История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

16-03-2009

Побеги политических ссыльных.

Автор: Кудряшов Василий Васильевич

В арсенале наказаний царских властей ссылка на поселение играла чрезвычайно важную роль. Отправляя в Сибирь государственных преступников, правительство стремилось создать в местах водворения такие условия, которые должны были сломить волю поднадзорных и заставить их отказаться от дальнейшего участия в революционной борьбе. Организация надзора за политическими ссыльными на местах была возложена на губернские и областные управления, уездных исправников и становых приставов. Наблюдение за революционной деятельностью ссыльных осуществляли жандармские управления, охранные отделения и розыскные пункты.

По мере увеличения численности ссыльных изменялась система полицейского надзора за ними, появлялись новые инструкции, совершенствовались старые. К 1917 году все стороны жизни политических ссыльных были полностью охвачены наблюдением. Но надзиратели не справлялись с возложенными на них обязанностями. По циркуляру Департамента полиции один надзиратель должен был вести наблюдение за 5 политическими ссыльными, но в результате массового притока государственных преступников в Сибирь нагрузка на одного надзирателя  резко возросла. Так в Енисейской губернии на октябрь 1916 года на 103 особых полицейских надзирателя приходилось 1442 политических ссыльных. К тому же, как сообщал енисейский губернатор в рапорте на имя иркутского генерал-губернатора, «отставные нижние чины, освобожденные от военной службы за ранениями или вообще по расстройству здоровья, мало пригодны к несению надзирательной службы, сопряженной с частыми разъездами при суровых климатических условиях».

Материальная необеспеченность, совершенное бесправие, огромное психологическое давление, оказываемое на ссыльных действием многочисленных циркуляров, вынуждали их противопоставить репрессивным действиям властей свои акции протеста, которые иногда доходили до открытых выступлений и демонстраций, а карательному аппарату самодержавия – сплоченную организацию. В арсенале средств  и форм борьбы политических ссыльных за улучшение своего юридического и материального положения были коллективные протесты и заявления, апелляции к общественному мнению, побеги, разнообразные объединения.

Стремление вырваться на свободу, вернуться к активной борьбе наблюдалось на протяжении всего межреволюционного периода. Наибольшее число побегов произошло в 1910-1911 гг. Это связано, во-первых, с оживлением рабочего и революционного движения в стране, и, во-вторых, установлением прочных связей с центром, необходимых для успешного осуществления побега. В эти годы покинули места приписки и надзора меньшевики Г.В.Элкин, И.С.Окулич, Г.Л.Полинковская, Н.И.Беркович, И.Д.Зорин, Л.З.Альперт, И.И.Ахматов (Енисейская губерния), А.М.Галкин, В.Л.Неймарк, А.И.Баршай, В.Н.Наседкин, Алексеева-Рибман и другие (Иркутская губерния).

Побеги были сопряжены со значительным риском. От революционера требовались недюжинные силы и здоровье для преодоления сложных и длительных маршрутов в суровых климатических условиях. Из ссылки бежали не только здоровые, но и активные, опытные, готовые к продолжению борьбы с самодержавием люди.

Из Иркутской и Енисейской губерний совершили побеги 24 и 26 меньшевиков соответственно. Здесь были сосредоточены основные контингенты ссыльнопоселенцев, здесь сложились сильные колониальные объединения и установились прочные связи с центром. Это позволяло готовить и успешно осуществлять побеги. Корпоративная поддержка играла решающую роль в успехе. Так, побегу В.М.Зеленского из с. Ялань Енисейского уезда содействовала  отбывавшая ссылку за принадлежность к партии социалистов-революционеров А.В.Штейн. Г.И.Чудновскому в 1913 году помогла бежать из с.Ворогова эсерка О.И.Пьяных. С.Л.Вайнштейн был арестован в с.Манзурка по подозрению в устройстве побега из Киренского уезда знаменитой эсерки Е.К.Брешко-Брешковской в ноябре 1913 года.

