров. М., 1964. С.41.

[17] В-р (Бик В.) Указ. соч. С.54; Петров П.У. Революционная деятельность В.П.Чепалова в Якутии… С.30.

[18] Э-в (Эверестов) И. Указ. соч. С.74.

[19] Котиков С.Ф.  Из воспоминаний о якутской политической ссылке 1906-1912 годов / С.Ф.Котиков // Сб.науч.ст.// Якут. Респ. Краевед. музей им. Ем.Ярославского. Якутск, 1960. Вып. 3. С. 13.

[20] В-р (Бик В.) Указ. соч. С.55, 56.

[21] Э-в (Эверестов) И. Указ. соч. С.71-72.

[22] Там же. С.71.

[23] Там же. С.71.

[24] ГАИО, ф.245, оп.3, д.1184, л.9.

[25] Котиков С.Ф. Из воспоминаний / С.Ф.Котиков// Ссыльные большевики о Якутии. Якутск, 1982. С.115-116.

[26] Котиков С.Ф.  Из воспоминаний о якутской политической ссылке 1906-1912 годов…С.16, 17.

[27] Котиков С.Ф. Указ соч. С.18; В-р. Указ. соч. С.52; Петров П.У. Из истории революционной деятельности ссыльных большевиков в Якутске. Якутск, 1952. С.74. Впервые выдвинута: В-р (Бик В.) Первый социал-демократический кружок в Якутии «Маяк»/ В-р (В.Бик)// По заветам Ильича. Якутск, 1925. № 6. С.52

[28] Котиков С.Ф. Указ. соч. С.18.

[29]Щербаков Н.Н. Ссыльные большевики и социал-демократическое движение в Сибири (1906-1910 гг.)/ Н.Н.Щербаков //Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февр.1917 г.). Иркутск, 1974.  Вып.2. С.140-141

[30] Котиков С.Ф. Указ. соч. С.18,23.

[31] Петров П.У. Указ. соч. С.32.

[32] Там же. С.32.

[33] Документы о революционных событиях 1905-1907 гг. в Якутии. Якутск, 1957. С.143-144.

[34] Петров П.У. Указ. соч. С.33.

[35] Ройзман  Г.И. Нелегальная печать в Якутской области до Февральской революции/ Г.И.Ройзман // 100 лет Якутской ссылке. М., 1934. С.331.

[36] Ройзман  Г.И. Нелегальная печать в Якутской области до Февральской революции/ Г.И.Ройзман // 100 лет Якутской ссылке. М., 1934. С.331.

[37] Котиков С.Ф. Указ. соч. С.22.

[38]  Документы о революционных событиях 1905-1907 гг. в Якутии… С.140.

[39] ГАИО, ф.245, оп.3, д.1184, л.10.

[40] Там же, л.10.

[41] Там же, л.9.

[42] Там же, л.9 об.

[43] Казарян П.Л. Якутия в системе политической ссылки России 1826-1917 гг./ П.Л.Казарян. Якутск, 1998. С.195-196.

[44] Документы о революционных событиях 1905-1907 гг. в Якутии… С.140.

[45] Константинов М. Революция 1905 г. в Якутии/ М.Константинов //100 лет Якутской ссылке. С.244.

[46] Э-в И. (Эверестов И.) Указ. соч. С.71.

[47] Петров П.У. Указ. соч.С.244.

[48] Письма В.Чепалова в разных изданиях датируются по-разному: «1908, не позднее июля» (Документы о революционных событиях 1905-1907 гг. в Якутии…С.154) и «осень 1907 г.» (Петров П.У. Указ. соч. С.36). Автор данной статьи придерживается последней точки зрения.

[49] Документы о революционных событиях 1905-1907 гг. в Якутии… С.153.

[50] Там же. С.154.

[51] Там же. С.154.

[52] Там же. С.154.

[53]  Там же. С.154.

[54] Подробнее об этом: Петров П.У. Указ. соч. С.36-42.

[55] Там же. С.36.

[56] Документы о революционных событиях 1905-1907 гг. в Якутии…С.154.

[57] ГАИО, ф.245, оп.3, л.1184, л.8 об.

[58] Там же, л.1 об.

[59] Там же, л.12.

[60] Там же, л.2.

[61] Петров П.У. Указ. соч. С.44.

[62] Э-в И. Указ. соч. С.72.

[63] ГАИО, ф.245, оп.1, д.1468, л.113.

[64] Там же, л.113 об.

