История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI веков
  • Политзаключенные в камере Александровского централа
  • Каторга - Сибирь
  • «Сибирская ссылка»

21-11-2009

Восточносибирская каторга: историко-экономический аспект (1907-1917 гг.)

Автор: Степанова Наталья Григорьевна

ВОСТОЧНОСИБИРСКАЯ КАТОРГА: ИСТОРИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ (1907-1917 гг.)

Степанова (Шенмайер) Н.Г.
Иркутская государственная сельскохозяйственная академия
г. Иркутск, Россия

 

В Восточной Сибири каторжные тюрьмы были сосредоточены в Забайкальской области Нерчинского горнозаводского округа и в селе Александровском Иркутской губернии, известные российской и зарубежной общественности под названием Нерчинской каторги и Александровского централа.

Нерчинская каторга, перестроенная заново в 1885-1890 г.г., состояла из семи постоянных тюрем: 1-го разряда - Акатуйской, Алгачинской, Горно-Зерентуйской и Кадаинской, 2-го разряда - Александровской, Кутомарской и Мальцевской, а также из нескольких временных арестантских бараков, разбросанных на территории округа вблизи золотых приисков. К 1907 г. Нерчинская каторга располагала 1284 штатными местами, рассчитанными на содержание заключенных тюремного разряда, и еще 120 - в лазаретах, обустроенных при Алгачинской, Акатуйской, Горно-Зерентуйской и Александровской тюрьмах. Арестанты внетюремного разряда жили частью в казенных помещениях, а некоторые в своих собственных землянках, сооруженных из глины, хвороста и камня. В Горном Зерентуе для детей ссыльнокаторжных функционировал детский приют.

За редким исключением, тюремные здания  были выстроены небрежно и неумело, из дерева плохого качества. Как писал в своих отчетах начальник главного тюремного управления С.С. Хрулев, инспектировавший эти тюрьмы в 1909 г. «... жилые здания холодны... штукатурки на них нет. В арестантских камерах почти всюду полы сгнили и печи, вследствие употребления на кладку их плохого кирпича, разваливаются. Кухни, хлебопекарни, бани и прачечные, при быстром увеличении тюремного населения, крайне усиленно работают, а потому почти все пришли в ветхость. Карцеров и комнат для свиданий в большинстве тюрем нет...». В каменном централе Горного Зерентуя, по воспоминаниям каторжан, в камерах и карцерах было холодно и очень сыро, особенно в период отопительного сезона, когда тюремные стены покрывались влагой.

Александровский централ вместе со всеми своими административно-хозяйственными постройками располагался на территории 15,5 га, и в 1907 г. был рассчитан на 975 арестантских мест, в которые не входили 200 мест, закрепленных за тюрьмой. Его двухэтажное здание было крепким, помещения обширны и светлы. В тоже время,  техническое оснащение тюрьмы не отвечало требованиям, предъявляемым в России к пенитенциарным заведениям. Здесь  при  1382  ссыльнокаторжных  (по данным на 1907 г.) существовало всего около 20 одиночных камер, что не позволяло содержать каторжан в соответствии с разделением их на разряды. Не имелось при централе и специального корпуса, предназначенного для мастерских, поэтому тюремные мастеровые работали в 8-ми общих камерах. Требовала усовершенствования давно устаревшая система сигнализации.

Безусловно,  каторжные тюрьмы Нерчинского горного округа в сравнении с Александровским централом находились в более сложном, если не сказать критическом состоянии. Их можно было привести в соответствие с требованиями закона, но при условии последовательного  финансирования ремонтно-строительных работ, умелой организации на местах необходимых мероприятий и осуществления при этом строгого контроля на всех уровнях, что напрямую зависело от политики правительства в отношении сибирской каторги.