Партийные центры  и зарубежные комитеты помощи политическим ссыльным оказывали адресную материальную поддержку тем лицам, которых партия стремилась быстрее вернуть к активной работе. Ряд данных указывают на то, что ЦК РСДРП планировал организовать побег Н.А.Рожкова, находившегося на вечном поселении в Иркутской губернии. Летом 1910 года во время поездки по Сибири с ним встречалась агент ЦК К.Н.Громова-Самойлова. О планах социал-демократов стало известно охранке, и побег был предупрежден. Лидеры меньшевиков за границей в 1912-1913 гг. предпринимали меры, чтобы вызволить из восточносибирской ссылки С.Л.Вайнштейна, Б.И.Горева, Л.И.Гольдмана, Парнева.

Вместе с необходимыми финансовыми средствами в адрес готовившихся к побегам ссыльных доставляли документы. В Сибири существовали собственные центры подготовки документов. В Канском подпольном центре были сосредоточены паспортные книжки, оттиски печатей различных казенных учреждений, другие бланки документов. В Иркутске в 1909-1910 гг. действовало паспортное бюро, в задачу которого входило снабжение политических беглецов документами. Бюро находилось целиком в руках меньшевиков.

В задачи центров входило обеспечение связями, явками  на маршруте побега. Часть квартиры самих ссыльных или отбывших наказание становились такими местами. Помощь товарищам, бежавшим из мест причисления, оказывали Е.Я.Ревзон в Тутуре, Л.К.Трофимов и Н.Н.Попов в Черемхове, Н.П.Патлых в Красноярске. Беглецы пользовались содействием и помощью местных крестьян и интеллигенции, торговцев и служащих. Полицейские данные указывают, что побегам ссыльных способствовали заведующий казенными пристанями г. Енисейска И.Н.Дорофеев и его заместитель В.Исаев, торговец И.Н.Гайдалов. Начальник Енисейского губернского жандармского управления в сентябре 1907 года сообщал в Департамент полиции, что «команды казенных пароходов, крейсирующих по Енисею, весьма сочувственно относятся к беглым политическим ссыльным, перевозят не имеющих средств бесплатно и снабжают в пути пищей». Якутский губернатор в донесении начальнику  Иркутского ГЖУ указывал, что политические ссыльные бежали «почти всегда при содействии пароходных обществ, особенно пароходства  А.И.Громовой».

Выбор маршрута побега зависел от поставленной цели, материальных возможностей и меры ответственности в случае поимки. Ссыльнопоселенцы за побег в пределах Сибири получали до года тюрьмы, а при обнаружении в европейской части России их ожидали 3-4 года каторги. Реки Енисей, Лена с их притоками были основными путями побегов из Енисейской, Иркутской губерний и Якутской области. Из Туруханского края и района Енисейска беглецы следовали  до Красноярска, из Бельской волости – на Ачинск, из Минусинского уезда – либо по Енисею вниз до Красноярска, либо трактом до Ачинска. Из Приангарского края уходили таежными  тропами через Червянку до станции Тайшет, из Богучан через Шелаево в Канск. Из северных уездов Иркутской губернии отправлялись вверх по Лене до Иркутска, а из Нижнеудинского и Балаганского уездов – до ближайших станций Сибирской магистрали. Часть ссыльных Якутской области выбирали путь по Лене до Иркутска,  а другая часть пыталась уйти через Охотск за границу.

Установлено, что 20 меньшевиков, бежавших из ссылки, вынуждены были эмигрировать, чтобы не оказаться на каторге. За границей оказались М.В.Аммосов,  С.И.Брумштейн, В.З.Немчинов, Я.О.Фридман, Р.А.Ганжа (из Енисейской губернии), Г.Е.Белоусов, Б.Ф.Гарденин, С.Ф.Финкельштейн-Лапина (из Иркутской губернии) и другие. Н.В.Руднев совершил побег из енисейской ссылки в 1910 году и обосновался в Петербурге. Но из-за угрозы ареста вынужден был эмигрировать в Швейцарию.