[65] Там же, л.113 об.

[66] Там же, л.113 об.

[67] Э-в И. (Эверестов И.) Указ. соч. С.73.

[68] ГАИО, ф.245, оп.2, д.1468, л.113 об.

[69] Э-в И. (Эверестов И.) Указ. соч. С.73.

[70] Там же, С.73.

[71] ГАИО, ф.245, оп.2, д.1468, л.114.

[72] Там же, л.114.

[73] Э-в И. (Эверестов И.) Указ. соч. С.73-74.

[74] Там же, С.74.

[75] Ройзман Г.И. Указ. соч. С.334.

[76] В-р (Бик В.) Указ. соч. С.34.

[77]Ойунский. Якутская молодежь до и после Октября / Ойунский// Автономная Якутия. Якутск, 1930. 18 апреля.

[78] Там же.

[79] Петров П.У. Указ. соч. С.99.

[80] Розеноер С. Растопленный пояс/ С.Розеноер. М., 1935. С.33.

[81] Хазиахметов Э.Ш. Якутская организация РСДРП в 1910 – 1914 годах: численность, состав, партийные связи/ Э.Ш.Хазиахметов// Организаторская и идеологическая деятельность большевиков в период борьбы против царизма и капитализма: Межвуз. темат. сб. науч. тр. Омск, 1987. с.81-82.

[82] Там же. С.79.

[83] Макаров Г.Г.Емельян Михайлович Ярославский / Г.Г.Макаров // Бойцы ленинской гвардии в Якутии: Сб. биографических очерков. Якутск, 1970. С.112.

[84]Ярославский Е.М. Накануне Февральской революции в Якутске/ Е.М.Ярославский // Ссыльные большевики о Якутии. Якутск, 1982. С.7.

[85] Щербаков Н.Н. Из истории суда и высылки в Сибирь руководителей вооруженных восстаний и членов военно-боевых организаций РСДРП/ Н.Н.Щербаков // //Ссыльные революционеры в Сибири (XIX в. – февр.1917 г.). Иркутск, 1974.  Вып.2. С.251.

[86] Ярославский Е.М. Указ. соч. С.8.

[87] Там же, С.8.

[88] В-р (Бик.В) Указ. соч. С.34-35.

[89] Ойунский. Указ. соч.

[90] В-р (Бик.В)  Указ. соч.С.34-35.

[91] В.Бик датирует создание кружка серединой 1916 г. (В-р (Бик.В)   Указ. соч. С.35). Остальные авторы временем создания кружка Е.М.Ярославского считают конец 1916 г. (Ойунский. Указ. соч.; Жиркова Д.С. 50 лет в партии Ленина/ Д.С.Жиркова. Якутск, 1976. С.52; Макаров Г.Г. Указ. соч. С.113). К.Н.Атласова называет даже день создания кружка  - 4 декабря 1916 г.  (Атласова К.П. Политическая ссылка и молодежь Якутска / К.П.Атласова.// За власть Советов в Якутии. Якутск, 1967. Вып.2. С.27).

[92] В-р (Бик.В)  Указ. соч. С.35; Ойунский. Указ. соч.

[93] В-р (Бик.В)   Указ. соч. С.35.

[94]Там же. С.36; Макаров Г.Г.Указ. соч. С.113.

[95]Макаров Г.Г.Указ.соч. С.114. К.Н.Атласова утверждает, что кружок «Рассвет» был создан «в первые дни Февральской революции» (Атласова К.Н. Указ. соч. С.30)

[96] В-р (Бик.В)   Указ.соч. С.36-37.

[97] Ойунский. Указ.соч.

[98] Петров П.Новые документы о ссыльных большевиках/ П.Петров // По ленинскому пути. Якутск, 1962. №9. С.43.

[99] В-р (Бик.В)  Указ соч. С.36-37

[100]Слепцов–Ойунский П.А., (июнь 1922 – январь 1923);

Аржаков С.М., (июнь 1924 – декабрь 1924, август 1937 – июль 1938);

Барахов И.Н., (январь 1923 – июнь 1924);

Аммосов М.К., (июнь 1925 – август 1928);

Бубякин Н.В., (август 1928 – февраль 1929).

[101] Ойунский. Указ. соч.

[102] Жиркова Д.С. Указ. соч. С.59.

 

Опубликовано: Сибирская ссылка: Сборник научных статей. – Иркутск, 2007. – Вып. 16. – С. 239–263 .

 


Возврат к списку

  Rambler's Top100