В начале XX века восточносибирская каторга не выполняла уже функции наиболее тяжкой карательной меры. В 1905-1907 годы революции и после ее поражения в России высшим наказанием являлась смертная казнь, а каторга по суровости приговора отодвигалась на второе место. Восточносибирская каторга, особенно Забайкальская, была дорогим и убыточным предприятием для государства. С 1906 г. – года закрытия на Нерчинской каторге серебросвинцового производства, по причине его убыточности для государства, - рудниковых каторжных работ в крае больше не существовало. На Казаковских приисках, Шаманке, Нижне-Борзинских и Новотроицких промыслах привлекались к добыче золота около 300 - 450 арестантов, но подавляющее большинство, от 2-х и более тысяч человек, использовались на внутренних работах в тюрьмах, либо вообще ничего не делали. Доход, получаемый от эксплуатации рабочих рук каторжан, был весьма скромным. В 1908 г. их трудом заработано всего 3278 рублей, в то время как расходы по забайкальской каторге составляли более 400 тысяч рублей, а в 1909 г. аналогичные показатели соответствовали цифрам 7500 и 500 тысяч рублей. В Александровском централе, по результатам проверки тюрьмы в 1909 г., “...более 50% заключенных находились в праздности...”. Таки образом труд каторжан края нельзя назвать эффективным, а содержание тюрем из-за их отдаленности от железной дороги стоило государственной казне дороже, чем тюрем европейской части страны. Например, в среднем по России годовые расходы на одного арестанта определялись в 167 руб., в Александровском централе Иркутской губернии - 197 руб., на Нерчинской каторге - до 287 руб.

С открытием сибирских железных дорог и массовым переселением жителей европейской России за Урал каторга не только перестала выполнять задачу колонизации восточных окраин империи, но оказывала негативное влияние на размещение переселенцев - соседство с каторжанами внетюремного разряда, беглыми заключенными для местных жителей было нежелательным.

 Правительством страны еще в XIX веке ставился вопрос о необходимости реформирования института каторжных работ. В начале XX века на уровне Совета министров обсуждалась возможность упразднения каторги в Сибири. Проблема оставалась открытой до 1909 г., что не могло не сказаться на материальном и организационном положении тюрем края.

С 1903 по 1909 г.г. Нерчинская каторга из госбюджета страны на ремонтно-строительные нужды получила всего 131.826 руб. Необходимо отметить, что в 1909 г. только Зерентуйской тюрьме на восстановление требовалось более 100 тыс. руб. В целом по забайкальской каторге ремонт старых и строительство новых помещений предполагали затраты не ниже 200 тыс. руб.

Подъем в стране демократического движения, поражение революции 1905 -1907 г.г. дали огромный приток арестантского населения в каторжные тюрьмы России, которые оказались не готовыми разместить всех осужденных.  За  неимением  мест  в каторжных тюрьмах их могли содержать и содержали в пересыльных тюрьмах или исправительных домах общего устройства. Каторга постепенно превращалась в фикцию.

2-го мая 1909 г. министерство юстиции внесло в Совет министров вариант законопроекта по реформированию российской каторги. В нем предусматривалось упразднение сибирской каторги и установление нового типа отбывания наказания в крупных централах, сосредоточенных преимущественно на европейской территории страны. Предполагаемые мероприятия стоили от 15 до 21 млн. рублей. Главным образом дороговизна предложений предопределила их провал. Признав закрытие сибирской каторги несвоевременным и дорогим выходом из сложившегося положения, правительство отказалось финансировать проект.

Положение каторжных тюрем Восточной Сибири в 1907-1917 гг. находилось в прямой зависимости от политики, проводимой правительством страны по отношению к сибирской каторге. До 1909 г., когда в Совете министров рассматривался вариант возможного упразднения сибирской каторги, финансирование забайкальской каторги было приостановлено. После 1909 г. с принятием правительством решения о сохранении каторги в Сибири материально-техническая база восточносибирской каторги стала постепенно приводиться в соответствие с требованиями закона. Экономическое  состояние   каторги  в  1907-1917 гг.  во  многом определяло  организацию  каждой  отдельно  взятой тюрьмы, становление тюремного режима, взаимоотношения местной администрации с каторжанами.

 

Литература и источники:

1. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). - Ф. 533;    Государственный архив Иркутской области (ГАИО). - Ф. Ф. 25, 266; Государственный архив Читинской области (ГАЧО). - Ф. 28.

2. Право. - 1908. - № 30; 1909. - №№ 44, 50; 1910. -  №№ 6-7, 14; 1911.- № 6; 1912. - № 39.

3. Тюремный вестник. - 1909. - № 8-9; Приложение к № 8-9. - 1910

4. Отчеты по Главному Тюремному Управлению за 1910 год. Часть 1: Объяснения. - СПб., 1912;  за 1912 год. Часть II: Приложения. - СПб., 1914; за 1913 год. Часть II: Приложения. - Пгд., 1914;  за 1914 год. Часть II: Приложения. Пгд.,  1915. 

 


Возврат к списку

  Rambler's Top100