Многие бежавшие из ссылки меньшевики включились  в активную революционную деятельность. Так, скрывшиеся в апреле 1911 года из Баргузинского уезда И.Я.Кунин, Х.Г.Пестун, М.М.Магдюк, в Красноярске предприняли попытку воссоздать организацию РСДРП. Г.Г.Кощенко, ссыльнопоселенец Киренского уезда, нелегально обосновался в Чите и в 1914 году некоторое время под именем Н.В.Бешляги редактировал газету «Восточная Сибирь».

В ночь с 30 на 31 января 1910 года группа из 6 человек,  в составе которой был Д. Буцанов, совершила побег из Баргузина Забайкальской области. На лошадях они переправились по льду Байкала в с. Онгурены Верхоленского уезда Иркутской губернии. Затем Д.Буцанов сумел добраться до европейской России. В 1910-1913 гг. нелегально работал в организациях РСДРП Баку и Харькова. Вновь был арестован в 1913 году и после отбытия тюремного заключения возвращен в Забайкалье.

В 1916 году из Тулуна в Одессу для продолжения борьбы с самодержавием бежал Н.П.Кубиков.

Но не всегда побеги заканчивались успешно. Несмотря на промахи и просчеты, полицейский сыск в России был поставлен хорошо. В 1911 году в районе Кисловодска была арестована бежавшая из Черемхова Балаганского уезда Иркутской губернии ссыльнопоселенка А.С.Матиясевич. За побег она получила три года каторги, после отбытия которой вышла на поселение в Забайкальскую область. Н.С.Глауберзон в январе 1911 года бежал из Нижнеилимской волости Киренского уезда, но был арестован при переходе границы в районе Хотина. За побег в соответствии с Уставом о ссыльных был осужден на 3 года каторги, после которой был водворен на поселение в Якутскую область. Но тягу к свободе не остановили  царские тюрьмы, и летом 1914 года Глауберзон совершил новый побег через Аян-Охотск и далее - в Японию и США.

В.М.Коробков  в 1909 году совершил побег из Туруханского края, за что получил два года каторги, а затем был водворен в Иркутскую губернию Балаганский уезд.

Трагедией закончилась попытка побега для В.В.Калашникова. Он был осужден в ссылку за организацию побега арестованных товарищей из тюрьмы. Наказание отбывал в с. Мухтуй Киренского уезда. Зимой 1912 года Калашников с группой других ссыльных попытался скрыться с места причисления. Но беглецы были замечены, в ходе преследования полиция открыла огонь. Калашников был ранен в голову, схвачен и возвращен в Мухтуй. Сильнейшие головные боли, ставшие следствием ранения, привели политссыльного В.В.Калашникова к самоубийству осенью 1913 года.

Приведенные примеры позволяют сделать вывод о том, что карательная система царизма, в частности политическая ссылка в Сибирь, к 1917 году переживала кризис. Во-первых, огромный разброс поднадзорных по территории не позволял осуществлять должный полицейский надзор за ссыльнопоселенцами, что вело к многочисленным побегам. Во-вторых, условия выживания заставляли политических ссыльных объединяться в различные коммуны, артели, кассы взаимопомощи, что противоречило целям правительства, стремившегося разъединить участников революционного движения, сломить их сопротивление. Формой активной борьбы политссыльных против полицейского режима были побеги. Главной их причиной являлось стремление большинства осужденных вернуться к активной революционной деятельности. К побегам побуждало и тяжелое материальное и правовое положение. Но для побега одного желания было недостаточно. Необходимы были денежные средства, надежные документы, явки на маршруте побега, а порой и проводники из числа местных жителей.

 

Кудряшов В.В.

к.и.н., доцент Братского государственного университета.

 


Возврат к списку

  Rambler's Top100